Arms
 
развернуть
 
355002, г. Ставрополь, ул. Лермонтова, д. 183
Тел.: (8652) 23-29-00, 23-29-32 (ф.)
kraevoy.stv@sudrf.ru krai@stavsud.ru
355002, г. Ставрополь, ул. Лермонтова, д. 183Тел.: (8652) 23-29-00, 23-29-32 (ф.)kraevoy.stv@sudrf.ru krai@stavsud.ru

 

Сайт Президента Рф
Сайт Конституционного Суда РФ
Сайт Верховного Суда РФ
Официальный интернет-портал правовой информации




Сведения о размере и порядке уплаты государственной пошлины
Сервис для подачи жалоб и заявлений в электронном виде


Часы работы суда:
понедельник-четверг: 8.30-17.15
пятница: 8.30-17.00
суббота, воскресенье: выходной
перерыв: 13.00-13.45
 

Главный корпус
355002, г. Ставрополь,
ул. Лермонтова, 183
Тел.: (8652) 23-29-00
Факс: (8652) 23-29-32
e-mail: krai@stavsud.ru

Помещения
Ставропольского краевого суда
в здании "Дворец правосудия"
355035, г.Ставрополь,
ул. Дзержинского, 235
Тел./факс: (8652) 35-36-41

Апелляционная коллегия
по гражданским делам
Ставропольского краевого суда
355004, г. Ставрополь,
ул. Осипенко, 10а
Тел./факс: (8652) 23-50-58

Здание
Ставропольского краевого суда
в г. Пятигорске
357500, Ставропольский край
г. Пятигорск,
ул. Лермонтова, 9
Тел./факс: (8793) 33-94-73


ДОКУМЕНТЫ СУДА
Николаевы против России

НЕОФИЦИАЛЬНЫЙ ПЕРЕВОД

 

АУТЕНТИЧНЫЙ ТЕКСТ РАЗМЕЩЕН

НА САЙТЕ Европейского Суда по правам человека

www.echr.coe.int

 

в разделе HUDOC



 

ТРЕТЬЯ СЕКЦИЯ

 

 

 

 

 

ДЕЛО «НИКОЛАЕВЫ против РОССИИ»

 

(Жалоба № 49529/10)

 

 

 

 

 

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

 

г. СТРАСБУРГ

 

6 июня 2017 года

 

 

 

 

Настоящее постановление является окончательным, но может быть подвергнуто редакционной правке.

 


По делу «Николаевы против России»,

Европейский Суд по правам человека (Третья Секция), заседая Комитетом, в состав которого вошли:

          Бранко Лубарда, Председатель,
          Пере Пастор Виланова,
          Георгиос А. Сергидес, судьи,
и ФатошАраци, Заместитель Секретаря Секции,

проведя 16 мая 2017 года совещание по делу за закрытыми дверями,

вынес следующее постановление, утвержденное в тот же день:

ПРОЦЕДУРА

1.  Дело было инициировано по жалобе (№ 49529/10) против Российской Федерации, поступившей в Европейский Суд согласно статье 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — «Конвенция») от двух гражданок Российской Федерации Анастасии Юрьевны Николаевой и Татьяны Алексеевны Николаевой (далее — «заявительницы») 11 августа 2010 года.

2.  Интересы заявительниц в Суде представляли Л. Лазарева и М. Самородкина — адвокаты, практикующие в г. Москве. Интересы Властей Российской Федерации (далее — «Власти») представлял Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека МатюшкинГ.О., а впоследствии —руководитель Аппарата Уполномоченного Российской Федерации при Европейском Суде по правам человекаФедоров А.М.

3.  3 сентября 2015 года Властямбыла коммуницирована жалоба относительно перехода права собственности на квартиру первой заявительницы в г. Москве и неизбежного выселения заявительниц, в то время как остальная часть жалобы была объявлена неприемлемой в соответствии с пунктом 3 правила 54 Регламента Суда.

4.  Власти представили возражения относительно рассмотрения жалобы Комитетом. Изучив указанные возражения, Суд счел возможным отклонить их.

