Arms
 
развернуть
 
355002, г. Ставрополь, ул. Лермонтова, д. 183
Тел.: (8652) 23-29-00, 23-29-32 (ф.)
kraevoy.stv@sudrf.ru krai@stavsud.ru
355002, г. Ставрополь, ул. Лермонтова, д. 183Тел.: (8652) 23-29-00, 23-29-32 (ф.)kraevoy.stv@sudrf.ru krai@stavsud.ru

 

Сайт Президента Рф
Сайт Конституционного Суда РФ
Сайт Верховного Суда РФ
Официальный интернет-портал правовой информации




Сведения о размере и порядке уплаты государственной пошлины
Сервис для подачи жалоб и заявлений в электронном виде


Часы работы суда:
понедельник-четверг: 8.30-17.15
пятница: 8.30-17.00
суббота, воскресенье: выходной
перерыв: 13.00-13.45
 

Главный корпус
355002, г. Ставрополь,
ул. Лермонтова, 183
Тел.: (8652) 23-29-00
Факс: (8652) 23-29-32
e-mail: krai@stavsud.ru

Помещения
Ставропольского краевого суда
в здании "Дворец правосудия"
355035, г.Ставрополь,
ул. Дзержинского, 235
Тел./факс: (8652) 35-36-41

Апелляционная коллегия
по гражданским делам
Ставропольского краевого суда
355004, г. Ставрополь,
ул. Осипенко, 10а
Тел./факс: (8652) 23-50-58

Здание
Ставропольского краевого суда
в г. Пятигорске
357500, Ставропольский край
г. Пятигорск,
ул. Лермонтова, 9
Тел./факс: (8793) 33-94-73


ДОКУМЕНТЫ СУДА
Саламов против России

НЕОФИЦИАЛЬНЫЙ ПЕРЕВОД

АУТЕНТИЧНЫЙ ТЕКСТ РАЗМЕЩЕН

НА САЙТЕ Европейского Суда по правам человека

www.echr.coe.int

в разделе HUDOC

ТРЕТЬЯ СЕКЦИЯ

ДЕЛО «САЛАМОВ против РОССИИ»

(Жалоба № 5063/05)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

г. СТРАСБУРГ

12 января 2016 года

вступило в силу 12 апреля 2016 г.

Настоящее постановление вступило в силу в порядке, установленном в пункте 2 статьи 44 Конвенции. Может быть подвергнуто редакционной правке.


По делу «Саламов против России»,

Европейский Суд по правам человека (Третья секция), заседая Палатой, в состав которой вошли:

Луис Лопес Гуэрра, Председатель,
Георг Николау,
Хелен Келлер,
Йоханнес Силвис,
Дмитрий Дедов,
Бранко Лубарда,
Пере Пастор Виланова, судьи,

а также Мариалена Цирли, Заместитель Секретаря Секции, проведя 15 декабря 2015 года заседание за закрытыми дверями,

вынес следующее постановление, утвержденное в вышеуказанный день:

ПРОЦЕДУРА

1. Дело было возбуждено по жалобе (№ 5063/05) против Российской Федерации, поступившей в Суд согласно статье 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — «Конвенция») от гражданина Российской Федерации Асламбека Саламова (далее — «заявитель») 31 декабря 2004 года.

2. Интересы заявителя в Суде представляли адвокаты неправительственной организации «Низам» города Грозного в Чечне. Интересы властей Российской Федерации (далее — «власти») представлял Г. Матюшкин, Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека.

3. Заявитель, в частности, утверждал, что было нарушено право на уважение его собственности, гарантированное статьей 1 Протокола № 1.

4. Жалоба была коммуницирована властям 25 ноября 2008 года.

ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

5. Заявитель, 1960 года рождения, проживает г. Грозном в Чечне.

6. В начале октября 1999 года российские власти начали проведение контртеррористической операции в Чеченской Республике.

