Arms
 
развернуть
 
355002, г. Ставрополь, ул. Лермонтова, д. 183
Тел.: (8652) 23-29-00, 23-29-32 (ф.)
kraevoy.stv@sudrf.ru krai@stavsud.ru
355002, г. Ставрополь, ул. Лермонтова, д. 183Тел.: (8652) 23-29-00, 23-29-32 (ф.)kraevoy.stv@sudrf.ru krai@stavsud.ru

 

Сайт Президента Рф
Сайт Конституционного Суда РФ
Сайт Верховного Суда РФ
Официальный интернет-портал правовой информации




Сведения о размере и порядке уплаты государственной пошлины
Сервис для подачи жалоб и заявлений в электронном виде


Часы работы суда:
понедельник-четверг: 8.30-17.15
пятница: 8.30-17.00
суббота, воскресенье: выходной
перерыв: 13.00-13.45
 

Главный корпус
355002, г. Ставрополь,
ул. Лермонтова, 183
Тел.: (8652) 23-29-00
Факс: (8652) 23-29-32
e-mail: krai@stavsud.ru

Помещения
Ставропольского краевого суда
в здании "Дворец правосудия"
355035, г.Ставрополь,
ул. Дзержинского, 235
Тел./факс: (8652) 35-36-41

Апелляционная коллегия
по гражданским делам
Ставропольского краевого суда
355004, г. Ставрополь,
ул. Осипенко, 10а
Тел./факс: (8652) 23-50-58

Здание
Ставропольского краевого суда
в г. Пятигорске
357500, Ставропольский край
г. Пятигорск,
ул. Лермонтова, 9
Тел./факс: (8793) 33-94-73


О СУДЕ
В Северо-Кавказском федеральном университете состоялась научно-практическая конференция на тему: «Проблемы теории и практики борьбы с экстремизмом и терроризмом в современных условиях».

В ФГАОУ ВЦО «Северо-Кавказский федеральный университет» состоялась научно-практическая конференция на тему: «Проблемы теории и практики борьбы с экстремизмом и терроризмом в современных условиях».

В её работе от судейского сообщества и Ставропольского краевого суда приняли участие: судьи краевого суда Н.В. Стус и В.А. Блинников.





Перед участниками конференции с докладом «Проблемы квалификации уголовных дел террористической и экстремистской направленности» выступила судья краевого суда, кандидат юридических наук Нина Владимировна Стус.


ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ


ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ И ЭКСТРЕМИСТСКОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ


На рубеже ХХ-ХХI веков терроризм, принадлежавший ранее к разряду сравнительных нечастых социально опасных проявлений, превратился в масштабную угрозу безопасности России и всего человечества в целом. Эффективность правового противодействия террористическим угрозам в немалой степени зависит от правильной юридической квалификации общественно опасного поведения, как непосредственных исполнителей актов террора, так и лиц, в самых разнообразных криминальных формах, содействующих им в этом, а равно от безошибочного выделения различных типов преступлений террористической направленности и четкого разграничения указанных посягательств со смежными преступлениями против личности, общественной безопасности, интересов государственной власти, мира. Современные подходы к решению данных задач обозначены в Постановлении Пленума ВС РФ № 1 от 09.01.2012 г. «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлении террористической направленности».

Важно подчеркнуть, что Верховный Суд впервые в истории России посвятил отдельные Постановления вопросам квалификации террористического акта и ряда других преступлений террористического характера.

Почему этот акт судебного толкования так важен для формирования единой практики? Анализ уголовных дел террористической направленности за период с 2001 по 2014 гг., рассмотренных в Ставропольском краевом суде, позволил проследить эволюцию законодательства и судебной практики рассмотрения дел данной категории.

Первоначально это были дела, в основном переданные в порядке изменения территориальной подсудности из Чеченской Республики. До 2008 года примерно 20% дел рассматривалось судом с участием коллегии присяжных заседателей. Ни одного оправдательного вердикта не было.

Квалификация действий подсудимых особых трудностей не вызывала, поскольку действия виновных носили открытый и явный характер, и, в основном, подсудимых осуждали за создание незаконных вооруженных формирований и участие в них, совершение террористических актов и хранение оружия и боеприпасов.

В дальнейшем террористические преступления стали носить более скрытый характер, поэтому собирание доказательств и квалификация содеянного приобрела другой характер.

Можно выделить несколько аспектов трудностей в квалификации указанных преступлений.

