Arms
 
развернуть
 
355002, г. Ставрополь, ул. Лермонтова, д. 183
Тел.: (8652) 23-29-00, 23-29-32 (ф.)
kraevoy.stv@sudrf.ru krai@stavsud.ru
355002, г. Ставрополь, ул. Лермонтова, д. 183Тел.: (8652) 23-29-00, 23-29-32 (ф.)kraevoy.stv@sudrf.ru krai@stavsud.ru

 

Сайт Президента Рф
Сайт Конституционного Суда РФ
Сайт Верховного Суда РФ
Официальный интернет-портал правовой информации




Сведения о размере и порядке уплаты государственной пошлины
Сервис для подачи жалоб и заявлений в электронном виде


Часы работы суда:
понедельник-четверг: 8.30-17.15
пятница: 8.30-17.00
суббота, воскресенье: выходной
перерыв: 13.00-13.45
 

Главный корпус
355002, г. Ставрополь,
ул. Лермонтова, 183
Тел.: (8652) 23-29-00
Факс: (8652) 23-29-32
e-mail: krai@stavsud.ru

Помещения
Ставропольского краевого суда
в здании "Дворец правосудия"
355035, г.Ставрополь,
ул. Дзержинского, 235
Тел./факс: (8652) 35-36-41

Апелляционная коллегия
по гражданским делам
Ставропольского краевого суда
355004, г. Ставрополь,
ул. Осипенко, 10а
Тел./факс: (8652) 23-50-58

Здание
Ставропольского краевого суда
в г. Пятигорске
357500, Ставропольский край
г. Пятигорск,
ул. Лермонтова, 9
Тел./факс: (8793) 33-94-73


ДОКУМЕНТЫ СУДА
Калугина против России

НЕОФИЦИАЛЬНЫЙ ПЕРЕВОД

АУТЕНТИЧНЫЙ ТЕКСТ РАЗМЕЩЕН НА САЙТЕ

ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

www.echr.coe.int

В РАЗДЕЛЕ HUDOC

ТРЕТЬЯ СЕКЦИЯ

ДЕЛО «КАЛУГИНА против РОССИИ»

(Жалоба № 2686/06)

г. СТРАСБУРГ

21 июня 2016 года

Настоящее постановление вступило в силу, но может быть подвергнуто редакционной правке.


По делу «Калугина против России»,

Европейский Суд по правам человека (Третья Секция), заседая Комитетом в следующем составе:

Бранко Лубарда, Председатель,
Пере Пастор Виланова,
Георгиос А. Сергидес, судьи,
а также Стефен Филлипс, Секретарь Секции,

Проведя заседание 31 мая 2016 года за закрытыми дверями,

вынес следующее постановление:

ПРОЦЕДУРА

 SEQ level0 \*arabic 1. Дело было инициировано по жалобе (№ 2686/06) против Российской Федерации, поданной 24 октября 2005 года в Европейский Суд по правам человека гражданкой Российской Федерации Людмилой Алексеевной Калугиной (далее — «заявитель») на основании статьи 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — «Конвенция»).

2. Интересы Властей Российской Федерации (далее — «Власти») представлял Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г. Матюшкин.

 3. 16 апреля 2014 года данная жалоба была коммуницирована Властям.

ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 4. Заявитель, Людмила Алексеевна Калугина 1954 года рождения, является гражданином Российской Федерации и проживает в г. Петрозаводске, Республики Карелия. Она являлась работником муниципального унитарного предприятия в г. Петрозаводске, Автотранспортной колонны 1126 («Автоколонна 1126», далее — «предприятие, МУП»).

