Arms
 
развернуть
 
355002, г. Ставрополь, ул. Лермонтова, д. 183
Тел.: (8652) 23-29-00, 23-29-32 (ф.)
kraevoy.stv@sudrf.ru krai@stavsud.ru
355002, г. Ставрополь, ул. Лермонтова, д. 183Тел.: (8652) 23-29-00, 23-29-32 (ф.)kraevoy.stv@sudrf.ru krai@stavsud.ru

 

Сайт Президента Рф
Сайт Конституционного Суда РФ
Сайт Верховного Суда РФ
Официальный интернет-портал правовой информации




Сведения о размере и порядке уплаты государственной пошлины
Сервис для подачи жалоб и заявлений в электронном виде


Часы работы суда:
понедельник-четверг: 8.30-17.15
пятница: 8.30-17.00
суббота, воскресенье: выходной
перерыв: 13.00-13.45
 

Главный корпус
355002, г. Ставрополь,
ул. Лермонтова, 183
Тел.: (8652) 23-29-00
Факс: (8652) 23-29-32
e-mail: krai@stavsud.ru

Помещения
Ставропольского краевого суда
в здании "Дворец правосудия"
355035, г.Ставрополь,
ул. Дзержинского, 235
Тел./факс: (8652) 35-36-41

Апелляционная коллегия
по гражданским делам
Ставропольского краевого суда
355004, г. Ставрополь,
ул. Осипенко, 10а
Тел./факс: (8652) 23-50-58

Здание
Ставропольского краевого суда
в г. Пятигорске
357500, Ставропольский край
г. Пятигорск,
ул. Лермонтова, 9
Тел./факс: (8793) 33-94-73


ДОКУМЕНТЫ СУДА
Михальчук против России

НЕОФИЦИАЛЬНЫЙ ПЕРЕВОД

АУТЕНТИЧНЫЙ ТЕКСТ РАЗМЕЩЕН

НА САЙТЕ Европейского Суда по правам человека

www.echr.coe.int

в разделе HUDOC

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

ДЕЛО «МИХАЛЬЧУК против РОССИИ»

(Жалоба №33803/04)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

г. СТРАСБУРГ

23 апреля 2015 г.

Настоящее постановление вступит в силу в порядке, установленном в пункте 2 статьи 44 Конвенции. Может быть подвергнуто редакционной правке.


По делу «Михальчук против России»,

Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой, в состав которой вошли:

Элизабет Штайнер, Председатель,
Ханлар Гаджиев,
Пауло Пинто де Альбукерке,
Линос-Александр Сицильянос,
Эрик Мос,
Ксения Туркович,
Дмитрий Дедов, судьи,
а также Сорен Нильсен, Секретарь Секции,

проведя 31 марта 2015 года совещание по делу за закрытыми дверями,

вынес следующее постановление, утвержденное в вышеуказанную дату:

ПРОЦЕДУРА

1. Дело инициировано жалобой (№33803/04) против Российской Федерации, поданной в Суд 13 июля 2004 года в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — «Конвенция») гражданином России Алексеем Васильевичем Михальчуком (далее — «заявитель»).

2. Интересы Властей Российской Федерации (далее — «Власти») представлял Г. Матюшкин, Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека.

3. Заявитель жаловался, в частности, что он подвергся ненадлежащему обращению со стороны работников милиции, что органы власти не провели эффективного расследования по его заявлениям, касающихся ненадлежащего обращения и что его содержание под стражей в ходе предварительного следствия не имело относимых и достаточных оснований.

4. 19 октября 2009 года данная жалоба была доведена до сведения Властей.

ФАКТЫ

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

5. Заявитель 1969 года рождения проживает в городе Москве.

6. 17 апреля 2003 года заявитель был задержан сотрудниками милиции по подозрению в грабеже и вымогательстве и доставлен в ОВД Южное Тушино г. Москве. Заявитель жаловался, что в отделе милиции сотрудники избили его в целях получения признания в совершении преступлений и что он затем дал признательные показания.

7. 18 апреля 2003 года Тушинская межрайонная прокуратура (далее - «прокуратура») возбудила уголовное дело в отношении заявителя по подозрению в совершении нескольких преступлений, включая ограбление и вымогательство. В тот же день заявитель был освобожден.