ФАКТЫ

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

5.  Первая и вторая заявительницы, родившиеся 18 сентября 1971 года и 24 декабря 1994 года, соответственно, проживают в г. Москве.

A.  Сделки с квартирой, совершенные до ее покупки заявительницей

6.  Двухкомнатная квартира, расположенная по адресу: г. Москва, Озерная улица, дом 29, квартира 26, находилась в собственности города. Г. и ее сын проживали в ней в качестве квартиросъемщиков по договору социального найма, заключенного с городом.

7.  16 ноября 2002 года Г. умерла. 17 сентября 2003 года муниципальные власти сняли ее с учета в качестве квартиросъемщика.

8.  3 октября 2003 года сын Г. умер. В неустановленную дату муниципальные власти сняли его с учета в качестве квартиросъемщика.

9.  В неустановленную дату А. предоставила поддельную копию решения суда в Департамент муниципального жилья и жилищной политики (далее — «Жилищный департамент») в качествеоснования права ее проживания в квартире и 9 февраля 2005 года Жилищный департамент заключил договор социального найма с А. и ее семьей.

10.  25 февраля 2005 года Жилищный департамент передал право собственности на квартиру А., ее мужу и ее дочери в порядке приватизации.

11.  15 декабря 2005 года А. и ее муж продали квартиру заявительнице. 29 декабря 2005 года орган, осуществляющий регистрацию прав на недвижимое имущество выдал свидетельство о праве собственности первой заявительницы на квартиру. Заявительницы переехали в указанную квартиру с целью проживания в ней.

Б.  Аннулирование права собственности первой заявительницы на квартиру и ее выселение

12.  В неустановленную дату Жилищный департамент получил информацию о том, что судебное решение, предоставленное А., могло быть поддельным, и 15 декабря 2005 года жилищное управление обратилось в прокуратуру за тем, чтобы провести соответствующую проверку.

13.  17 июня 2006 года Никулинский районный суд города Москвы признал недействительным договор социального найма от 9 февраля 2005 года и договор о приватизации от 25 февраля 2005 года.

14.  В неустановленный день Жилищный департамент обратился в суд с требованиями о передаче городу Москве спорной квартиры и о выселении заявительниц.

15.  9 октября 2009 года районный суд в полном объеме удовлетворил требования Жилищного департамента. По мнению суда, указанное дело подпадает под одно из двух исключений, регулирующих защиту права добросовестных приобретателей, из которого следовало, что предыдущий владелец квартиры был лишен собственности против своей воли. Суд постановил истребовать из владения первой заявительницы спорнойквартиры, передав ее в собственность города Москвы. Суд также постановил выселить заявительниц. Заявительницы подали кассационную жалобу.

16.  25 февраля 2010  года Московский городской суд в кассационном порядке оставил решение суда от 9 октября 2009 в без изменений.

17.  В неустановленную дату судебный исполнитель инициировал исполнительное производство.

18.  12 марта 2012 года районный суд предоставил заявительницам дополнительное время на то, чтобы исполнить решение суда от 9 октября 2009 года. От заявительниц требовалось освободить квартиру до 1 августа 2012 года. 14 мая 2012 года городской суд оставил данное постановление без изменений.

19.  Заявительницы продолжали проживать в квартире. 14 августа 2013 года Жилищный департамент заключил договор социального найма с ними в отношении данной квартиры на срок 5 лет.

ПРАВО

ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 1 ПРОТОКОЛА № 1
К КОНВЕНЦИИ

20.  Заявительницы ссылаются на то, что они были лишены права собственности на квартиру в нарушение требований статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции, которая, в части, имеющей отношение к настоящему делу, гласит:

«Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права Государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов».