A. Информация о предприятии-должнике

5. МУП «Автоколонна 1126» была учреждена по решению администрации г. Петрозаводска (далее ‑ «городская администрация») и предоставляла жителям города услуги общественного транспорта на коммерческой основе. С целью осуществления законной деятельности МУП имело «право хозяйственного ведения» в отношении активов, предоставленных ей городской администрацией (см. постановление Европейского Суда от 9 октября 2014 года по делу «Лисейцева и Маслов против России» (Liseytseva and Maslov v. Russia), жалобы №№ 39483/05 и 40527/10, пункты 55-75, для получения дополнительной информации о статусе МУП). В соответствии с несколькими соглашениями между МУП и городской администрацией, предприятие приняло на себя обязательство по предоставлению определенным категориям населения бесплатных транспортных услуг, и городская администрация должна была возместить ей понесенные расходы из бюджета, выделенного с этой целью Министерством Финансов Республики Карелия, или из федерального бюджета. Письмо городской администрации заявительнице от 19 марта 2003 года указывает на то, что в определенный момент времени, по причине соответствующего дефицита бюджетных средств, МУП причиталась значительная сумма денежных средств. Следовательно, предприятие было не в состоянии выплатить своим работникам заработную плату в срок. В 2004 году городская администрация запросила в законодательном органе Республики Карелия рассмотреть вопрос о выделении дополнительных денежных средств на покрытие задолженности предприятия, но безуспешно.

6. В неустановленный день городская администрация распорядилась о реструктуризации МУП в форме выделения нового юридического лица с передачей активов согласно пункту 5 выше новому муниципальному унитарному предприятию «Автоколонна 1126 Плюс». Общая задолженность по невыплаченной заработной плате не была переведена, и сохранялась за работодателем заявителя. 6 июля 2003 года Арбитражный суд Республики Карелия признал предприятие «Автоколонна 1126» банкротом и открыл в отношении него конкурсное производство.

Б. Решения, вынесенные судами в пользу заявительницы, и ликвидация предприятия

7. 18 мая 2004 года Петрозаводский городской суд присудил заявительнице 21 830 рублей в качестве компенсации задолженности по заработной плате, процентов за просрочку платежа и морального вреда. Решение вступило в силу десять дней спустя. В соответствии с примечанием о платеже в исполнительном листе 20 июля 2006 года, предприятие выплатило заявительнице 9 206 рублей. Остальная сумма задолженности осталась невыплаченной.

8. Решением мирового судьи судебного участка № 11 г. Петрозаводска от 10 апреля 2006 года заявителю присуждена выплата в качестве компенсации морального вреда в размере 614 рублей. Решение вступило в силу через десять дней, но указанная сумма не была выплачена заявительнице.

9. Определением Арбитражного суда Республики Карелия от 4 октября 2006 года конкурсное производство в отношении предприятия-должника завершено. Требования кредиторов, которые не были удовлетворены в ходе процедуры ликвидации, включая требования заявителя, были сочтены урегулированными. 15 октября 2006 года факт ликвидации был зарегистрирован в реестре юридических лиц и предприятие прекратило свое существование.

В. Судебные разбирательства по вопросу субсидиарной ответственности

 10. 16 марта 2005 года, в ходе судебного заседания по вопросу субсидиарной ответственности, Петрозаводский городской суд отказал в возложении на администрацию ответственности по долгам предприятия. Суд заключил, что заявительница не предоставила доказательств того, что администрация была отвественна за неплатежеспособность предприятия. Данное решение, по всей видимости, обжаловано не было.

2. СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И ПРАКТИКА

11. Соответствующие положения и внутригосударственная судебная практика в отношении дел о правовом статусе государственных и муниципальных унитарных предприятий с правом хозяйственного ведения кратко изложены в постановлении по делу «Лисейцева и Маслов против России», упомянутом выше, пункты 55-127.

ПРАВО

I. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЕЙ 6 И 13 КОНВЕНЦИИ И СТАТЬИ 1 ПРОТОКОЛА № 1 К КОНВЕНЦИИ

12. Заявительница жаловалась на нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции в связи с неисполнением судебных решений, вынесенных в ее пользу. Соответствующие части указанных положений гласят:

Статья 6

«Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела... судом...».

Статья 1 Протокола № 1

«Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как 
в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права Государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов».

13. Заявитель также жаловалась на то, что не располагала эффективными внутригосударственными средствами правовой защиты в отношении неисполнения вынесенных в ее пользу судебных решений. Статья 13 Конвенции гласит:

«Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве».