A. Версия заявителя

1. Изъятие грузового автомобиля

7. 14 декабря 1999 года в ходе проверки документов военнослужащими был изъят грузовой автомобиль (и регистрационные документы на него) из дома, где проживал заявитель со своей семьей, по адресу: улица Школьная, д. 90, г. Шали, Чечня. Характеристики грузового автомобиля: модель КАМАЗ‑53212 1991 года выпуска; номерной знак И 05-92 ЧИ; номер двигателя 798859; номер шасси 071560; номер кабины 1392122; цвет хаки. По словам заявителя, грузовой автомобиль находился в рабочем состоянии и активно эксплуатировался. Военнослужащие не представили никаких документов в обоснование изъятия.

2. Выдача грузового автомобиля

8. В период с декабря 1999 года по февраль 2000 года отец заявителя Абу-Султан Саламов неоднократно обращался в различные военные органы и органы государственной власти, включая местное отделение милиции и прокуратуру, с требованием вернуть грузовой автомобиль.

9. В неустановленный день генерал-майор В., руководивший группировкой «Восток» объединенной группировки внутренних войск МВД, направил в прокуратуру Шалинского района ответ следующего содержания:

«В ответ на ваш письменный запрос от 22 февраля 2000 года относительно жалобы А.А. Саламова сообщаю, что транспортное средство КАМАЗ-53212, 1991 года выпуска, номер двигателя 798859, цвет хаки, номер шасси 071560, действительно находится на территории базы войсковой части № 3702.

В настоящее время грузовой автомобиль не используется, он был опечатан и помещен на парковку для изъятых и угнанных автомобилей.

В отношении автомобиля были направлены запросы с указанием его характеристик в отделы [Министерства] внутренних дел и других вооруженных сил с целью сверки данных о собственнике грузового автомобиля со списками автомобилей, которые были изъяты (угнаны или утеряны) во время проведения контртеррористических операций 1994‑1995 и 1999-2000 годов.

После получения подтверждения о том, что данное транспортное средство не принадлежит отделам [Министерства] внутренних дел или других вооруженных сил грузовой автомобиль будет возвращен собственнику А.А. Саламову».

10. 24 апреля 2000 года грузовой автомобиль был возвращен заявителю. В тот же день полковник К., руководивший оперативным штабом группировки «Восток» при проведении контртеррористической операции, выдал заявителю справку следующего содержания:

«Настоящий документ выдан Асламбеку А. Саламову, проживающему по адресу:......, паспорт № ...., в подтверждение, что 14 декабря 1999 года в ходе проверки документов сотрудниками [Министерства] внутренних дел был изъят его грузовой автомобиль КАМАЗ-53212, 1991 года выпуска, номер двигателя 798859, номер шасси 071560, номерной знак Ч 05-92 Ш, и что 24 апреля 2000 года автомобиль был ему возвращен. Свидетельство о регистрации транспортного средства и номерные знаки были утеряны в войсковой части».

11. 27 апреля 2000 года комиссией в составе заместителя главы мэрии г. Шали и двух сотрудников мэрии в присутствии отца заявителя был составлен акт оценки, подтверждающий объем причиненных грузовому автомобилю повреждений. В акте говорилось, что в ходе проверки документов 14 декабря 1999 года сотрудниками внутренних дел был изъят грузовой автомобиль, который впоследствии был возвращен отцу заявителя (указанному в качестве собственника) 24 апреля 2000 года без свидетельства о регистрации транспортного средства и номерных знаков. Комиссия составила список отсутствующих у грузового автомобиля деталей (всего 69 деталей) и оценила причиненный ущерб в 147 650 российских рублей.

12. 26 мая 2003 года грузовой автомобиль был осмотрен судебными экспертами, которые заявили, что номер двигателя был срезан, однако номер кабины (1392122) сохранился.

Б. Судебное производство по делу об установлении собственника грузового автомобиля.

13. В неустановленный день заявитель обратился в Октябрьский районный суд г. Грозного с заявлением о признании его собственником грузового автомобиля.