21.  Власти оспорили данный довод. Они посчитали, что допущенное вмешательство в право собственности заявительниц осуществлялось «в соответствии с законом». По их мнению, спорная квартира выбыла из собственности города Москвы в результате противозаконных действий со стороны А., в связи с чем должна была быть возвращена первоначальному владельцу, несмотря на то, что первая заявительница является добросовестным приобретателем. Власти также отметили, что допущенное вмешательство преследовало законную цель. Город Москва осуществляет полномочия по предоставлению доступного жилья людям с низким уровнем доходов. Соответственно, город добился признания права собственности на спорные квартиры в интересах таких людей. Наконец, Власти отметили, что вмешательство в права заявителей нельзя назвать непропорциональным в связи с тем, что заявители по-прежнему продолжали проживать в спорных квартирах и что Жилищный департамент заключил договор социального найма с заявительницами в отношении квартиры.

22.  Основываясь на решениях суда по делу Гладышевой (см. постановление Европейского Суда от 6 декабря 2011 года по делу «Гладышева против России» (Gladysheva v.Russia), жалоба № 7097/10), заявительницы продолжали настаивать на своих жалобах.

A.  Приемлемость

23.  Суд отмечает, что он должен убедиться в наличии у него юрисдикции в отношении любого переданного на его рассмотрение дела на каждой стадии разбирательства (см. постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Блечич против Хорватии» (Blečić v. Croatia, жалоба № 59532/00, пункт 67, ECHR 2006‑III).Соответственно, несмотря на отсутствие в замечаниях Властей ссылки на неприемлемость жалобы в связи с отсутствием у Суда юрисдикции по критерию rationemateriae, Суд, тем не менее, обязан по собственной инициативе определить, обладал ли заявитель «собственностью» по смыслу статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции, а также является ли указанная статья применимой к обстоятельствам настоящего дела (для сравнения см. постановление Европейского Судаот 16 октября 2008 года по делу «Штокало и другие против Хорватии» (ŠtokaloandOthers v.Croatia), жалоба № 15233/05, пункт 44).

24.  В связи с этим Суд напоминает, что понятие «имущество», закрепленное в первом пункте статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции, имеет собственный смысл, который не ограничивается владением материальными благами и не зависит от формальной классификации данного полномочия в национальном законодательстве. Наряду с материальными благами, в качестве «имущественных прав» и, соответственно, «имущества» для целей настоящего положения могут рассматриваться и некоторые иные права и интересы. В каждом случае представляется необходимым рассмотреть вопрос о том, имеется ли у заявителя, с учетом всей совокупности обстоятельств конкретного дела, значительный интерес, находящийся под защитой статьи 1 Протокола № 1 (среди наиболее поздних постановлений см. постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «ЧентроЭуропа 7 С.р.л. и ДиСтефано протии Италии» (CentroEuropa 7 S.r.l. andDiStefano v. Italy), жалоба № 38433/09, пункт 171, ECHR 2012).

25.  Обращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Суд отмечает, что первая заявительница являлась законным собственником квартиры, впоследствии переданной в собственность государству. В связи с этим, Суд приходит к выводу о том, что она обладала имущественным правом на указанную квартиру, которое следует рассматривать в качестве «имущества» для целей статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции. Таким образом, положения данной статьи являются применимыми. Соответственно, Суд отмечает, что данная жалоба, поданная первой заявительницей, не является явно необоснованной по смыслу подпункта «a» пункта 3 статьи 35 Конвенции. Суд также отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо иным основаниям. Следовательно, она должна быть признана приемлемой.

26.  Вместе с тем, Суд не может прийти к аналогичному выводу в отношении второй заявительницы. Она не являлась собственником квартиры и проживала там исключительно в статусе члена семьи владельца.

