Arms
 
развернуть
 
355002, г. Ставрополь, ул. Лермонтова, д. 183
Тел.: (8652) 23-29-00, 23-29-32 (ф.)
kraevoy.stv@sudrf.ru krai@stavsud.ru
355002, г. Ставрополь, ул. Лермонтова, д. 183Тел.: (8652) 23-29-00, 23-29-32 (ф.)kraevoy.stv@sudrf.ru krai@stavsud.ru

 

Сайт Президента Рф
Сайт Конституционного Суда РФ
Сайт Верховного Суда РФ
Официальный интернет-портал правовой информации




Сведения о размере и порядке уплаты государственной пошлины
Сервис для подачи жалоб и заявлений в электронном виде


Часы работы суда:
понедельник-четверг: 8.30-17.15
пятница: 8.30-17.00
суббота, воскресенье: выходной
перерыв: 13.00-13.45
 

Главный корпус
355002, г. Ставрополь,
ул. Лермонтова, 183
Тел.: (8652) 23-29-00
Факс: (8652) 23-29-32
e-mail: krai@stavsud.ru

Помещения
Ставропольского краевого суда
в здании "Дворец правосудия"
355035, г.Ставрополь,
ул. Дзержинского, 235
Тел./факс: (8652) 35-36-41

Апелляционная коллегия
по гражданским делам
Ставропольского краевого суда
355004, г. Ставрополь,
ул. Осипенко, 10а
Тел./факс: (8652) 23-50-58

Здание
Ставропольского краевого суда
в г. Пятигорске
357500, Ставропольский край
г. Пятигорск,
ул. Лермонтова, 9
Тел./факс: (8793) 33-94-73


ДОКУМЕНТЫ СУДА
Лунина и Мухамедова против России

НЕОФИЦИАЛЬНЫЙ ПЕРЕВОД

 

АУТЕНТИЧНЫЙ ТЕКСТ РАЗМЕЩЕН

НА САЙТЕ Европейского Суда по правам человека

www.echr.coe.int

 

в разделе HUDOC


 

 

ТРЕТЬЯ СЕКЦИЯ

 

 

 

ДЕЛО «ЛУНИНА И МУХАМЕДОВА против РОССИИ»

 

(Жалобы №№ 7359/14 и 69173/14)

 

 

 

 

 

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

 

 

 

г. СТРАСБУРГ

 

13 июня 2017 г.

 

 

Настоящее постановление является окончательным, но может быть подвергнуто редакционной правке.


По делу «Лунина и Мухамедова против России»

Европейский Суд по правам человека (Третья Секция), заседая Комитетом, в состав которого вошли:

          Луис ЛопезГерра, председатель,
          Дмитрий Дедов,
          ЖолиенШуккинг, судьи,
и ФатошАраци, заместитель секретаря Секции,

проведя 23 мая 2017 года заседание по делу за закрытыми дверями,

вынес следующее постановление, утвержденное в тот же день.

ПРОЦЕДУРА

1.  Дело было инициировано на основании двух жалоб против Российской Федерации (№№ 7359/14 и 69173/14), поступивших в Суд согласно статье 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — «Конвенция») двумя гражданками Российской Федерации. Подробная информация о жалобах приведена в Приложении.

2.  Интересы первой заявительницы представлял Ю. Мохнаткин, а интересы второй заявительницы представляла А. Маралян — адвокаты, практикующие в г. Москве. Интересы Властей Российской Федерации (далее — «Власти») изначально представлял Г. Матюшкин, Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека, а впоследствии — его преемник на вышеуказанной должности, М. Гальперин.

3.  3 сентября 2015 года жалобы относительно перехода права собственности на квартиры заявительниц муниципальным властям и их выселение были коммуницированы Властям, в то время как остальная часть жалобы № 69173/14 была объявлена неприемлемой в соответствии с пунктом 3 правила 54 Регламента Суда.

ФАКТЫ

I.  ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

4.  Заявительницы являлись владельцами квартир в г. Москве и г. Екатеринбурге. После истребования соответствующих квартир органами муниципальной власти право собственности заявителей на недвижимое имущество было аннулировано.

A.  Жалоба № 7359/14

1.  Сделки с квартирой, совершенные до ее покупки заявительницей

5.  Е. проживала в квартире по адресу г. Москва, ул. Буракова, д. 7, корп. 1, кв. 50 по договору социального найма. 12 декабря 2003 года Е. умерла.