8. 24 апреля 2003 года следователь прокуратуры вынес распоряжение о доставлении заявителя в отдел милиции для допроса. В распоряжении говорилось, что несмотря на несколько повесток, заявитель так и не явился в отдел милиции на допрос.

9. 25 апреля 2003 года следователь допросил заявителя в присутствии адвоката. В ходе беседы заявитель указал, что он признался в совершении преступлений 17 апреля 2003 года после того, как его избили сотрудники милиции.

10. В тот же день следователь выдвинул в отношении заявителя обвинение в нескольких преступлениях, включая грабеж и вымогательство, и взял с него подписку о невыезде и надлежащем поведении. В постановлении говорилось, что заявитель имел постоянное место регистрации и не пытался скрыться и что в связи с этим необходимость заключения под стражу отсутствовала. Из материалов дела следует, что заявитель пользовался помощью адвоката с этой даты и на всем протяжении уголовного производства в его отношении.

11. 28 апреля 2003 года заместитель прокурора отменил это постановление на том основании, что заявитель не приходил в отдел милиции, несмотря на несколько повесток, не имел постоянного места работы и мог продолжить преступную деятельность и помешать производству по делу.

12. В тот же день Тушинский районный суд г. Москвы (далее - «районный суд») вынес постановление об избрании в отношении заявителя меры пресечения в виду заключения под стражу на время предварительного следствия, постановив:

«Из сведений, имеющихся в распоряжении суда следует, что Михальчук А.В. совершил тяжкие и особо тяжкие преступления, которые наказываются лишением свободы, а также что он является безработным. Учитывая характер совершенных им преступлений, суд имеет основания считать, что он может скрыться и совершить новое преступление.

С учетом вышеуказанного, суд приходит к заключению, что основания для избрания меры пресечения более мягкой, чем помещение под стражу на время предварительного следствия, отсутствуют».

13. 19 мая 2003 года в связи с утверждениями заявителя об избиении сотрудниками милиции следователь вынес распоряжение о проведении судебно-медицинского освидетельствования.

14. 31 мая 2003 года судебно-медицинский эксперт заключил, что на теле и лице заявителя имелись синяки. Однако установить точную дату их появления не представлялось невозможным.

15. В тот же день следователь вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по жалобам заявителя по факту избиения сотрудниками милиции 17 апреля 2003 года. В постановлении говорилось, что заявитель имел право обжаловать его как прокурору, так и в суде. В тот же день копия этого постановления была направлена заявителю.

16. 20 июня 2003 года районный суд продлил срок заключения заявителя под стражей до 28 июля 2003 года, постановив:

«Из сведений, имеющихся в распоряжении суда следует, что Михальчук А.В. обвиняется в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, которые наказываются лишением свободы на срок более двух лет, а также не имеет постоянного источника дохода.

С учетом вышеуказанного, суд имеет основания считать, что в случае освобождения Михальчук А.В. может скрыться и, следовательно, суд приходит к заключению о том, что оснований для избрания более мягкой меры пресечения в отношении Михальчука не имеется».

17. В неустановленную дату уголовное дело в отношении заявителя было передано на рассмотрение в районный суд.

18. 4 августа 2003 года районный суд назначил предварительное судебное заседание по делу на 19 августа 2003 года и постановил, что примененная к заявителю мера пресечения, а именно, содержание под стражей в ходе предварительного следствия, должна остаться в силе.

19. 19 августа 2003 года районный суд провел предварительное слушание.

20. 12 января 2004 года районный суд отклонил ходатайство заявителя об освобождении из под стражи и продлил его содержание под стражей и содержание под стражей другого обвиняемого по делу до 16 апреля 2004 года. Районный суд постановил:

«Михальчук и Исаев обвиняются в тяжких и особо тяжких преступлениях. Михальчук помещен под стражу на время предварительного следствия 28 апреля 2003 года... Учитывая, что дело еще не было рассмотрено по существу, судебно-психологическая экспертиза потерпевшего была назначена, но еще не проведена, а также с учетом тяжести обвинений против каждого из обвиняемых, суд считает, что никакая другая мера пресечения не обеспечит их надлежащего поведения. Таким образом, суд не может избрать другую, более мягкую меру пресечения».