27.  Суд не исключает того, что лицо, наделенное правом использования жилого помещения и не являющееся его собственником, может обладать определенным имущественным правом или интересом в отношении указанного помещения, признаваемым в национальном законодательстве, при этом такой интерес будет рассматриваться в качестве «имущества», находящейся под защитой статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции. Однако, по общему правилу, право проживания в конкретном помещении, не находящимся в собственности заявителя, не относится к «собственности» по смыслу указанного положения (см. решение Комиссии от 12 января 1994 года по делу «Дурини против Италии» (Durini v.Italy), жалоба № 19217/91, Сборник решений и докладов Европейской комиссии по правам человека 76B, с. 76-79; решение Европейского Суда от 9 декабря 2003 года по делу «Х.Ф. против Словакии» (H.F. v. Slovakia), жалоба № 54797/00; решение Европейского Суда от 19 января 2006 года по делу «Буневац против Словении» (Bunjevac v. Slovenia), жалоба № 48775/09; решение Европейского Суда от 1 апреля 2008 года по делу «Гачеша против Хорватии» (Gaćeša v. Croatia), жалоба № 43389/02; и решение Европейского Суда от 4 января 2012 года по делу «Бабенко против Украины» (Babenko v. Ukraine), жалоба № 68726/10).

28.  Суд также отмечает, что в своих замечаниях заявители не представили ссылки на какие-либо положения национального законодательства или фактические обстоятельства дела, на основании которых Суд мог бы прийти к выводу о том, что предоставленное второй заявительнице право проживания в квартире является «имуществом» по смыслу статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции (см., для сравнения, постановление Европейского Суда от 3 мая 2012года по делу «Маго и другие против Боснии и Герцеговины» (MagoandOthers v.BosniaandHerzegovina), жалобы №№ 12959/05, 19724/05, 47860/06, 8367/08, 9872/09 и 11706/09, пункт 78). Таким образом, Суд считает положения вышеуказанной статьи неприменимыми к обстоятельствам дела второй заявительницы. Из этого следует, что поданная жалоба несовместима rationemateriae с положениями Конвенции по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции и должна быть отклонена в соответствии с пунктом 4 статьи 35 Конвенции.

Б.  Существо жалобы

29.  Суд неоднократно рассматривал дела по жалобам на истребование Российской Федерацией или органами государственной власти (первоначальными собственниками) жилых помещений у добросовестных приобретателей после признания незаконными сделок с указанными объектами недвижимого имущества (см. упоминавшееся выше постановление по делу «Гладышева против России» (Gladysheva v.Russia), пункты 77–83; постановление Европейского Суда от 29 января 2015 года по делу «Столярова против России» (Stolyarova v. Russia), жалоба № 15711/13, пункты 47–51); постановление Европейского Суда от 13 сентября 2016 года по делу «Андрей Медведев против России» (AndreyMedvedev v.Russia), жалоба № 75737/13, пункты 42–47); постановление Европейского Суда от 13 сентября 2016 года по делу «Кириллова против России» (Kirillova v.Russia), жалоба № 50775/13, пункты 33–40); постановление Европейского Суда от 4 октября 2016 года по делу «Анна Попова против России» (AnnaPopova v.Russia), жалоба № 59391/12, пункты 33–39). Изучив конкретные условия и процедуры, на основании которых происходило отчуждение государственных активов в пользу частных лиц, Суд отметил, что они находятся в исключительной компетенции государства, и постановил, что недостатки указанных процедур, повлекшие за собой утрату государством собственного недвижимого имущества, не должны устраняться за счет добросовестных приобретателей. Суд также отметил, что возвращение собственности государству или муниципальным органам власти без выплаты какой-либо компенсации добросовестному приобретателю сводится к возложению напоследнего чрезмерного бремени и влечет за собой нарушение справедливого баланса между требованиями общественного интереса, с одной стороны, и правом заявителей на беспрепятственное пользование имуществом, с другой стороны.

30.  Что касается обстоятельств настоящего дела, то Суд не находит оснований для вынесения иного постановления. Суд отмечает, что спорная квартира выбыла из собственности города в результате мошеннических действий третьего лица. Вместе с тем, в своих доводах Власти не пояснили, когда и при каких обстоятельствах были выявлены указанные мошеннические действия.