14. Власти возражали против жалобы, приводя те же аргументы, что и указанные в решении Европейского Суда от 16 сентября 2014 года по делу «Самсонов против России», жалоба № 2880/10, пункты 51-57, и в постановлении по делу «Лисейцева и Маслов против России» (упомянуто выше, пункты 137-41). В частности, они указали, что заявительница не исчерпала определенные внутригосударственные средства правовой защиты, такие как иск против ликвидатора и иск о возмещении ущерба в соответствии с главой 59 Гражданского кодекса. Они также возразили, что задолженность муниципального унитарного предприятия ‑ отдельного юридического лица в соответствии с внутригосударственным правом не может быть возложена на государство, по тем же причинам, что и указанные в постановлении по делу «Лисейцева и Маслов против России» (упомянуто выше, пункты 136-42). Власти указали, что судебные решения, вынесенные в пользу заявительницы, были вынесены в отношении юридического лица, и не могут быть исполнены в результате неплатежеспособности такого юридического лица, и что органы власти предоставили заявительнице соответствующую помощь в ее попытках добиться исполнения соответствующих решений судов.

15. Заявительница настаивала на своей жалобе. Она указала, что городская администрация передала имущество новому МУП «Автоколонна 1126 Плюс», так что новое предприятие получило активы предыдущего МУП, тогда как накопившаяся задолженность перед работниками осталась у ее работодателя. Следовательно, городская администрация фактически контролировала компанию и несла ответственность за ее задолженность.

А. Приемлемость жалобы

1. Неисчерпание внутренних средств правовой защиты

16. Суд повторяет, что он уже подробно рассматривал вопрос о неисчерпании в постановлении по делу «Лисейцева и Маслов против России» (упомянуто выше, пункты 156-82), и не видит причин отклоняться от упомянутых выводов в настоящем деле. Что касается судебных разбирательств в отношении ликвидатора, Власти не предоставили пояснений или объяснений в отношении надлежащей процедуры, и не указали примеров из внутригосударственной судебной практики, демонстрирующих, что предусмотренное средство было доступно заявительнице или имело перспективы успеха в контексте отсутствия у предприятия денежных средств (там же, пункт 163). Аналогичным образом, не было продемонстрировано, что требование компенсации в соответствии с главой 59 Гражданского кодекса имело перспективы успеха в настоящем деле, принимая во внимание, что предусмотренное средство обусловлено установлением вины со стороны органов власти ‑ элементом, отсутствующим в настоящем деле (там же, пункт 165, с дальнейшими ссылками). Наконец, Суд отмечает, что заявительница инициировала судебное разбирательство по вопросу о субсидиарной ответственности в соответствии с частью 3 статьи 56 Гражданского кодекса, тем не менее, в отсутствие окончательного решения или определенных аргументов сторон в отношении эффективности этого правового средства Суд не считает необходимым изучать это судебное разбирательство.

17. Соответственно, Суд отклоняет возражения Властей относительно неисчерпания заявителем внутригосударственных средств правовой защиты.

2. Соответствие критерию ratione personae

18. Суд также рассмотрел аргумент Властей в отношении правового статуса компании во внутригосударственном праве 

в вышеупомянутом постановлении по делу «Лисейцева и Маслов против России». Подробно рассмотрев соответствующее возражение Властей, Суд признал, что существующая правовая система в России не предоставляет унитарным предприятиям институциональной и операционной независимости, которая бы освобождала государство от ответственности в соответствии с Конвенцией в отношении долговых обязательств таких предприятий (см. упоминавшееся выше постановление по делу «Лисейцева и Маслов против России», пункты 193-204). Для того чтобы решить вопрос об ответственности государства по долгам унитарных предприятий, Суд должен рассмотреть вопрос о том, осуществляли ли фактически органы власти по настоящему делу исчерпывающие полномочия по контролю, предусмотренные внутригосударственным законодательством, и каким образом это происходило (там же, пункты 204-06). Применяя этот подход к тому же унитарному предприятию, которое рассматривается в настоящем деле, и ссылаясь на те же факты, которые указаны в пунктах 5-6 выше, Суд заключил, что в период рассматриваемых событий активы и деятельность предприятия в решающей степени фактически контролировались и управлялись органами власти.. Следовательно, Суд заключил, что предприятие не пользовалось достаточной организационной и оперативной независимостью от муниципальных органов власти (там же, пункты 215-19).