14. 21 августа 2003 года районный суд удовлетворил его заявление. Суд отметил, что свидетельство о регистрации транспортного средства было утеряно военнослужащими, а государственные архивы были уничтожены во время конфликта. На основании показаний заявителя и показаний двух свидетелей, а также представленных заявителем документов, суд постановил, что заявитель является собственником грузового автомобиля КАМАЗ с указанными характеристиками, номерным знаком И 05-92 ЧИ, но без соответствующего идентификационного номера. 1 сентября 2003 года решение вступило в силу.

В. Судебное производство по делу о компенсации ущерба

15. Заявитель пытался добиться компенсации от военных органов и направил несколько жалоб в различные правоохранительные и административные органы Чечни. В своих жалобах он подробно излагал подробности изъятия транспортного средства 14 декабря 1999 года; утверждал, что грузовой автомобиль использовался войсковой частью, расположенной в селе Автуры Шалинского района; и описывал причиненные автомобилю повреждения. Члены семьи заявителя направили обращения в том числе в Администрацию главы Чеченской Республики (28 января 2001 года), военному прокурору Чечни (3 января 2003 года) и в прокуратуру Шалинского района (3 января 2003 года). 22 августа 2003 года военный прокурор войсковой части № 20116 порекомендовал заявителю обратиться в суд с гражданским иском в связи с причиненным ущербом.

16. 17 мая 2004 года заявитель обратился в Прикубанский районный суд г. Краснодара с иском против войсковой части № 3702 в связи с незаконным изъятием грузового автомобиля. Он также требовал компенсации стоимости утерянных деталей, ремонта и эксплуатации грузового автомобиля военнослужащими. Заявитель также требовал компенсации морального вреда. Он ссылался на статьи 151 и 1064 Гражданского кодекса России (см. ниже раздел «Соответствующее национальное законодательство и судебная практика»), которые предусматривают общие принципы ответственности за причинение материального ущерба и нанесение морального вреда.

17. 22 июля 2004 года Прикубанский районный суд г. Краснодара вынес решение по делу. Суд изучил журнал учета войсковой части за период с 14 по 16 декабря 1999 года и не нашел в нем записи об изъятии грузового автомобиля заявителя. Суд заслушал свидетельские показания двух военнослужащих, которые в рассматриваемый период времени служили в войсковой части № 3702 и отрицали наличие на базе посторонних грузовых автомобилей. В связи с этим суд усомнился в достоверности сведений, указанных в справке генерал-майора В. (см. выше пункт 9), где говорилось, что грузовой автомобиль находился на территории базы войсковой части № 3702. Суд отметил, что в письме не был указан источник информации, и что в любом случае собственник рассматриваемого грузового автомобиля на тот момент установлен не был. Суд отказался принимать расчеты стоимости повреждений, сделанные на основании акта оценки от 27 апреля 2000, в связи с тем, что комиссия в составе сотрудников местной администрации не обладала соответствующими знаниями или опытом для правильной оценки причиненного ущерба. Суд рассмотрел дело в контексте статей 1069 и 1070 Гражданского кодекса России (см. ниже раздел «Соответствующее национальное законодательство и судебная практика»). В соответствии с указанными статьями, вред, причиненный в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов подлежит возмещению за счет соответственно федеральной казны, казны субъекта или казны муниципального образования. Соответственно суд пришел к выводу, что войсковая часть № 3702 не может являться ответчиком по данному делу.

18. 14 сентября 2004 года Краснодарский краевой суд провел слушание дела по апелляционной жалобе. Он согласился с выводами суда первой инстанции.

Г. Информация, представленная властями

19. Власти заявили, что после получения ими информации о данной жалобе военным прокурором Северо-Кавказского военного округа (далее — «военный прокурор») была проведена дополнительная проверка. Они представили документы, подтверждающие следующую информацию.