21. В своей жалобе на постановление о заключении под стражу заявитель указал, что районный суд не предоставил ни одного обоснования своего утверждения о том, что он не мог применить иную меру пресечения.

22. 17 февраля 2004 года Московский городской суд (далее - «городской суд») отклонил жалобу заявителя, установив, что постановление от 12 января 2004 года было законным и обоснованным, в частности, тяжестью обвинений против него.

23. 13 апреля 2004 года районный суд продлил содержание заявителя и других обвиняемых под стражей до 16 июля 2004 года на тех же основаниях, которые были указаны в постановлении от 12 января 2004 года.

24. 14 июля 2004 года районный суд признал заявителя виновным в совершении нескольких преступлений, включая грабеж и вымогательство, и приговорил его к десяти годам лишения свободы. На слушании заявитель заявил о своей невиновности и указал, что он признался в совершении преступлений под физическим давлением со стороны сотрудников правоохранительных органов. Районный суд не рассматривал его жалобу об избиении сотрудниками милиции. Он вынес обвинительный приговор на основании показаний потерпевших, свидетелей, других обвиняемых, а также большого количества вещественных доказательств. Районный суд также счел, что показания заявителя в ходе предварительного следствия могли лечь в основу приговора, поскольку они были сделаны в присутствии адвоката.

25. В своей жалобе на приговор заявитель указал, среди прочего, что он признался в преступлениях после побоев милиционеров и что следователь отказал в возбуждении уголовного дела в их отношении.

26. 19 октября 2004 года городской суд оставил приговор в отношении заявителя в силе. Из определения следует, что городской суд не рассматривал жалобу заявителя по факту признательных показаний, полученных насильственным путем.

27. В связи с неоднократными жалобами заявителя на ненадлежащее обращение со стороны сотрудников милиции 17 апреля 2003 года, 4 мая 2005 года прокуратура снова информировала заявителя, что он может оспорить постановление от 31 мая 2003 года в судебном порядке. Из материалов дела следует, что заявитель не подавал в суд жалобы на постановление от 31 мая 2003 года.

28. 16 июня 2005 года Президиум городского суда в ходе пересмотра в порядке надзора изменил часть приговора от 14 июля 2004 года, касающуюся квалификации правонарушений, и оставил без изменений остальную часть.

ПРАВО

I. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 3 КОНВЕНЦИИ

29. Заявитель жаловался по статье 3 Конвенции на то, что 17 апреля 2003 года сотрудники милиции применили к нему ненадлежащее обращение и что органы власти не провели по факту предполагаемого ненадлежащего обращения эффективного расследования. Статья 3 Конвенции гласит:

«Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию».

Приемлемость жалобы

30. Власти утверждали, что заявитель не исчерпал доступные внутригосударственные средства правовой защиты в отношении его жалобы на ненадлежащее обращение. В частности, он не обжаловал постановление следователя от 31 мая 2003 года об отказе в возбуждении уголовного дела.

31. Заявитель не предоставил своих комментариев по этому поводу.

32. Что касается жалобы заявителя в соответствии с материально-правовым аспектом статьи 3, Суд повторяет, что правило об исчерпании внутригосударственных средств правовой защиты, установленное в пункте 1 статьи 35 Конвенции, обязывает заявителей сначала использовать средства правовой защиты, которые доступны и достаточны во внутригосударственной правовой системе, чтобы обеспечить им получение возмещения за предполагаемые нарушения Пункт 1 статьи 35 также требует, чтобы жалобы, которые предполагается рассмотреть в Суде, были заблаговременно рассмотрены соответствующими национальными органами по меньшей мере по существу и в соответствии с формальными требованиями, предусмотренными национальным законодательством, однако, он не требует прибегать к средствам правовой защиты, которые являются неадекватными или неэффективными (см. постановление Европейского Суда от 16 сентября 1996 года по делу «Акдивар и другие против Турции» (Akdivar and Others v. Turkey), пп. 65-67, Сборник постановлений и решений 1996‑IV, и постановление Европейского Суда от 18 декабря 1996 года по делу «Аксой против Турции» (Aksoy v. Turkey), пп. 51-52, Отчеты 1996-VI).