6.  22 декабря 2003 года неустановленное лицо, используя документы на имя А. (в дальнейшем именуемое «А.») зарегистрировало квартиру в качестве своего места проживания и въехало в нее. Впоследствии полицией было установлено, что А. передала в регистрационные органы письменное согласие на свою регистрацию в квартире, предположительно подписанное Е. 11 декабря 2003 года.

7.  28 августа 2007 года Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы передал право собственности на квартиру А. в порядке приватизации. Право собственности А. на квартиру было проверено и зарегистрировано органами государственной власти.

8.  10 октября 2007 года А. продала квартиру заявительнице. Сделка и право собственности заявительницы на квартиру были проверены и зарегистрированы органами государственной власти.

9.  Согласно Властям, заявительница не въехала в квартиру. Она сдавала ее третьим лицам.

2.  Аннулирование права собственности заявительницы на квартиру и ее выселение

10.  15 февраля 2010 года органы полиции возбудили уголовное дело в отношении мошеннического приобретения квартиры А. Власти не сообщили об итогах данного расследования.

11.  16 мая 2012 года Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы обратился в суд с требованиями о признании недействительными всех сделок с квартирой, признании права собственности на спорную квартиру за городом Москвой и о выселении заявительницы.

12.  19 декабря 2012 года Измайловский районный суд г. Москвы полностью удовлетворил исковое заявление Департамента жилищной политики и жилищного фонда города Москвы. Суд счел, что договор социального найма и договор о приватизации А. являются недействительными и восстановил право собственности города на квартиру. Суд также отклонил доводы заявительницы о том, что она купила квартиру добросовестно, отметив, что цена, по которой заявительница приобрела квартиру, была ниже рыночной. Заявительница также не проявила должного внимания или добросовестного отношения при покупке квартиры. Она «не проявила никакой заинтересованности в квартире или лицах, которые зарегистрировали квартиру как свое место проживания». Наконец, суд постановил выселить заявительницу. Заявительница подала апелляционную жалобу.

13.  30 мая  2013 года городской суд оставил решение от 19 декабря 2012 года без изменений.

14.  11 октября 2013 года городской суд отказал в удовлетворении кассационной жалобы, поданной заявительницей.

Б.  Жалоба № 69173/14

1.  Сделки с квартирой, совершенные до ее покупки заявительницей

15.  Квартира по адресу г. Екатеринбург, ул. Щорса, д. 10, кв. 94 принадлежала г. Екатеринбургу. Т. проживала в квартире в качестве нанимателя по договору социального найма с городом с 1966 года до своей смерти 16 апреля 2009 года. 5 мая 2009 года муниципальные власти получили сообщение о ее смерти и погасили запись о ее регистрации в квартире.

16.  7 мая 2009 года городская администрация обратилась в полицию с просьбой провести проверку в отношении лиц, проживающих в квартире. Полиция опечатала квартиру. Власти не представили какой-либо информации о результатах проведенной проверки.

17.  В неустановленный день Тих.обратилась в государственные регистрационные органы в связи с заключениемдоговора купли-продажи квартиры между Т. и ней. Согласно документам, переданным вместе с заявлением, 5 июня 1992 года право собственности на квартиру было передано г. Екатеринбургом в пользу Т. в порядке приватизации и 16 января 1997 года Т. продала квартиру Тих. Сделка была проверена и зарегистрирована органами государственной власти, и 5 февраля 2010 года право собственности Тих.на квартиру было зарегистрировано.

18.  11 августа 2010 года Тих.продала квартиру заявительнице. Сделка была проверена и зарегистрирована органами государственной власти.

2.  Аннулирование права собственности заявительницы на квартиру и ее выселение

19.  26 ноября 2012 года городская администрация подала иск о признании всех сделок с квартирой недействительными.

20.  19 декабря 2013 года Ленинский районный суд г. Екатеринбурга признал договор приватизации недействительным и истребовал квартиру в пользу города Екатеринбурга. Суд установил, что Т. не подавала заявления о приватизации квартиры. Она также не продавала квартиру Тих.

21.  19 марта 2014 года Свердловский областной суд при рассмотрении апелляционной жалобы оставил решение от 19 декабря 2013 года без изменений.