20. 13 января 2009 года военный прокурор получил из войсковой части № 3702 информацию о том, что она не проводила никаких специальных операций в городе Шали, хотя 14 декабря 1999 года многие войсковые части МВД были задействованы в специальных операциях в городе Гудермесе [Шалинского района]. Подробности специальных операций в Гудермесе не подлежали разглашению, так как информация о них была засекречена. В архиве войсковой части не было обнаружено документов, касающихся изъятия грузового автомобиля КАМАЗ, как и не было обнаружено никаких записей о жалобах заявителя на предполагаемое изъятие.

21. Письмом от 22 января 2009 года начальник штаба Северо-Кавказского регионального командования объединенной группировки внутренних войск МВД (далее — «региональное командование») сообщил военному прокурору, что войсковая часть № 3702 не принимала участия в специальных операций, проводимых 14 декабря 1999 года в селе Автуры Шалинского района. Региональное командование не располагало информацией о грузовом автомобиле, предположительно изъятом у заявителя, или о его жалобах на изъятие. В заключение письма он сообщил, что генерал-майор В. никогда не служил в региональном командовании МВД.

22. 24 января 2009 года войсковая часть № 3702 выдала две пояснительные записки, в которых говорилось, что военнослужащие части не проводили никаких операций в селе Автуры 14 декабря 1999 года, не осуществляли мероприятий по обнаружению угнанных автомобилей и не изымали грузовой автомобиль заявителя.

23. В январе 2009 года четверо военнослужащих войсковой части № 3702 подписали письменные показания относительно событий декабря 1999 года. Военнослужащие подтвердили, что в декабре 1999 года они служили в войсковой части № 3702, базировавшейся в селе Автуры, но при этом не помнят, чтобы на территории базы находился или эксплуатировался изъятый у местного жителя грузовой автомобиль КАМАЗ.

24. 2 февраля 2009 года командир войсковой части № 3702 подписал рапорт о результатах внутреннего расследования по факту предполагаемого изъятия войсковой частью грузового автомобиля КАМАЗ, принадлежавшего заявителю, и его эксплуатации в декабре 1999 года. Расследование было начато в декабре 2008 года после получения российскими властями коммуникации о жалобе заявителя. В рапорте были упомянуты два документа от 2000 года (см. выше пункты 9 и 10), послужившие основанием для заявлений об изъятии. В рапорте также говорилось о том, что четыре офицера (из которых двое – полковники, двое – подполковники), служивших в войсковой части во время выполнения задания в Чечне в 1999-2000 году, заявили, что в январе 2000 года они ничего об изъятии не слышали (см. пункт выше). В заключение в рапорте говорилось, что факт нахождения грузового автомобиля КАМАЗ, изъятого 14 декабря 1999 года, на территории базы войсковой части № 3702 установить не удалось.

II. СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

А. Соответствующие законодательные положения

25. Часть 1 Гражданского кодекса Российской Федерации, вступившего в силу 1 января 1995 года, в соответствующих частях гласит следующее.

Статья 151. Компенсация морального вреда

«Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага ... суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда».

Статья 1064. Общие основания ответственности за причинение вреда

«1. Вред, причиненный личности или имуществу гражданина ... подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.…

2. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине....»

Статья 1069. Ответственность за вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами

«Вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования».

Статья 1070. Ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда

«1. «Вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом...».

Б. Примеры соответствующей судебной практики внутригосударственных судов

26. Власти представили копии 10 постановлений, которые были вынесены районными судами Чечни в период с 2006 по 2008 год, и которыми в пользу гражданских истцов были взысканы суммы компенсации вреда, причиненного войсковыми частями МВД или, в одном случае, правительством Чечни. Последнее дело касалось непредотвращения правительством Чечни террористического акта, в результате которого истец получил телесные повреждения. Пять из оставшихся девяти дел касались дорожно-транспортных происшествий, виновниками которых были находящиеся за рулем военнослужащие; два дела касалось одного и того же эпизода артобстрела села, иски были поданы двумя братьями, чьи дома получили повреждения; одно дело касалось продолжительного размещения в жилом доме войсковой части; одно дело касалось артобстрела дома, уничтожения имущества и гибели человека (см. постановление Европейского Суда от 8 апреля 2010 года по делу «Сериевы против России» (Seriyevy v. Russia), жалоба № 20201/05, пункт 18).