Верховный Суд поддержал сложившийся подход к правовой оценке общеуголовных и иных преступлений, совершенных участниками банд и других организованных групп, предусмотренных статьями Особенной части УК РФ. В соответствии с п. 13 и п. 28 Постановления Пленума совершение террористического акта или другого преступления террористической направленности надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных например ст. 205, 205.1, 205.2 или 206, и соответственно 208, 209, 210 УК РФ.

Впервые такой подход получил отражение в Постановлении Пленума ВС РФ от 17.01.1997 г. «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм». В соответствии с п. 13 названного источника ст. 209 УК РФ (руководство и участия в банде) не предусматривает ответственности за совершение членами банды в процессе нападения преступных действий, образующих самостоятельные составы преступлений. В этих случаях необходимо руководствоваться ст. 17 УК РФ, согласно которой при совокупности преступлений лицо несет ответственность за каждое из них по соответствующей статье или части статьи уголовного закона.

В дальнейшем указанный подход получил закрепление и развитие в п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 10.06.2010 г. № 12 « О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества».

До вышеприведенных разъяснений Верховного Суда РФ на практике эти вопросы вызывали затруднения. В результате судебная практика шла по пути минимализации квалификации.

Так, в марте 2009 года приговором Ставропольского краевого суда (трое профессиональных судей) Костоев и Цуроев были признаны виновными в том, что в 2007 году на территории Ингушетии была создана банда, устойчивость которой была обусловлена этнической однородностью, общностью религиозных убеждений. В соответствии с указанием руководителя банды Костоев, достоверно зная о ее деятельности, связанной с совершением массовых убийств, предложил Цуроеву за денежное вознаграждение принять участие в массовом убийстве граждан на территории Северо-Кавказского региона. При этом пояснил, что цель преступления - дестабилизация обстановки в Северо-Кавказском регионе. 9 декабря 2007 г. на автовокзале в г. Пятигорске Цуроев сел в рейсовый автобус, в котором ехало не менее 40 человек. Затем по пути следования покинул автобус, заложив в него взрывное устройство. На автовокзале в г. Невинномысске в автобусе произошел взрыв, в результате которого 3 человека погибли, более 20-ти человек получили ранения различной степени тяжести.

Подсудимые были осуждены по ч. 2 ст. 209, п. п. «а, е, ж, з» ч .2 ст. 105 УК РФ; по ч. 3 ст. 30 п.п. «а, е, ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ по ч. 2 ст. 167, ч. 3 ст. 222 УК РФ: Костоев - 24 года; Цуроев - 23 года.

В феврале 2013 года приговором Ставропольского краевого суда Абдурахманов, Амангазиев, Кайбалиев были признаны виновными в том, что в декабре 2009 года на территории Нефтекумского района была организована банда из числа приверженцев радикального направления в исламе, целью которой являлось создание на территории Северо-Кавказского региона самостоятельного исламского государства, основанного на принципах шариата.

Руководитель банды объявил, что созданная им группа является диверсионно-террористической, а себя провозгласил «амиром» так называемой «ногайской степи», территория охватывала Ставропольский и Краснодарский края, Ростовскую область. Используя методы строжайшей конспирации, банда совершила целый ряд преступлений, в том числе посягательство на жизнь командира взвода воинской части. Для осуществления этого члены банды убили водителя такси, оснастили машину самодельным взрывным устройством. Затем автомобиль установили в г. Пятигорске неподалеку от кафе и жилых домов. В результате взрыва пострадали 46 человек. В сентябре и октябре совершили убийство водителей для дальнейшего использования их автомобилей при совершении запланированных терактов, посягательств на жизнь работников спец. служб, которые осуществляли их задержания.

По данному делу подсудимые были признаны виновными по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 209, 205, 317, ст. 30, ст. 205, ч. 2 ст. 105, ст. 222 и др. Приговором суда было назначено наказание: Абдурахманову - 24 года л./св.; Амангазиеву - 25 лет л./св.; Кайбалиеву - 22 года л./св.

В части убийства двоих водителей, оснащения их автомобилей взрывными устройствами для дальнейшего совершения террористических актов в Ставрополе и Пятигорске как приготовление к террористическому акту.

Представляется также важным, что с юридико-технической стороны террористический акт задумывался законодателем как однообъектное преступление, где все общественно- опасные последствия кажутся за рамками его состава, а в случае наступления - требовалась дополнительная квалификация по ст.ст. 105, 111, 167 или другим статьям УК РФ.

Федеральным Законом от 30.12.2008 г. № 321 «О противодействии терроризму конструкция террористического акта была трансформирована в многообъектное преступление, где основным объектом остается общественная безопасность, а дополнительными объектами выступает жизнь, здоровье, собственность и другие право-охраняемые блага. Такая позиция законодателя значительно облегчила правоприменителю квалификацию террористических преступлений.