II.  СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНАЯ ПРАКТИКА

22.  Сводная информация о соответствующих внутригосударственных положениях и практике приведена в деле «Пчелинцева и другие против России» (постановление Европейского Суда от 17 ноября 2016 года по делу «Пчелинцева и другие против России» (PchelintsevaandOthers v.Russia), жалобы №№ 47724/07, 58677/11, 2920/13, 3127/13 и 15320/-71, пункты 60–71).

ПРАВО

I.  ОБЪЕДИНЕНИЕ ЖАЛОБ

23.  Суд принял решение объединить жалобы в связи со схожими фактическими и юридическими обстоятельствами дела.

II.  ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 1 ПРОТОКОЛА №  1 К КОНВЕНЦИИ

24.  Заявительницы жаловались на то, что они были лишены права собственности на квартиры в нарушение требований статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции, которая, в части, имеющей отношение к настоящему делу, гласит:

«Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов».

25.  Власти Российской Федерации оспорили данный довод. Они посчитали, что допущенное вмешательство в право собственности заявительниц осуществлялось «в соответствии с законом», преследовало правомерную цель и было «необходимо в демократическом обществе». Муниципальные власти истребовали квартиры в свою собственность в виду того, что они выбыли из их владения в результате мошеннических действий неустановленных правонарушителей и, соответственно, муниципальные органы имели право истребовать квартиры у заявительниц, чтобы выделить их в качестве социального жилья для малообеспеченных граждан. Таким образом, муниципалитет действовал в интересах таких граждан. В отношении жалобы № 7359/14 Власти также утверждали, что заявительница не представила доказательств тому, что являлась добросовестным приобретателемквартиры. В частности, она купила квартиру по цене ниже рыночной.

26.  Заявительницы продолжали настаивать на своих жалобах. Они посчитали, что вмешательство в их имущественные права было незаконным и несоразмерным. Лишение их имущества при отсутствии компенсации возложило на них чрезмерное бремя. И.А. Лунина (жалоба № 7359/14) сообщила, что в ее деле ни национальные суды, ни Власти не обосновали свои доводы о том, что цена, по которой она купила квартиру, была ниже рыночной.

А.  Приемлемость жалобы

27.  Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу подпункта «а» пункта 3 статьи 35 Конвенции. Суд также отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо иным основаниям. Соответственно, она должна быть признана приемлемой.

Б.  Существо жалобы

1.  Общие принципы

28.  Общие принципы в области защиты собственности прочно установлены в прецедентном праве Суда (см. постановление Европейского Суда от 6 декабря 2011 года по делу «Гладышева против России» (Gladysheva v.Russia), жалоба № 7097/10, пункты 64–68).

2.  Применение указанных принципов к настоящему делу

29.  Суд неоднократно рассматривал дела по жалобам на истребование Российской Федерацией или муниципальными органами (первоначальными собственниками) жилых помещений у заявителей после признания незаконными сделок с указанными объектами недвижимого имущества (см. упоминавшееся выше постановление по делу «Гладышева против России» (Gladysheva v. Russia), пункты 77–83; постановление Европейского Суда от 29 января 2015 года по делу «Столярова против России» (Stolyarova v. Russia), жалоба № 15711/13, пункты 47–51); постановление Европейского Суда от 13 сентября 2016 года по делу «Андрей Медведев против России» (AndreyMedvedev v. Russia), жалоба № 75737/13, пункты 42–47); постановление Европейского Суда от 13 сентября 2016 года по делу «Кириллова против России» (Kirillova v.Russia), жалоба № 50775/13, пункты  33–40); постановление Европейского Суда от 4 октября 2016 года по делу «Анна Попова против России» (AnnaPopova v. Russia), жалоба № 59391/12, пункты 33–39). Изучив конкретные условия и процедуры, на основании которых происходило отчуждение государственных активов в пользу частных лиц, Суд отметил, что они находятся в исключительной компетенции государства, и постановил, что недостатки указанных процедур, повлекшие за собой утрату государством собственного недвижимого имущества, не должны устраняться за счет добросовестных приобретателей имущества. Суд далее указал, что подобное возвращение имущества государству или муниципалитету в отсутствие какой-либо компенсации, выплаченной бывшему владельцу такого имущества, возлагает личное и чрезмерное бремя напоследнего и не обеспечивает справедливого баланса между требованиями защиты общественного интереса, с одной стороны, и правом заявителей на беспрепятственное пользование имуществом, с другой.