33. Суд ранее установил, что возможность оспаривания в суде общей юрисдикции постановления прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела по жалобе на ненадлежащее обращение является эффективным средством правовой защиты, доступным в российской правовой системе в отношении таких жалоб (см. решение Европейского Суда от 14 октября 2003 года по делу «Трубников против России» (Trubnikov v. Russia), жалоба №49790/99 и постановление Европейского Суда от 1 марта 2007 года по делу «Белевицкий против России» (Belevitskiy v. Russia), жалоба №72967/01, пп. 54-67).

34. Разрабатывая эту позицию, Суд позднее вынес определение, что оспаривание постановления прокурора в гражданском судопроизводстве (см. постановление Европейского Суда от 24 июля 2008 года по делу «Владимир Романов против России» (Vladimir Romanov v. Russia), жалоба №41461/02, пп. 46-52) или даже постановка вопроса о ненадлежащем обращении в суде первой инстанции, рассматривающем обвинения против заявителя (см.постановление Европейского Суда от 2 октября 2008 года по делу «Акулинин и Бабич против России» (Akulinin and Babich v. Russia), жалоба №5742/02, пп. 25-34) может также в некоторых обстоятельствах рассматриваться как надлежащее исчерпание внутригосударственных средств правовой защиты, при условии, что суды рассмотрели по существу применимые жалобы.

35. Обращаясь к настоящему делу, Суд отмечает, что в связи с жалобой заявителя на ненадлежащее обращение в милиции следователь провел доследственную проверку и вынес постановление от 31 мая 2003 года об отказе в возбуждении уголовного дела. Стороны не оспаривали тот факт, что заявитель был уведомлен в надлежащий срок о постановлении и о своем праве оспорить это постановление в суде. С 25 апреля 2003 года и в течение всего уголовного производства в отношении заявителя он пользовался помощью адвоката. Однако ни заявитель, ни его адвокат не обжаловали постановление следователя от 31 мая 2003 года. Заявитель не дал никакого объяснения такого бездействия (см., например, решение Европейского Суда от 22 октября 2013 года по делу «Боргдорф против России» (Borgdorf v. Russia), жалоба №20427/05, пп. 29-32).

36. В самом деле, в ходе судебного производства и далее в своей жалобе на приговор заявитель ссылался на то, что его признание было неприемлемым в качестве доказательства, поскольку он предположительно подписал его под физическим давлением. Однако в решениях областного и районного судов нет указаний на то, то вопрос о предположительном ненадлежащем обращении был рассмотрен этими судами. Жалобы заявителя, таким образом, так и не были рассмотрены внутригосударственными судами.

37. Из этого следует, таким образом, что жалоба о ненадлежащем обращении является неприемлемой ввиду неисчерпания заявителем доступных средств правовой защиты и должна быть отклонена в соответствии с пунктами 1 и 4 статьи 35 Конвенции.

38. Что касается жалобы заявителя на то, что внутригосударственные органы власти не провели расследования его заявлений о ненадлежащем обращении, Суд повторяет, что предварительное расследование по жалобам заявителя было проведено компетентным органом. Эта проверка была завершена вынесением постановления следователя, которое заявитель не обжаловал во внутригосударственные суды. Как установлено выше, заявитель убедительно не доказал, что такой пересмотр обязательно был бы неэффективным. Из этого следует, что жалоба заявителя на то, что органы власти не провели расследования по его жалобе, является необоснованной.

39. По этим основаниям Европейский Суд полагает, что данная часть жалобы подлежит отклонению в соответствии с подпунктом «а» пункта 3 и пунктом 4 статьи 35 Конвенции.

2. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ ПУНКТА 3 СТАТЬИ 5 КОНВЕНЦИИ

40. Заявитель жаловался на то, что содержание егопод стражей в ходе предварительного следствия не имело относимых и достаточных оснований. Он ссылался на пункт 3 статьи 5, который гласит следующее:

«Каждый задержанный или заключенный под стражу в соответствии с подпунктом «c» пункта 1 настоящей статьи ... имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Освобождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд».