19. Суд не видит причин не следовать вышеупомянутому выводу, и отклоняет возражение ratione personae. Следовательно, в соответствии с Конвенцией, ответственность по долгам предприятия перед заявительницей согласно судебным решениям, вынесенным в ее пользу, должна быть возложена на муниципалитет и, соответственно, на государство.

3. Вывод

20. Суд также отмечает, что настоящая жалоба не является явно необоснованной по смыслу подпункта (а) пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо иным основаниям. Следовательно, она должна быть признана приемлемой.

Б. Существо жалобы

1. Статья 6 Конвенции и статья 1 Протокола № 1 к Конвенции

21. Прежде всего, Суд напоминает, что необоснованно длительная задержка исполнения судебного решения, имеющего обязательную силу, может нарушать положения Конвенции (см. постановление Европейского Суда по делу «Бурдов против России» (Burdov v. Russia), жалоба № 59498/00, ЕСПЧ 2002‑III). Возвращаясь к настоящем делу, Суд отмечает, что судебные решения, вынесенные в пользу заявительницы в 2004 году и в 2006 году, остались неисполненными до настоящего дня. Хотя процедура ликвидации, которая в данном случае завершилась в октябре 2006 года, может объективно обосновать некоторую ограниченную задержку исполнения, факты настоящего дела скорее предполагают, что муниципальный орган власти не считал себя обязанным исполнять судебные решения в отношении задолженности по заработной плате, вынесенные в пользу работника, после того, как принял решение о ликвидации соответствующего предприятия (см., mutatis mutandis, постановление Европейского Суда от 8 апреля 2010 года по делу «Ершова против России» (Yershova v. Russia), жалоба № 1387/04, пункт 72, и постановление по делу Лисейцевой и Маслова, упомянутое выше, пункты 220-21, с дальнейшими ссылками). Такой подход идет вразрез с конвенционным обязательством государства исполнять решения национальных судов в разумные сроки.

22. Власти, которые в настоящем деле на протяжении длительного времени не принимали меры, необходимые для исполнения вступивших в силу судебных решений, свели на нет полезное действие пункта 1 статьи 6 Конвенции и лишили заявителя возможности получить причитающиеся ей денежные средства, что является несоразмерным вмешательством в ее право на беспрепятственное пользование своим имуществом (см., в числе прочих, постановление Европейского Суда от 1 декабря 2009 года по делу «Хачатрян против Армении» (Khachatryan v. Armenia), жалоба № 31761/04, пункт 69). Следовательно, было допущено нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола № 1 в связи с неисполнением обязательных и вступивших в силу постановлений, вынесенных 
в пользу заявительницы.

2. Статья 13 Конвенции

23. Ссылаясь на вышеупомянутые выводы (см. пункт 17 выше), и на те же причины, что и указанные в постановлении по делу «Лисейцева и Маслов против России» (упомянуто выше, пункты 156-82), Суд заключает, что ни одно из указанных Властями средств правовой защиты, не являлось эффективным в настоящем деле. Соответственно, Суд заключает, что имело место нарушение статьи 13 Конвенции совместно со статьей 6 Конвенции и статьей 1 Протокола № 1 к Конвенции.

2. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

24. Статья 41 Конвенции гласит:

«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой договаривающейся стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

А. Ущерб

25. Заявительница потребовала 15 950 рублей (приблизительно 214 евро) в качестве компенсации материального ущерба; эта сумма включала 8 124 рубля невыплаченной задолженности в соответствии с решением суда в отношении задолженности по заработной плате и 7 826 рублей в отношении процентов за просрочку платежа за период до 29 мая 2014 года, когда соответствующая жалоба была подана в Суд. Заявительница представила подробные расчеты в подтверждение своих требований. Она также требовала 4 000 EUR в качестве компенсации морального вреда.

26. Власти указали, что заявительнице не следует выплачивать никаких компенсаций ввиду отсутствия нарушений её прав в соответствии с Конвенцией, но не оспорили конкретные суммы, затребованные заявительницей.

27. Что касается материального ущерба, Суд отмечает, что власти не оспорили способ или точность расчета материального ущерба заявительницей. Следовательно, Суд определяет компенсацию на основании замечаний заявительницы. Суд считает уместным присудить заявительнице по данному пункту компенсацию в сумме 214 евро, плюс любой налог, которым может облагаться данная сумма.