30.  Что касается обстоятельств настоящего дела, Суд не находит оснований для иного вывода. Суд отмечает, что спорная квартира выбыла из собственности муниципалитета в результате недобросовестных действий третьего лица. Вместе с тем, в своих доводах Власти не пояснили, когда и при каких обстоятельствах были выявлены указанные мошеннические действия и почему органы власти не предприняли необходимых шагов для предотвращения мошеннического приобретения квартир преступниками. В связи с этим Суд считает поразительным, что г. Москве потребовалось более шести лет для возбуждения уголовного дела по факту мошеннических действий А. (жалоба № 7359/14). Суд также выражает озабоченность тем, что органы государственной власти допустили продажу квартиры при наличии возбужденного уголовного дела по факту, что квартиру занимают незаконно (жалоба № 69173/14)

31.  Суд также отмечает, что существуют определенные гарантии совершения сделок с квартирами в соответствии с требованиями национального законодательства. Так, при заключении каждой сделки купли-продажи квартиры регистрирующие органы обязаны проверить законность такой сделки. Однако Власти не пояснили, почему указанные гарантии оказались неэффективными, не позволили своевременно выявить недобросовестные действия и защитить интересы муниципальных властей. При таких обстоятельствах Суд полагает, что заявители не должны нести риска пересмотра права собственности на свое имущество в результате бездействия органов государственной власти при проведении процедур, направленных на предотвращение мошеннических действий при регистрации сделок с объектами недвижимого имущества. Суд напоминает, что любой риск ошибки государственного органа должно нести государство, и эти упущения нельзя исправлять за счет лиц, чьи интересы они затрагивают (см. упоминавшееся выше постановление по делу «Столярова против России», пункт 49). Таким образом, Суд приходит к выводу о том, что лишение заявительниц права собственности на спорные квартиры и переход права собственности на квартиры к муниципальным властям в обстоятельствах данного дела явились для заявительниц непропорциональным и чрезмерным бременем. Следовательно, имело место нарушение статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции.

III.  ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 8 КОНВЕНЦИИ

32.  Заявительницы жаловались на то, что их выселение представляло собой нарушение права на уважение жилища. Они ссылались на статью 8 Конвенции, которая гласит следующее:

«1.  Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.

2.  Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц».

33.  Власти признали, что выселение заявительниц действительно являлось вмешательством в права, гарантированные статьей 8 Конвенции. Вместе с тем они полагали, что такое вмешательство было основано на законе, преследовало законную цель защиты прав лиц, имеющих право на получение жилья на условиях социального найма, и являлось пропорциональным указанной цели. В отношении И.А. Луниной (жалоба № 7359/14) Власти отметили, что она не проживала в квартире. Напротив, она сдавала квартиру третьим лицам и проживала со своей семьей в другом месте.

34.  Заявительницы продолжали настаивать на своих жалобах. И.А. Лунина (жалоба № 7359/14) возражала, что квартира принадлежала ей и, таким образом, должна считаться ее домом.

35.  В отношении жалобы № 7359/14 Суд повторяет, что, будет ли конкретное жилище считаться «домом» для целей пункта 1 статьи 8 Конвенции, зависит от действительных обстоятельств конкретного дела, а именно наличия достаточных и непрерывных связей (см., среди прочего, постановление Европейского Суда от 24 ноября 1986 года по делу «Гиллоупротив Соединенного Королевства» (Gillow v. theUnitedKingdom), пункт 46, серия А, № 109). Суд не согласен с замечаниями заявительницы о том, что она имела существенную связь с квартирой. Как указали Власти, заявительница не оспаривала, что не проживала в квартире. Таким образом, Суд не удовлетворен заявлением И.А. Луниной о том, что квартира является ее домом, по смыслу статьи 8 Конвенции. Из этого следует, что поданная жалоба несовместима rationemateriae с положениями Конвенции по смыслу пункта 3 статьи 35 и должна быть отклонена в соответствии с пунктом 4 статьи 35 Конвенции.