31.  Суд также отмечает, что существуют определенные гарантии совершения сделок с квартирами в соответствии с требованиями национального законодательства. Так, при заключении каждой сделки купли-продажи квартиры регистрирующие органы проверяют ее законность. Однако Власти не пояснили, почему указанные гарантии оказались неэффективными, не позволили своевременно выявить недобросовестные действия и защитить интересы города Москвы. При таких обстоятельствах Суд полагает, что заявитель не должен нести риска лишения права собственности на квартиру в результате бездействия органов государственной власти при проведении процедур, направленных на предотвращение мошеннических действий при регистрации сделок с объектами недвижимого имущества. Суд повторяет, что ошибки или упущения со стороны органов государственной власти должны служить в пользу потерпевших лиц. Другими словами, ответственность за последствия ошибки государственного органа должно нести государство, и эти упущения нельзя исправлять за счет лиц, чьи интересы они затрагивают (см. упоминавшееся выше постановление по делу «Столярова против России» (Stolyarova v.Russia), пункт 49). На основании вышеизложенного и основываясь на обстоятельствах настоящего дела, Суд приходит к выводу о том, что лишение первой заявительницы права собственности на квартиру и передача права собственности на квартиру городу Москве являлись для заявительницы непропорциональным и чрезмерным бременем. Следовательно, имело место нарушение статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции.

II.  ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 8 КОНВЕНЦИИ

32.  Заявительницы жаловались на то, что принятие решения об их выселении представляло собой нарушение права на уважение жилища. Они ссылались на статью 8 Конвенции, которая гласит следующее:

«1.  Каждый имеет право на уважение его частной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.

2.  Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

33.  Власти признали, что вынесение национальными судебными органами решений о выселении заявителей действительно являлось вмешательством в права, гарантированные статьей 8 Конвенции. Вместе с тем, они полагали, что такое вмешательство было основано на законе, преследовало законную цель защиты прав лиц, имеющих право на получение жилья на условиях социального найма, и являлось пропорциональным указанной цели. Власти также отметили, что соответствующие решения так и не были приведены в исполнение и что заявительницы по-прежнему проживали в спорной квартире.

34.  Заявительницы продолжали настаивать на своей жалобе.

35.  Принимая во внимание дальнейшие события по делу, Суд полагает, что по приведенным ниже причинам основание для рассмотрения по существу жалоб заявительниц отсутствует (см. для сравнения постановление Большой Палаты Европейского Суда от 7 декабря 2007 года по делу «Шеванова против Латвии» (Shevanova v.Latvia) по вопросу об исключении жалобы из списка подлежащих рассмотрению дел, жалоба № 58822/00, пункт 45).

36.  Суд повторяет, что в соответствии с подпунктом «b» пункта 1 статьи 37 Конвенции, он может «на любой стадии разбирательства принять решение о прекращении производства по делу, если обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что ... спор был урегулирован...». Для того чтобы сделать вывод о применимости этого положения в настоящем деле, Суд должен последовательно ответить на два вопроса: во-первых, существуют ли еще обстоятельства, на которые непосредственно жалуется заявитель, и, во-вторых, устранены ли последствия возможного нарушения Конвенции в связи с этими обстоятельствами (см. постановление Большой Палаты Европейского Суда от 24 октября 2002 года по делу «Пизано против Италии» (Pisano v. Italy) по вопросу об исключении жалобы из списка подлежащих рассмотрению дел, жалоба № 36732/97, пункт 42).

37.  В отношении первого вопроса Суд отмечает, что, по данным дела, существенные факты, о которых жалуются заявительницы, более не существуют. Заявительницы не подвергаются риску действительного или возможного выселения. Решение о выселении заявительниц не было исполнено и город Москва заключил договор социального найма с заявительницами, которые продолжают проживать в квартире.

38.  По второму вопросу Суд отмечает, что с 1 августа 2012 года, когда заявительницы должны были освободить квартиру, и до 14 августа 2013 года, когда власти города Москвы заключили договор социального найма с заявительницами, последние находились в условиях незащищенности и правовой неопределенности в отношении их жилищной ситуации. Несмотря на это, Суд не считает, что этот факт в отдельности, с учетом обстоятельств дела, делает средства, примененные властями для решения жилищной проблемы заявительниц, недостаточными. Учитывая существующие обстоятельства дела, Суд считает, что решение Властей урегулировать жилищную ситуацию заявительниц путем заключения с ними договора социального найма является достаточным и эффективным средством правовой защиты.