28. Что касается морального вреда, Суд повторяет, что в настоящем деле он счел надлежащим применить единый подход к делам 
в отношении неисполнения с участием муниципальных унитарных предприятий (см. постановление Европейского Суда от 30 июля 2015 года по делу «Воронков против России» (Voronkov v. Russia), жалоба № 39678/03, пункт 68). С учетом вышесказанного, Суд считает обоснованным и справедливым присудить заявительнице 2 000 евро в качестве компенсации морального вреда, плюс любой налог, которым может облагаться указанная сумма, и отклоняет остальные требования по этому пункту.

Б. Расходы и издержки

29. Заявительница также потребовала 3 евро (202 рубля) в качестве компенсации почтовых расходов, понесенных в связи с ее жалобой. Власти оспорили это требование, указав, что оно является необоснованным и не разбито по пунктам.

 30. В данном деле, учитывая полученные документы и свою прецедентную практику, Суд считает обоснованным присудить заявительнице сумму 3 евро, плюс налог, которым может облагаться данная сумма.

В. Проценты за просроченный платеж

31. Суд считает приемлемым, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере, равном предельной годовой процентной ставке Европейского Центрального банка, плюс три процента.

НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО:

1. признал данную жалобу приемлемой;

2. постановил, что имело место нарушение статьи 6 Конвенции 
и статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции в связи с неисполнением внутригосударственных судебных решений, вынесенных в пользу заявительницы.

3. постановил, что имело место нарушение статьи 13 Конвенции 
в связи с отсутствием эффективных внутригосударственных средств правовой защиты в отношении неисполнения внутригосударственных судебных решений, вынесенных в пользу заявительницы;

4. постановил,

(a) что в течение трех месяцев государство-ответчик обязано выплатить указанные ниже суммы, переведенные в валюту государства-ответчика по курсу, установленному на день выплаты:

(i) 214 евро (двести четырнадцать евро), включая любой налог, который может взиматься, в качестве компенсации материального ущерба;

(ii) 2 000 (две тысячи) евро в качестве компенсации морального вреда плюс любой налог, которым может облагаться данная сумма;

(iii) 3 (три) евро, плюс любой налог, которым может облагаться данная сумма, в качестве компенсации расходов и издержек;

(b) что по истечении вышеупомянутых трех месяцев до выплаты взимается простой процент на вышеуказанную сумму по ставке, равной предельной учетной ставке Европейского Центрального банка в период просрочки платежа, плюс три процентных пункта;

5. отклонил остальные требования заявительницы о справедливой компенсации.

Составлено на английском языке, уведомление направлено в письменной форме 21 июня 2016 года в соответствии с пунктами 2 и 3 Правила 77 Регламента Суда.

Стефен Филлипс Бранко Лубарда 
Секретарь Председатель

опубликовано 16.01.2017 15:20 (МСК)

 

Сайт Президента Рф
Сайт Конституционного Суда РФ
Сайт Верховного Суда РФ
Официальный интернет-портал правовой информации




Сведения о размере и порядке уплаты государственной пошлины
Сервис для подачи жалоб и заявлений в электронном виде


Часы работы суда:
понедельник-четверг: 8.30-17.15
пятница: 8.30-17.00
суббота, воскресенье: выходной
перерыв: 13.00-13.45
 

Главный корпус
355002, г. Ставрополь,
ул. Лермонтова, 183
Тел.: (8652) 23-29-00
Факс: (8652) 23-29-32
e-mail: krai@stavsud.ru

Помещения
Ставропольского краевого суда
в здании "Дворец правосудия"
355035, г.Ставрополь,
ул. Дзержинского, 235
Тел./факс: (8652) 35-36-41

Апелляционная коллегия
по гражданским делам
Ставропольского краевого суда
355004, г. Ставрополь,
ул. Осипенко, 10а
Тел./факс: (8652) 23-50-58

Здание
Ставропольского краевого суда
в г. Пятигорске
357500, Ставропольский край
г. Пятигорск,
ул. Лермонтова, 9
Тел./факс: (8793) 33-94-73