36.  В отношении жалобы № 69173/14 Суд отмечает, что данная жалоба связана с жалобой, рассмотренной выше, и должна, таким образом, быть признана приемлемой. Однако, принимая во внимание выводы Суда в соответствии со статьей 1 Протокола № 1 к Конвенции (см. пункты 29–31 выше), Суд не видит необходимости в рассмотрении обстоятельств дела с точки зрения статьи 8 Конвенции (см., с учетом соответствующих изменений, постановление Европейского Суда от 29 января 2015 года по делу «Ахвердиев против Азербайджана» (Akhverdiyev v. Azerbaijan), жалоба № 76254/11, пункты 101–105).

IV.  ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

37.  Статьей 41 Конвенции предусматривается следующее:

«Если Суд приходит к заключению, что было допущено нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

A.  Ущерб

38.  И.А. Лунина (жалоба № 7359/14) требовала присудить ей 3 800 000 рублей и 10 000 евро в качестве компенсации материального ущерба и морального вреда соответственно. О.Р. Мухамедова (жалоба № 69173/14) требовала присудить ей в качестве компенсации материального ущерба и морального вреда 2 414 000 рублей и 8000 евро соответственно.

39.  Власти посчитали требования заявительниц о компенсации материального ущерба необоснованным. Они утверждали, что требования о компенсации морального вреда являются чрезмерными и необоснованными. Наконец, они выразили мнение, что права заявительниц не были нарушены, и компенсация не должна быть присуждена.

40.  Суд принимает во внимание тот факт, что в настоящем деле установлено нарушение прав заявительниц, гарантированных статьей 1 Протокола № 1 к Конвенции. Суд полагает, что существует четкая связь между выявленным нарушением и ущербом, нанесенным заявительницам.

41.  Суд напоминает, что обычно статья 41 Конвенции отдает предпочтениеrestitutioinintegrum, поскольку предполагается, что государство-ответчик сделает все от него зависящее для устранения последствий нарушения таким образом, чтобы максимально полно восстановить ситуацию, существовавшую до нарушения (см., среди прочих примеров, постановление Европейского Суда от 26 октября 1984 года по делу «Пьерсак против Бельгии» (Piersack v. Belgium) (статья 50), пункт 12, Серия A, № 85; постановление Европейского Суда от 27 мая 2010 года по делу «Чичинадзе против Грузии» (Tchitchinadze v. Georgia), жалоба № 18156/05, пункт 69; постановление Европейского Суда от 15 июня 2010 года по делу «Вселенский патриархат против Турции» (FenerRumPatrikligi (EcumenicalPatriarchy) v. Turkey) (справедливая компенсация), жалоба № 14340/05, пункты 35 и 198; и постановление Европейского Суда от 19 июля 2011 года по делу «Стойчева против Болгарии» (Stoycheva v. Bulgaria), жалоба № 43590/04). Следовательно, принимая во внимание свои выводы по настоящему делу и, в частности, отмечая тот факт, что заявительницы не получили какой-либо компенсации за ущерб, причиненный утратой права собственности на квартиры по результатам разбирательства на национальном уровне, Суд считает, что наиболее подходящей формой возмещения ущерба стало бы восстановление прав заявительниц на спорные квартиры и отмена постановлений о выселении. Подобная мера позволит поставить заявителей в положение, сопоставимое с тем, в котором они бы находились при отсутствии нарушения статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции (см., для сравнения, упоминавшееся выше постановление постановление по делу «Гладышева против России» (Gladysheva v. Russia), пункт 106). В качестве альтернативы, если эти квартиры более не принадлежат государству или они были иным образом отчуждены, Власти должны убедиться, что заявители получат аналогичные квартиры.

42.  Кроме того, Суд убежден в том, что в связи с лишением принадлежащего им имущества заявительницы испытывали чувство горечи и разочарования. Принимая решение на справедливой основе, Суд присуждает каждой заявительнице 5000 евро в качестве возмещения морального вреда, плюс любые налоги, которые могут быть начислены на указанную сумму.

Б.  Расходы и издержки

43.  И.А. Лунина (жалоба № 7359/14) требовала присудить ей 150 000 рублей в качестве компенсации расходов и издержек, понесенных ею в ходе проведения разбирательств в национальных судах, и 50 000 рублей для компенсации расходов и издержек, понесенных в ходе разбирательства в Суде. О.Р. Мухамедова (жалоба № 69173/14) требовала присудить ей 285 000 рублей в качестве компенсации расходов и издержек, понесенных ей в ходе проведения разбирательств в национальных судах, и 5000 рублей и 3200 евро для компенсации расходов и издержек, понесенных в ходе разбирательства в Суде.