Следующим существенным обстоятельством, необходимым для правильной квалификации данного вида преступлений является определение момента окончания террористического акта. Основной состав террористического акта имеет юридическую конструкцию, которая задумана в целях предупреждения жертв террора. Поэтому момент его окончания перенесен на стадию совершения действий, создающих реальную угрозу для правоохраняемых объектов.

В отличии от п. «б» или «в» ч. 2 либо п. «б» ч. 3 ст. 205 УК РФ в данной конструкции нет необходимости в наступлении общественно опасных последствий. Основной состав терроризма сконструирован по типу «деликта опасности» (состава создания реальной опасности). А это означает, что в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства необходимо установить создание фактической реальной опасности в результате совершения действий, указанных в ч. 1 ст. 205 УК РФ.

В судебной практике нет единого мнения по вопросу о том, когда же опасность становится реальной, поэтому органы предварительного и суд действия подсудимых при наличии оценочного фактора квалифицируют, как правило, как приготовление к террористическому акту.

Так, к примеру, приговором суда от 24 мая 2012 года Двораковский признан виновным в том, что в 2008 году стал разделять взгляды радикальных исламистов о необходимости ведения борьбы с правоохранительными органами с целью восстановления нарушенных, по его мнению, прав мусульман на проживание по законам шариата. Затем у него возник умысел на совершение террористического акта путем совершения взрыва, устрашающего население и создающего опасность гибели людей, что показать беспомощность власти. С целью реализации умысла он самостоятельно изготовил взрывные устройства, воспользовавшись инструкциями из Интернета. Одно из устройств самопроизвольно взорвалось у него дома. Но Двораковский, не отказавшись от своего преступного умысла изготовил еще несколько взрывных устройств. При задержании работниками милиции имел при себе три взрывных устройства, одно из которых привел в действие и бросил в работника полиции, ранив его. Затем два других взял в руки, но они взорвались у него в руке. Будучи допрошен в суде и на следствии Двораковский пояснил, что его целью являлась борьба с людьми, которые живут не по законам ислама, мечтал установить на земле законы шариата. Самодельные взрывные устройства изготовил для обороны и самоподрыва. Действия Двораковского были квалифицированы, как приготовление к террористическому акту, посягательство на жизнь работника полиции и изготовление, и хранение взрывных устройств (по совокупности - 23 года).

По делу Отепова при обстоятельствах, когда взрыв автомашины в которую было заложено самодельное взрывное устройство, не произошел по причине конструктивных неточностей в механизме, действия подсудимых были квалифицированы как покушение на террористический акт.

Что касается квалификация преступлений экстремистской направленности, то понятие преступлений экстремистской направленности содержится:

1) в примечании 2 ст. 282.1 УК РФ здесь они определяются, как преступления, совершенные по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, предусмотренной статьями Особенной части УК РФ.

2) п. «е» ч. 1 ст. 63 УК РФ – эти мотивы учитываются в качестве отягчающего наказания обстоятельства. Таким образом, в круг преступлений экстремистской направленности входят те уголовно-наказуемые деяния, которые содержат названный мотив в качестве конститутивного либо квалифицирующего признака (прест. 1-го вида), а также те, которые совершаются по мотивам ненависти и вражды, пусть на этот мотив в законе прямо и не указывается (прест. 2-го вида).

В п. 2 Постановления Пленума от 28.06.2011 г. № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» приведен в качестве примеров экстремистской направленности, в которых мотив ненависти или вражды в качестве квалифицирующего конститутивного не указан (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности - ст. 280 УК РФ; создание экстремистского сообщества и участие в нем - ст. 282.1 УК РФ и др.

Вышеприведенную конструкцию применения понятия экстремистского преступления необходимо учитывать при рассмотрении конкретных уголовных дел.

Так, приговором Промышленного районного суда г. Ставрополя в октябре 2013 года Прошин, Филь и Польникова были признаны виновными в том, что 9 мая прибыли к памятнику «Танк Т-134», установленному в 1978 году и посвященному борьбе с фашизмом и предназначенном для чествования и поминовения погибших в ВОВ 1941-1945 г.г. и позировали у памятника с надувной резиновой куклой женского пола с пластиковой бутылкой, вставленной ей в область имитации половых органов. При этом один из участников группы фотографировал их на телефон. В это время ветераны войны и граждане города возлагали цветы к памятнику. Затем фотографии были выставлены на сайте «Одноклассники». Данное уголовное дело вызвало споры в части юридической квалификации действий осужденных. По результатам судебного разбирательства действия осужденных были квалифицированны:

двоих (Прошин и Филь) – по ч. 2 ст. 213 УК РФ (группой лиц, по мотивам ненависти в отношении участников и ветеранов войны и иных лиц, почитающих и празднующих «День Победы»);

всех троих по п. п. «а, б» ч. 2 ст. 244 УК РФ (надругательство).