39.  Учитывая вышеуказанные соображения, Суд пришел к выводу, что оба условия в отношении жалобы, указанные в подпункте «b» пункта 1 статьи 37 Конвенции, соблюдены в настоящем деле. Проблема, ставшая причиной для подачи жалобы, может быть вследствие этого признана решенной по смыслу подпункта «b» пункта 1 статьи 37 Конвенции. Суд также полагает, что нет причин в отношении соблюдения прав человека, гарантированных Конвенцией и Протоколами к ней, требующих от Суда дальнейшего рассмотрения жалобы в соответствии с пунктом 1 статьи 37 infine.

40.  Соответственно, жалоба должна быть исключена из списка дел, подлежащих рассмотрению.

III.  ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

41.  Статья 41 Конвенции гласит:

«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

А.  Ущерб

42.  Заявительницы требовали присудить им 6 600 000 рублей и 60 000 евро в качестве компенсации материального ущерба и морального вреда, соответственно.

43.  Власти посчитали требование заявительниц о компенсации материального вреда необоснованным. Они утверждали, что требование о компенсации морального вреда является чрезмерными и необоснованными. Наконец, они выразили мнение, что права заявительниц не были нарушены, и компенсация не должна быть присуждена.

44.  Суд принимает во внимание тот факт, что в настоящем деле установлено нарушение прав первой заявительницы, гарантированных статьей 1 Протокола № 1 к Конвенции. Суд полагает, что существует четкая связь между выявленным нарушением и ущербом, нанесенным заявительнице.

45.  Суд напоминает, что обычно статья 41 Конвенции отдает предпочтениеrestitutioinintegrum, поскольку предполагается, что государство-ответчик сделает все от него зависящее для устранения последствий нарушения таким образом, чтобы максимально полно восстановить ситуацию, существовавшую до нарушения (см., среди прочих примеров, постановление Европейского Суда от 26 октября 1984 года по делу «Пьерсак против Бельгии» (Piersack v.Belgium) (статья 50), пункт 12, Series A, № 85; постановление Европейского Суда от 27 мая 2010 года по делу «Чичинадзе против Грузии» (Tchitchinadze v. Georgia), жалоба № 18156/05, пункт 69; постановление Европейского Суда от 15 июня 2010 года по делу «Вселенский патриархат против Турции» (FenerRumPatrikligi (EcumenicalPatriarchy) v. Turkey) (справедливая компенсация), жалоба № 14340/05, пункты 35, 198; и постановление Европейского Суда от 19 июля 2011 года по делу «Стойчева против Болгарии» (Stoycheva v. Bulgaria), жалоба № 43590/04).Следовательно, принимая во внимание свои выводы по настоящему делу и, в частности, отмечая тот факт, что первая заявительница не получила какой-либо компенсации за ущерб, причиненный утратой права собственности, по результатам разбирательства на национальном уровне, Суд считает, что наиболее подходящей формой возмещения ущерба стало бы восстановление прав первой заявительницы на спорную квартиру и отмена решения о выселении.Подобная мера позволит поставить заявительницу в положение, сопоставимое с тем, в котором она бы находились при отсутствии нарушения статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции (см., для сравнения, упоминавшееся выше постановление по делу «Гладышева против России» (Gladysheva v.Russia), пункт 106).

46.  Кроме того, Суд также не сомневается в том, что первая заявительница перенесла страдания и расстройство ввиду лишения ее имущества. Принимая решение на справедливой основе, Суд присуждает первой заявительнице 5 000 евро в качестве возмещения морального вреда, плюс любые налоги, которые могут быть начислены на указанную сумму.