ПРАВО

I. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 1 ПРОТОКОЛА № 1 К КОНВЕНЦИИ

27. Заявитель жаловался на вмешательство в право на уважение его собственности в нарушение статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции, которая гласит следующее:

«Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своей собственности иначе как в интересах общественности и в соответствии с условиями, предусмотренными законодательством и общими принципами международного права. …»

А. Приемлемость жалобы

28. Власти утверждали, что факт изъятия грузового автомобиля объединенной группировкой внутренних войск МВД не подтвердился. Они ссылались на материалы, полученные в 2009 году (см. выше пункты 20‑24). В 2004 году внутригосударственные суды пришли к аналогичному выводу (см. выше пункты 16-18). В связи с этим они утверждали, что жалоба является явно необоснованной.

29. Власти также поставили под сомнение право собственности заявителя на грузовой автомобиль, а также приемлемость жалобы по критерию ratione personae. Они обратили внимание на многочисленные жалобы и письма, отправленные отцом заявителя, в которых тот именует собственником грузового автомобиля себя.

30. Заявитель, в свою очередь, обращал внимание на то, что факт изъятия, удержания и повреждения грузового автомобиля военнослужащими подтверждался двумя письмами старших офицеров внутренних войск МВД, полученными им после рассматриваемых событий (см. выше пункты 9 и 10). Заявитель также утверждал, что его право собственности на грузовой автомобиль было доказано постановлением Октябрьского районного суда (см. выше пункт 14) и другими соответствующими доказательствами.

31. В связи с тем, что власти оспаривали статус заявителя как потерпевшего, Суд отмечает, что несмотря на то, что некоторые жалобы в адрес властей были действительно подписаны отцом заявителя, право собственности заявителя на грузовой автомобиль было установлено Октябрьским районным судом и впоследствии не оспаривалось в ходе судебного и административного разбирательства на национальном уровне. Соответственно, Суд отклонил возражения властей относительно приемлемости жалобы по критерию ratione personae.

32. Что касается возражения властей относительно лица, виновного в причинении вреда, Суд полагает, что данный вопрос непосредственно связан с существом жалобы на вмешательство в право заявителя на уважение собственности. Соответственно, Суд объединит данные возражения с существом жалобы и рассмотрит оба вопроса ниже.

33. Суд также отмечает, что указанная жалоба не является неприемлемой по каким-либо иным основаниям. Следовательно, она должна быть признана приемлемой.

Б. Существо жалобы

34. Заявитель утверждал, что было представлено достаточное количество доказательств изъятия, удержания и повреждения грузового автомобиля военнослужащими МВД.

35. Власти оспаривали подлинность двух представленных заявителем писем. Они отметили, что в письме генерал-майора В. (см. выше пункт 9) отсутствуют необходимые для официального письма реквизиты, в частности дата, исходящий номер, печать. Кроме того, данное письмо не было зарегистрировано в журнале учета корреспонденции. В письме не были указаны основания для упоминавшейся в нем информации. Власти также утверждали, что генерал‑майор В. никогда не служил в группировке «Восток» объединенной группировки внутренних войск МВД. Двое свидетелей, которые в тот момент времени служили в войсковой части, утверждали, что не видели на территории базы войсковой части грузового автомобиля заявителя или какого-либо другого постороннего автомобиля. В связи с этим внутригосударственные суды постановили, что заявитель не представил достаточных доказательств того, что ответчиком по его иску должна была быть войсковая часть № 3702. В данных обстоятельствах утверждения заявителя о нарушении государством его имущественных прав не соответствуют необходимому стандарту доказывания «вне разумного сомнения». В связи с этим власти ссылаются на решение по делу «Умаров против России» (см. решение Европейского Суда от 18 мая 2006 года по делу «Умаров против России» (Umarov v. Russia), жалоба № 30788/02).