А. Приемлемость

41. Европейский Суд также отмечает, что он не может не применять правило шестимесячного срока только на том основании, что государство-ответчик не выступило с предварительным возражением, основанным на этом правиле, поскольку рассматриваемый критерий, отражая желание Договаривающихся Сторон предотвратить обжалование по прошествии неопределенного срока событий, имевших место в прошлом, служит не только интересам государства-ответчика, но также и принципу правовой определенности как самостоятельной ценности. Этот критерий устанавливает временные ограничения для надзора, осуществляемого конвенционными органами, и указывает как отдельным лицам, так и властям период, по истечении которого такой надзор более невозможен (см. решение Европейского Суда по делу «Уолкер против Соединенного Королевства» (Walker v. United Kingdom), жалоба №34979/97, ECHR 2000‑I).

42. Суд отмечает, что содержание заявителя под стражей состояло из двух не следующих друг за другом периодов. Первый период содержания его под стражей начался 17 апреля 2003 года, когда он был задержан и доставлен в отдел милиции, и закончился 18 апреля 2003 года, когда он был освобожден. Второй период его содержания под стражей продлился с 28 апреля 2003 года, когда он был взят под стражу и до 14 июля 2004 года, когда районный суд приговорил его к наказанию за уголовные правонарушения.

43. В деле «Идалов против России» (Idalov v. Russia) Суд установил, что не следующие друг за другом периоды содержания под стражей должны оцениваться по отдельности и правило шестимесячного срока должно применяться отдельно к каждому периоду содержания под стражей (см. постановление Большой Палаты Европейского Суда от 22 мая 2012 года по делу «Идалов против России» (Idalov v. Russia), жалоба №5826/03, пп. 127-33). Из этого следует, что жалоба по первому периоду содержания заявителя под стражей должна быть подана не позднее чем через шесть месяцев после его освобождения. Заявитель подал жалобу в Европейский Суд 13 июля 2004 года, то есть более чем через шесть месяцев после своего освобождения 18 апреля 2003 года.

44. С учетом вышеизложенного, Суд устанавливает, что жалоба заявителя по пункту 3 статьи 5, касающаяся содержания под стражей с 17 по 18 апреля 2003 года, была подана с нарушением сроков и долджна быть отклонена в соответствии с пунктами 1 и 4 статьи 35 Конвенции.

45. Суд далее полагает, что жалоба заявителя, поданная согласно пункту 3 статьи 5, касающаяся продолжительности его содержания под стражей в период с 28 апреля 2003 года по 14 июля 2004 года, не является явно необоснованной в значении подпункта «a» пункта 3 статьи 35 Конвенции. Кроме того, Суд отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо иным основаниям. Следовательно, она должна быть признана приемлемой.

B. Существо жалобы

1. Доводы сторон

46. Заявитель продолжал настаивать на своей жалобе.

47. Власти утверждали, что весь период содержания заявителя под стражей имел «относимые и достаточные» основания и что производства были проведены с «особой тщательностью».

2. Оценка Европейского Суда

48. Суд рассмотрит жалобу заявителя по существу в соответствии с пунктом 3 статьи 5 в свете применимых общих принципов, изложенных, среди прочих, в вышеупомянутом постановлении Большой Палаты Европейского Суда по делу Идалова (Idalov), пп. 139-41, с дальнейшими ссылками).

49. Суд установил выше, что второй период содержания заявителя под стражей в ходе предварительного следствия, продлился с 28 апреля 2003 года, когда он был взят под стражу, до 14 июля 2004 года, когда районный суд вынес ему обвинительный приговор за уголовные правонарушения. Общая продолжительность содержания под стражей, таким образом, составила один год, два месяца и семнадцать дней.

50. Суд признает, что первоначально содержание заявителя под стражей могло быть оправдано обоснованным подозрением в том, что он принимал участие в преступлениях, в том числе, грабеже и вымогательстве. Остается выяснить, предоставили ли судебные органы власти «относимые» и «достаточные» основания для оправдания продления его содержания под стражей и проявили ли они «особую тщательность» при проведении производств.

51. Суд отмечает, что судебные органы власти отказались освобождать заявителя, ссылаясь, главным образом, на тяжесть обвинений, выдвинутых против него, и риск, что в случае освобождения он может скрыться и совершить новое преступление.