При квалификации действий по ст. 244 УК РФ (Надругательство над телами умерших и захоронениями) также возникла проблема в связи со своеобразной конструкцией данной статьи.

Так, в диспозиции ст. 244 УК РФ объективная сторона преступления сформулирована следующим образом: Надругательство над телами умерших либо уничтожение, повреждение или осквернение мест захоронения, надмогильными сооружениями или кладбищенских зданий, предназначенных для церемоний в связи с погребением умерших или их поминовением».

ч. 2 ст. 244 УК РФ указывает на то, что те же действия, совершенные по п. «б» - по мотивам политической идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, а равно в отношении скульптурного, архитектурного сооружения, посвященного борьбе с фашизмом.

Возник вопрос: «те же действия» - речь идет о местах захоронения, а в п. «б» ч. 2 ст. 244 УК РФ – в отношении скульптурного сооружения. Представляется, что данный состав необходимо сформулировать как самостоятельную часть ст. 244 УК РФ.

Наиболее сложным вопросов при рассмотрении для экстремистской направленности все-таки остается установление мотивов совершения преступления и выявление доминирующего мотива. Так, анализ уголовных дел о преступлениях предусмотренных ч. 1 ст. 282 УК РФ свидетельствует о том, что подсудимые обычно не отрицают факта оскорбительных высказываний в адрес какой-либо группы людей, но отрицают, что хотели возбудить ненависть, или вражду, поясняя, что просто ссорились с соседями, либо имели неприязненные отношения.

Трудности возникают и при квалификации действий виновных по п. «б» ч. 1 ст. 213 УК РФ.

Пленум ВС РФ (№ 45 от 15 ноября 2007 г. «О судебной практике по делам о хулиганстве») разъяснил, что хулиганским побуждениям свойственно отсутствие либо незначительность повода, используемого для виновного в совершении преступления. Осуществление же противоправных действий по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, или в отношении какой-либо социальной группы предполагает избирательность поведения виновного и использование им конкретного повода, который вряд ли можно признать незначительным.

Например, приговором Ленинского районного суда г. Ставрополя в 2010 года группа молодых людей была осуждена за то, что под воздействием националистических идей у них сформировались мировоззрение о собственном превосходстве, как представителей русской национальности и в связи с этим они совершили целый ряд нападений с применением оружия на лиц нерусской национальности, выходивших из кафе в вечернее время. В результате их действий один из потерпевших от полученных телесных повреждений скончался.

Действия осужденных были квалифицированны по совокупности преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 2 ст. 282, ч. 2 ст. 213, ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Аналогичное дело было рассмотрено в 2013 г. Промышленным районным судом г. Ставрополя. Однако, правовая оценка была дана иная - только ч. 3 ст. 213 и ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Представляется, что при конкуренции мотивов необходимо руководствоваться разъяснениями Пленума ВС РФ о недопустимости учета при квалификации насильственного преступления, совершенного по мотивам ненависти либо вражды, еще и других мотивов, например хулиганских побуждений.

Крайне редко встречается квалификация действий обвиняемых по совокупности ст.ст. 205 и 282 УК РФ. Хотя очевидно, что терроризм - это крайняя форма экстремизма. Так, приговором суда Рустамов признан виновным в том, что, будучи студентом одного из колледжей в г. Ставрополе неоднократно в присутствии своего друга и двух девушек заявил о необходимости уничтожения всех лиц, не исповедующих ислам, о вооруженном противодействии правоохранительным органам. Весной 2010 года Рустамов с двумя сообщниками подложил взрывное устройство у Дворца культуры, зная о том, что там состоится концерт ансамбля «Вайнах». В результате взрыва погибло 8 человек, 57 получили ранения, в том числе 14 сотрудником полиции.

Действия обвиняемых были квалифицированы по совокупности этих двух статей - терроризм и экстремизм, что, на наш взгляд, является правильным. Приговор оставлен без изменения Верховным Судом РФ.

Еще один аспект - это рассмотрение дел по заявлениям родственников умерших. После принятия Постановление Конституционного Суда РФ № 16 –П от 14.07.2011 г. по делу о проверке конституционности положений п. 4 ч. 1 ст.24 и п. 1 ст. 254 УПК РФ в производстве Ставропольского краевого суда появились дела, рассматриваемые по заявлениям родственников лиц, дела в отношении которых прекращены в связи со смертью.