36. Суд напоминает о сделанном выше выводе относительного того, что рассматриваемое право собственности заявителя было надлежащим образом подтверждено внутригосударственными органами. Сторонами не оспаривается тот факт, что рассматриваемому имуществу был причинен вред. При этом власти отрицают вмешательство государства в рассматриваемое право. Таким образом, Суд предстоит установить наличие или отсутствие такого вмешательства со стороны государства.

37. При рассмотрении дел, касающихся заявлений жителей Чечни об уничтожении их имущества во время проведения военных операций или операций служб безопасности, Суд уже приходил к выводу, что эффективным средством правовой защиты в таких делах может быть надлежащее уголовное расследование (см. постановление Европейского Суда от 3 мая 2011 года по делу «Хамзаев и другие против России» (Khamzayev and Others v. Russia), жалоба № 1503/02, пункт 154).

38. В настоящем деле заявитель обращался с жалобами в местные и военные прокуратуры; однако ему было рекомендовано обратиться в суд с гражданским иском (см. выше пункт 15). Расследования по жалобам заявителя не проводилось; более того, не было надлежащих попыток ознакомиться с ситуацией и установить обстоятельства заявлений.

39. Таким образом, Суд отмечает, что заявитель представил внутригосударственным судам достаточное количество материалов в подтверждение своих небезосновательных жалоб, касающихся ответственности государства. Во-первых, многочисленные и согласующиеся жалобы членов семьи заявителя в органы государственной власти содержат указание времени и места изъятия грузового автомобиля, указание на войсковую часть, которая удерживала автомобиль, описание обстоятельств его возвращения. Во-вторых, они представили два документа, выданных командованием объединенной группировки внутренних войск МВД, которые подтверждали изъятие и возвращение грузового автомобиля (см. выше пункты 9 и 10). В-третьих, в апреле 2000 года комиссия в составе сотрудников местной мэрии подтвердила версию заявителя относительно обстоятельств дела (см. выше пункт 11). И, наконец, Октябрьский районный суд г. Грозного сослался на показания свидетелей и установил, что документы на автомобиль были утеряны военнослужащими (см. выше пункт 14).

40. При этом внутригосударственные суды не указали степень важности совокупности доказательств при их оценке. Они не подвергли сомнению подлинность двух писем, выданных военным командованием, как и не подвергли сомнению остальные аспекты иска заявителя. Вместо этого они допросили двух военнослужащих из рассматриваемой войсковой части, которые отрицали наличие грузового автомобиля. Они также упомянули об отсутствии соответствующих записей в журнале учета мероприятий войсковой части. Таким образом, выводы внутригосударственных судов были очень сжатыми и не учитывали совокупность представленных заявителем доказательств при рассмотрении конкретных обстоятельств данного дела.

41. Суд напоминает, что осознает субсидиарный характер своей роли и необходимость проявлять осмотрительность при принятии на себя функций суда первой инстанции по установлению фактов. Но при этом он не обязан ограничиваться выводами внутригосударственных судов и вправе делать собственные выводы тогда, когда это неизбежно с учетом обстоятельств конкретного дела (см., например, постановление Европейского Суда от 21 февраля 2002 года по делу «Матьяр против Турции» (Matyar v. Turkey), жалоба № 23423/94, пункт 108). С учетом представленных заявителем доказательств, среди которых его собственные показания как очевидца изъятия грузового автомобиля, указанных выше писем, заключения комиссии от местной мэрии, Суд полагает, что выводы внутригосударственных судов об отсутствии в настоящем деле ответственности государства не заслуживают доверия (см. постановление Европейского Суда от 15 ноября 2007 года по делу «Хамидов против России» (Khamidov v. Russia), жалоба № 72118/01, пункт 107).