52. Что касается ссылки судов на тяжесть обвинений, Суд повторно установил, что это обоснование не может само по себе служить оправданием длительного периода содержания под стражей. Это тем более относится к делам вроде настоящего, в которых квалификация фактов - и, соответственно, наказания, которое грозило заявителю, - осуществлялась прокуратурой, а суд не рассмотрел вопрос о том, подтверждали ли полученные доказательства разумное подозрение, что заявитель якобы совершил преступление (см., среди прочих, постановление Европейского Суда по делу «Худоеров против России» (Khudoyorov v. Russia), жалоба №6847/02, п. 180, ECHR 2005‑X).

53. Внутригосударственные суды обосновывали свое утверждение о том, что заявитель мог скрыться и совершить новое преступление ссылкой на тяжесть наказания, которое могло быть применено к заявителю. В двух случаях они ссылались на факт, что у него не было постоянного места работы (постановления от 28 апреля и 20 июня 2003 года).

54. В отношении тяжести наказания, назначенного заявителю, Суд считает, что несмотря на то, что продление срока лишения свободы необходимо для оценки риска побега или рецидива у него, данную необходимость не следует оценивать с чисто абстрактной точки зрения, принимая во внимание лишь тяжесть преступления. Также длительный срок содержания под стражей не должен предвосхищать наказание в виде лишения свободы (см. постановление Европейского Суда от 26 июня 1991 года по делу «Летелье против Франции» (Letellier v. France), п. 51, Серия A №207; постановление Европейского Суда от 26 июля 2001 года по делу «Илийков против Болгарии» (Ilijkov v. Bulgaria), жалоба №33977/96, п. 81; и постановление Европейского Суда от 8 февраля 2005 года по делу «Панченко против России» (Panchenko v. Russia), жалоба №45100/98, п. 102).

55. Поскольку внутригосударственные суды ссылались на тот факт, что заявитель был безработным, Суд ранее установил, что нельзя прийти к выводу о склонности человека к совершению новых преступлений только по причине отсутствия у него работы (см. постановление Европейского Суда от 15 февраля 2005 года по делу «Сулаойя против Эстонии» (Sulaoja v. Estonia), жалоба №55939/00, п. 64).

56. Суд отмечает, что внутригосударственные суды не ссылались на другие факторы или доказательства, которые могли обосновать утверждение, что заявитель мог скрыться или совершить новое преступление, но просто согласились с заявлениями следователя, что заявитель, вероятно, мог так поступить. В этих обстоятельствах, Суд не может не прийти к заключению, что внутригосударственные суды не провели оценку личной ситуации заявителя и не привели особых оснований, подкрепленных доказательствами, для содержания его под стражей.

57. Европейский Суд также подчеркивает, что, принимая решение о продлении срока содержания лица под стражей или освобождении его из-под стражи, власти обязаны в соответствии с пунктом 3 статьи 5 Конвенции рассмотреть альтернативные способы обеспечения явки лица в суд (см. постановление Европейского Суда от 21 декабря 2001 года по делу «Яблонский против Польши» (Jablonski v. Poland), жалоба №33492/96, п. 83, а также вышеуказанное постановление Европейского Суда по делу «Сулаойя против Эстонии» (Sulaoja v. Estonia), п. 64) В настоящем деле в большинстве своих решений внутригосударственные суды установили, что они не усматривали оснований отменять меру пресечения или применять более мягкую меру пресечения. Однако они не объяснили в своих решениях, почему такие альтернативные меры не могли обеспечить должное отправление правосудия.

58. Учитывая вышеизложенное, Суд считает, что не рассмотрев отдельные факты или надлежащим образом не рассмотрев меры пресечения, а также ссылаясь главным образом на тяжесть обвинений, органы власти продлевали срок содержания заявителя под стражей на основаниях, которые, будучи «относимыми», не могут считаться «достаточными». Они, таким образом, не смогли обосновать длительное лишение заявителя свободы в течение более одного года и двух месяцев. В этих обстоятельствах нет необходимости рассматривать вопрос о том, велось ли производство с «необходимой тщательностью».