44.  По мнению Властей, требования заявительниц в отношении разбирательств на национальном уровне должны быть отклонены как не относящиеся к делу. Относительно требований заявительниц о компенсации расходов и издержек, понесенных в ходе разбирательства в Суде, Власти возразили, что заявительницы еще не понесли этих расходов, и в их требовании должно быть отказано.

45.  В соответствии с прецедентной практикой Суда заявитель имеет право на возмещение судебных расходов и издержек лишь в той мере, в какой им было доказано, что такие расходы и издержки действительно имели место, были понесены по необходимости и являлись разумными с точки зрения их размера. Принимая во внимание документы, имеющиеся в распоряжении Суда, и вышеуказанные критерии, Суд считает целесообразным присудить каждой заявительнице сумму в размере 1500 евро на покрытие всех заявленных расходов.

В.  Проценты за просрочку платежа

46.  Суд считает приемлемым, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере, равном предельной годовой процентной ставке Европейского центрального банка, плюс три процентных пункта.

ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД ЕДИНОГЛАСНО:

1.  решил объединить жалобы в одно производство;

 

2.  призналжалобу по статье 8 Конвенции, поданную О.Р. Мухамедовой (жалоба № 69173/14), и статье 1 Протокола № 1 к Конвенции, поданную заявительницами, приемлемыми, а остальную часть жалоб — неприемлемыми;

 

3.  постановил, что было допущено нарушение статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции;

 

4.  постановил, что отсутствует необходимость в рассмотрении жалобы на нарушение статьи 8 Конвенции;

 

5.  постановил:

(a)  что государство-ответчик обязано надлежащими средствами обеспечить восстановление права собственности заявительниц на спорные квартиры и отмену решений о выселении заявительниц;

(б)  что в течение трех месяцев государство-ответчик обязано выплатить каждой из заявительниц следующие суммы с последующим переводом в рубли по курсу на день выплаты:

(i)  5000 (пять тысяч) евро в качестве компенсации за моральный вред, плюс любые налоги, которым может облагаться данная сумма;

(v)  1500 (одна тысяча пятьсот) евро плюс любой налог, которым может облагаться данная сумма, в качестве компенсации судебных расходов и издержек;

(в)  что по истечении указанного трехмесячного срока и до полного окончания расчетов на указанные суммы начисляются простые проценты в размере предельной годовой процентной ставки Европейского центрального банка плюс три процентных пункта;

 

6.  отклонилоставшуюся часть требований заявительниц о выплате справедливой компенсации.

Совершено на английском языке; уведомление направлено в письменном виде 13 июня 2017 года в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

   ФатошАраци                                                                  Луис Лопес Герра
Заместитель Секретаря                                                        Председатель


 

опубликовано 28.09.2017 13:36 (МСК)

 

Сайт Президента Рф
Сайт Конституционного Суда РФ
Сайт Верховного Суда РФ
Официальный интернет-портал правовой информации




Сведения о размере и порядке уплаты государственной пошлины
Сервис для подачи жалоб и заявлений в электронном виде


Часы работы суда:
понедельник-четверг: 8.30-17.15
пятница: 8.30-17.00
суббота, воскресенье: выходной
перерыв: 13.00-13.45
 

Главный корпус
355002, г. Ставрополь,
ул. Лермонтова, 183
Тел.: (8652) 23-29-00
Факс: (8652) 23-29-32
e-mail: krai@stavsud.ru

Помещения
Ставропольского краевого суда
в здании "Дворец правосудия"
355035, г.Ставрополь,
ул. Дзержинского, 235
Тел./факс: (8652) 35-36-41

Апелляционная коллегия
по гражданским делам
Ставропольского краевого суда
355004, г. Ставрополь,
ул. Осипенко, 10а
Тел./факс: (8652) 23-50-58

Здание
Ставропольского краевого суда
в г. Пятигорске
357500, Ставропольский край
г. Пятигорск,
ул. Лермонтова, 9
Тел./факс: (8793) 33-94-73