42. По этим же основаниям Суд полагает, что внутренняя проверка, проведенная военной прокуратурой в 2009 году (см. выше пункт 24), не смогла прояснить ситуацию. Очевидные сомнения вызывает доказательная ценность показаний свидетелей, тем более что они были даны спустя более чем девять лет после рассматриваемых событий. При этом совершенно неясно, почему не было принято никаких мер для розыска и допроса двух старших офицеров, подписавших соответствующие документы в 2000 году (см. выше пункты 9 и 10), или офицеров, указанных заявителем в его первоначальных жалобах. Некоторые из представленных впоследствии документов ссылаются на специальную операцию в селе Автуры, хотя грузовой автомобиль заявителя был изъят из Шали (см. выше пункты 21 и 22).

43. На данном этапе Суд считает необходимым отметить, что он рассматривал, по сути, два вида жалоб, поданных жителями Чечни в связи с нарушением их имущественных прав во время проведения контртеррористических операций. Обзор соответствующей судебной практики российских судов приводится в постановлении по делу «Эсмухамбетов и другие против России» (см. постановление Европейского Суда от 29 марта 2011 года по делу «Эсмухамбетов и другие против России» (Esmukhambetov and Others v. Russia), жалоба № 23445/03, пункты 89-91) и постановлении по делу «Керимова и другие против России» (см. постановление Европейского Суда от 3 мая 2011 года по делу «Керимова и другие против России» (Kerimova and Others v. Russia), жалобы №№ 17170/04, 20792/04, 22448/04, 23360/04, 5681/05 и 5684/05, пункты 192-194).

44. Так, в некоторых случаях имуществу был нанесен вред в период (конец 1999 года – первая половина 2000 года), характеризующийся обострением гражданской борьбы в Чеченской Республике, которая в то время была местом яростного противостояния между российскими военнослужащими и службами безопасности с одной стороны и незаконными вооруженными формированиями с другой. В таких делах заявители часто отсутствовали в момент причинения вреда и поэтому не могли предоставить внутригосударственным судам и Суду достоверных доказательств причастности представителей властей к причинению вреда имущества. Учитывая тот факт, что обе стороны конфликта действовали достаточно агрессивно, Суд в указанных обстоятельствах не согласился с тем, что за любой вред, причиненный во время рассматриваемых военных операций, ответственность должно нести государство. Как и не согласился с тем, что ответственность государства определяется самим фактов причинения вреда имуществу заявителей (см. упоминавшееся выше постановление по делу «Умаров против России» (Umarov v. Russia); и постановление Европейского Суда от 11 декабря 2008 года по делу «Трапезникова против России» (Trapeznikova v. Russia), жалоба № 21539/02, пункт 108). Поэтому в таких делах Суд согласился с выводами внутригосударственных судов.

45. Однако в случае, когда внутригосударственные суды вынесли определение об отсутствии ответственности государства, и такое определение является произвольным или явно необоснованным, Суд приходит к совершенно иному заключению. Суд действительно приходил к такому заключению в случаях, когда заявители могли предоставить достаточные доказательства ответственности государства за вмешательство в рассматриваемые права (см. упоминавшееся выше постановление по делу «Хамидов против России» (Khamidov v. Russia), пункт 137; и постановление Европейского Суда от 15 января 2013 года по делу «Мильтаев и Мельтаева против России» (Miltayev and Meltayeva v. Russia), жалоба № 8455/06, пункты 50-57).

46. По мнению Суда, рассматриваемое дело подпадает под вторую категорию. Различных доказательств, подробно описанных выше (см. выше пункт 39), а также указанных выше соображений достаточно для вывода о наличии ответственности государства за вмешательство в рассматриваемое право.

47. При этом Суд отмечает, что власти не представили никаких доводов относительно законности, наличия законной цели или соразмерности вмешательства в право заявителя на уважение собственности.

48. Следовательно, Суд отклоняет предварительное возражение властей и приходит к выводу о допущенном нарушении статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции.

II. ДРУГИЕ ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ

49. Заявитель также жаловался на нарушение статей 1, 13, 14 и 15 Конвенции, а также на нарушение статьи 1 Протокола № 12 к Конвенции.