59. Следовательно, имело место нарушение требований пункта 3 статьи 5 Конвенции.

III. ПРОЧИЕ ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ

60. Суд рассмотрел другие жалобы, представленные заявителем. Принимая во внимание все имеющиеся в его распоряжении материалы и степень, в которой поданные жалобы относятся к компетенции Суда, он полагает, что они не содержат признаков нарушения прав и свобод, закрепленных в Конвенции или в Протоколах к ней. Отсюда следует, что эта часть жалобы подлежит отклонению как явно необоснованная в соответствии с подпунктом «a» пункта 3 и пунктом 4 статьи 35 Конвенции.

IV. ПРИМЕНЕНИЕ ПОЛОЖЕНИЙ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

61. Статья 41 Конвенции гласит:

«Если Суд приходит к заключению, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутригосударственное право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

A. Ущерб

62. Заявитель требовал выплаты 50 миллионов евро в качестве компенсации неимущественного вреда.

63. Власти полагали, что в случае установления Судом нарушения в настоящем деле такое установление само по себе будет являться адекватной справедливой компенсацией.

64. Суд присуждает заявителю 1 200 евро в качестве компенсации неимущественного вреда.

B. Расходы и издержки

65. Заявитель не требовал возмещения издержек и расходов. В связи с этим Суд не присуждает никакой компенсации по данному пункту.

C. Проценты за просрочку платежа

66. Суд считает, что размер пени за просрочку платежей должен основываться на предельной годовой процентной ставке Европейского Центрального банка плюс три процента.

ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД ЕДИНОГЛАСНО:

1. Объявил жалобу заявителя по пункту 3 статьи 5, касающуюся продолжительности содержания заявителя под стражей в ходе предварительного следствия с 28 апреля 2003 года по 14 июля 2004 года, приемлемой, а остальные жалобы неприемлемыми;

2. Постановил, что имело место нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции в связи с продолжительностью содержания заявителя под стражей в ходе предварительного следствия с 28 апреля 2003 по 14 июля 2004 года;

3. Постановил

(a) что власти государства-ответчика должны выплатить заявителю в течение трех месяцев со дня вступления данного постановления в силу, в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции, 1 200 (одну тысячу двести) евро плюс любой налог, которым может облагаться эта сумма в валюте государства-ответчика по курсу, установленному на день выплаты, в качестве компенсации не‑имущественного вреда;

(b) что с момента истечения вышеуказанного трехмесячного срока до момента выплаты компенсации на данную сумму начисляются простые проценты в размере, равном предельной учетной ставке Европейского Центрального банка в течение периода начисления пени, плюс три процентных пункта;

4. Отклонил остальные требования заявителя о справедливой компенсации.

Совершено на английском языке, и уведомление о судебном постановлении направлено в письменной форме 23 апреля 2015 года в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

Сорен Нильсен Элизабет Штайнер
Секретарь Председатель

опубликовано 09.03.2016 15:45 (МСК)

 

Сайт Президента Рф
Сайт Конституционного Суда РФ
Сайт Верховного Суда РФ
Официальный интернет-портал правовой информации




Сведения о размере и порядке уплаты государственной пошлины
Сервис для подачи жалоб и заявлений в электронном виде


Часы работы суда:
понедельник-четверг: 8.30-17.15
пятница: 8.30-17.00
суббота, воскресенье: выходной
перерыв: 13.00-13.45
 

Главный корпус
355002, г. Ставрополь,
ул. Лермонтова, 183
Тел.: (8652) 23-29-00
Факс: (8652) 23-29-32
e-mail: krai@stavsud.ru

Помещения
Ставропольского краевого суда
в здании "Дворец правосудия"
355035, г.Ставрополь,
ул. Дзержинского, 235
Тел./факс: (8652) 35-36-41

Апелляционная коллегия
по гражданским делам
Ставропольского краевого суда
355004, г. Ставрополь,
ул. Осипенко, 10а
Тел./факс: (8652) 23-50-58

Здание
Ставропольского краевого суда
в г. Пятигорске
357500, Ставропольский край
г. Пятигорск,
ул. Лермонтова, 9
Тел./факс: (8793) 33-94-73