Б.  Расходы и издержки

47.  Заявительницы также требовали присудить им 446 000 рублей в качестве компенсации расходов и издержек, понесенных ими в ходе проведения разбирательств в национальных судах, и 2 000 евро для компенсации расходов и издержек, понесенных в ходе разбирательства в Европейском Суде.

48.  По мнению Властей, требования заявительниц в отношении разбирательств на национальном уровне должны быть отклонены как не относящиеся к делу. Относительно требований заявительниц о компенсации расходов и издержек, понесенных в ходе разбирательства в Европейском Суде, Власти возразили, что заявительницы еще не понесли этих расходов, и в их требовании должно быть отказано.

49.  В соответствии с прецедентной практикой Суда заявитель имеет право на возмещение судебных расходов и издержек лишь в той мере, в какой он продемонстрировал, что такие расходы и издержки действительно имели место, были понесены по необходимости и являлись разумными с точки зрения их размера. Принимая во внимание документы, имеющиеся в его распоряжении, и вышеуказанные критерии, Суд считает целесообразным присудить сумму в размере 3 000 евро на покрытие всех заявленных расходов.

В.  Проценты за просрочку платежа

50.  Суд считает приемлемым, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере, равном предельной годовой процентной ставке Европейского центрального банка, плюс три процентных пункта.

ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД ЕДИНОГЛАСНО:

1.  решил снять с рассмотрения жалобу заявительниц согласно статье 8 Конвенции;

 

2.  призналжалобу, поданную на основании статьи 1 Протокола № 1 первой заявительницей, приемлемой, а остальную часть жалобы неприемлемой;

 

3.  постановил, что имело место нарушение статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции;

 

4.  постановил:

(a)  что государство-ответчик обязано всеми разумными способами обеспечить восстановление права собственности первой заявительницы на спорную квартиру и отмену решения о выселении заявительниц;

(б)  что в течение трех месяцев государство-ответчик обязано выплатить первой заявительнице следующие суммыс последующим переводом в валюту государства-ответчика по курсу на день выплаты:

(i)  5 000 (пять тысяч) евро в качестве компенсации морального вреда, плюс любые налоги, которым может облагаться данная сумма;

(ii) 3 000 (три тысячи) евро в качестве компенсации судебных расходов и издержек, плюс любой налог, который может подлежать уплате заявительницей;

(в)  что по истечении указанного трехмесячного срока и до полного окончания расчетов на указанные суммы начисляются простые проценты в размере предельной годовой процентной ставки Европейского центрального банка плюс три процентных пункта;

 

5.  отклонилоставшуюся часть требований заявительниц о выплате справедливой компенсации.

Совершено на английском языке; уведомление направлено в письменном виде 6 июня 2017 года в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

   ФатошАраци                                                                   Бранко Лубарда
 Заместитель Секретаря Секции                                         Председатель

 

 

опубликовано 28.09.2017 13:59 (МСК)

 

Сайт Президента Рф
Сайт Конституционного Суда РФ
Сайт Верховного Суда РФ
Официальный интернет-портал правовой информации




Сведения о размере и порядке уплаты государственной пошлины
Сервис для подачи жалоб и заявлений в электронном виде


Часы работы суда:
понедельник-четверг: 8.30-17.15
пятница: 8.30-17.00
суббота, воскресенье: выходной
перерыв: 13.00-13.45
 

Главный корпус
355002, г. Ставрополь,
ул. Лермонтова, 183
Тел.: (8652) 23-29-00
Факс: (8652) 23-29-32
e-mail: krai@stavsud.ru

Помещения
Ставропольского краевого суда
в здании "Дворец правосудия"
355035, г.Ставрополь,
ул. Дзержинского, 235
Тел./факс: (8652) 35-36-41

Апелляционная коллегия
по гражданским делам
Ставропольского краевого суда
355004, г. Ставрополь,
ул. Осипенко, 10а
Тел./факс: (8652) 23-50-58

Здание
Ставропольского краевого суда
в г. Пятигорске
357500, Ставропольский край
г. Пятигорск,
ул. Лермонтова, 9
Тел./факс: (8793) 33-94-73