50. Тем не менее, в свете всех имеющихся в его распоряжении материалов и в той степени, в которой обжалуемые вопросы находятся в его компетенции, Суд считает, что они не свидетельствуют о наличии нарушения прав и свобод, закрепленных в Конвенции и в Протоколах к ней. Следовательно, данные жалобы являются явно необоснованными и должны быть отклонены в соответствии с подпунктом «а» пункта 3 и пунктом 4 статьи 35 Конвенции.

III. ПРИМЕНЕНИЕ ПОЛОЖЕНИЙ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

51. Статья 41 Конвенции гласит:

«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

А. Ущерб

52. Заявитель в прямой форме не требовал компенсации материального ущерба или морального вреда, однако в своих замечаниях он указал список (от 6 мая 2009 года) пропавших с грузового автомобиля КАМАЗ деталей, составленный на основании ранее сделанного списка (см. выше пункт 11), с указанием стоимости запасных деталей. На тот момент общая сумма составляла 379 956 рублей, или приблизительно 8 640 евро.

53. Власти утверждали, что данный список не может рассматриваться в качестве требования о справедливой компенсации. Они также напомнили об отсутствии причинной связи между заявленным ущербом и действиями представителей властей.

54. Суд считает, что в обстоятельствах настоящего дела, перечень запасных деталей с указанием их стоимости может рассматриваться в качестве требования о компенсации материального ущерба, причиненного заявителю в результате указанного нарушения статьи 1 Протокола № 1. Соответственно, Суд считает целесообразным присудить заявителю 8 640 евро.

Б. Судебные расходы и издержки

55. Заявитель не потребовал возмещения издержек и расходов.

В. Проценты за просрочку платежа

56. Суд считает целесообразным установить процентную ставку за просрочку платежа в размере, равном предельной годовой процентной ставке Европейского Центрального банка плюс три процентных пункта.

НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО:

1. объединил возражения относительно ответственности государства за предполагаемое нарушение с рассмотрением дела по существу и отклонил их;

2. объявил жалобу на нарушение статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции приемлемой, а остальные жалобы – неприемлемыми;

3. постановил, что было допущено нарушение статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции;

4. постановил,

(a) что государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю 8 640 евро (восемь тысяч шестьсот сорок евро), включая любые налоги, которыми может облагаться данная сумма. Данная сумма должна быть переведена в валюту государства-ответчика по курсу, установленному на день выплаты;

(б) что с момента истечения вышеуказанного трехмесячного срока до момента выплаты компенсации на данную сумму начисляются простые проценты в размере, равном предельной учетной ставке Европейского Центрального банка в течение периода начисления пени, плюс три процентных пункта;

Совершено на английском языке, уведомление направлено в письменном виде 12 января 2016 года в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

Мариалена Цирли Луис Лопес Гуэрра
Заместитель Секретаря Председатель

опубликовано 02.08.2016 16:08 (МСК)

 

Сайт Президента Рф
Сайт Конституционного Суда РФ
Сайт Верховного Суда РФ
Официальный интернет-портал правовой информации




Сведения о размере и порядке уплаты государственной пошлины
Сервис для подачи жалоб и заявлений в электронном виде


Часы работы суда:
понедельник-четверг: 8.30-17.15
пятница: 8.30-17.00
суббота, воскресенье: выходной
перерыв: 13.00-13.45
 

Главный корпус
355002, г. Ставрополь,
ул. Лермонтова, 183
Тел.: (8652) 23-29-00
Факс: (8652) 23-29-32
e-mail: krai@stavsud.ru

Помещения
Ставропольского краевого суда
в здании "Дворец правосудия"
355035, г.Ставрополь,
ул. Дзержинского, 235
Тел./факс: (8652) 35-36-41

Апелляционная коллегия
по гражданским делам
Ставропольского краевого суда
355004, г. Ставрополь,
ул. Осипенко, 10а
Тел./факс: (8652) 23-50-58

Здание
Ставропольского краевого суда
в г. Пятигорске
357500, Ставропольский край
г. Пятигорск,
ул. Лермонтова, 9
Тел./факс: (8793) 33-94-73