Так, при задержании автомобиля в апреле 2012 года в связи с оказанием сопротивления были убиты находившиеся в нем люди. Задержание автомашины проводилось в связи с имевшейся информацией о том, что группа везет оружие для осуществления теракта в г. Невинномысске в ночь празднования Пасхи. Действительно в автомобиле было обнаружено большое количество боеприпасов.

При рассмотрении дел данной категории суд неизбежно сталкивается с проблемами процессуального характера, поскольку расследование по делу проведено в отсутствии обвиняемого, а также с оценкой доказательств его заочно предъявленному обвинению. В настоящее время окончено рассмотрение одного такого дела. Вынесено постановление о прекращении уголовного дела в связи со смертью обвиняемого.

Что касается наказания, то с учетом повышенной степени общественной опасности терроризма и сопряженных с ним преступлений законодатель внес ряд изменений в порядок назначения наказания:

- дополнил ст. 64 УК РФ пунктом 3, запрещающим применять более мягкий вид наказания за эти преступления;

- дополнил ст. 73 УК РФ п. а1, указывающим на то, что к лицам, осужденным за террористические преступления условнее осуждение не применяется;

- дополнил ст. 56 УК РФ указанием о том, что, если в совокупность преступлений входит хотя бы одна из статей, предусматривающая ответственность за терроризм, то наказание по совокупности преступлений не может превышать 30 лет, а по совокупности приговоров - 35;

- ст. 78 УК РФ включено указание о том, что к лицам, совершившим террористические преступления, срок давности не применяется.

Все это свидетельствует об ужесточении уголовно-правовых мер в отношении лиц, совершивших преступления террористической направленности.

Однако изучение дел о преступлениях экстремистской направленности свидетельствует о том, что около 80% осужденных - это несовершеннолетние, которым за совершение убийства (ст. 111 ч. 4 УК РФ) назначается наказание 7-9 лет.

Сравнительный анализ практики назначения наказания за аналогичные преступления, совершенные по экстремистским мотивам в США и странах Европы (Германия, Франция, Испания) показывает, что лицам, достигшим совершеннолетия, назначается наказание в виде лишения свободы на срок до 20 лет, а в отдельных штатах Америки может быть назначена и смертная казнь.

Нередко руководители экстремистских формирований используют женщин для совершения террористических актов. А с учетом особенностей назначения наказания женщинам срок наказания им может быть назначен гораздо меньше, нежели мужчинам.

Так, Ставропольским краевым судом была осуждена Куребеда, которая, действуя по указанию члена вооруженного формирования Хоттаба, заложила самодельные взрывные устройства на остановке автобуса и на рынке. В результате взрыва погибли 3 человека и были ранены 30 человек. Осужденной было назначено наказание - 13 лет.

Принцип равенства всех перед законом можно определить не только как единую юридическую квалификацию поведения лиц при совершении ими деяний одного вида, но и как точную меру ответственности, учитывающую характер и степень общественной опасности содеянного.

Анализ соотношения принципов равенства и гуманизма позволяет говорить о том, что они должны находиться в соответствии с принципом справедливости.


Фото: из архива Н.В. Стус
опубликовано 28.10.2014 13:40 (МСК), изменено 03.04.2015 15:38 (МСК)

 

Сайт Президента Рф
Сайт Конституционного Суда РФ
Сайт Верховного Суда РФ
Официальный интернет-портал правовой информации




Сведения о размере и порядке уплаты государственной пошлины
Сервис для подачи жалоб и заявлений в электронном виде


Часы работы суда:
понедельник-четверг: 8.30-17.15
пятница: 8.30-17.00
суббота, воскресенье: выходной
перерыв: 13.00-13.45
 

Главный корпус
355002, г. Ставрополь,
ул. Лермонтова, 183
Тел.: (8652) 23-29-00
Факс: (8652) 23-29-32
e-mail: krai@stavsud.ru

Помещения
Ставропольского краевого суда
в здании "Дворец правосудия"
355035, г.Ставрополь,
ул. Дзержинского, 235
Тел./факс: (8652) 35-36-41

Апелляционная коллегия
по гражданским делам
Ставропольского краевого суда
355004, г. Ставрополь,
ул. Осипенко, 10а
Тел./факс: (8652) 23-50-58

Здание
Ставропольского краевого суда
в г. Пятигорске
357500, Ставропольский край
г. Пятигорск,
ул. Лермонтова, 9
Тел./факс: (8793) 33-94-73