Arms
 
развернуть
 
355002, г. Ставрополь, ул. Лермонтова, д. 183
Тел.: (8652) 23-29-00, 23-29-32 (ф.)
kraevoy.stv@sudrf.ru krai@stavsud.ru
355002, г. Ставрополь, ул. Лермонтова, д. 183Тел.: (8652) 23-29-00, 23-29-32 (ф.)kraevoy.stv@sudrf.ru krai@stavsud.ru

 

Сайт Президента Рф
Сайт Конституционного Суда РФ
Сайт Верховного Суда РФ
Официальный интернет-портал правовой информации




Сведения о размере и порядке уплаты государственной пошлины
Сервис для подачи жалоб и заявлений в электронном виде


Часы работы суда:
понедельник-четверг: 8.30-17.15
пятница: 8.30-17.00
суббота, воскресенье: выходной
перерыв: 13.00-13.45
 

Главный корпус
355002, г. Ставрополь,
ул. Лермонтова, 183
Тел.: (8652) 23-29-00
Факс: (8652) 23-29-32
e-mail: krai@stavsud.ru

Помещения
Ставропольского краевого суда
в здании "Дворец правосудия"
355035, г.Ставрополь,
ул. Дзержинского, 235
Тел./факс: (8652) 35-36-41

Апелляционная коллегия
по гражданским делам
Ставропольского краевого суда
355004, г. Ставрополь,
ул. Осипенко, 10а
Тел./факс: (8652) 23-50-58

Здание
Ставропольского краевого суда
в г. Пятигорске
357500, Ставропольский край
г. Пятигорск,
ул. Лермонтова, 9
Тел./факс: (8793) 33-94-73


ДОКУМЕНТЫ СУДА
Малика Юсупова и другие против Росси

НЕОФИЦИАЛЬНЫЙ ПЕРЕВОД

АУТЕНТИЧНЫЙ ТЕКСТ РАЗМЕЩЕН

НА САЙТЕ Европейского Суда по правам человека

www.echr.coe.int

в разделе HUDOC

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

ДЕЛО «МАЛИКА ЮСУПОВА И ДРУГИЕ против РОССИИ»

(Жалобы №№ 14705/09, 4386/10, 67305/10, 68860/10 и 70695/10)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

г. СТРАСБУРГ

15 января 2015 года

вступило в силу 1 июня 2015 г.

Настоящее постановление вступило в силу в порядке, установленном в пункте 2 Статьи 44 Конвенции. Может быть подвергнуто редакторской правке.


По делу «Малика Юсупова и другие против России»,

Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой, в состав которой вошли:

Изабель Берро-Лефевр, Председатель,
Элизабет Штайнер,
Ханлар Гаджиев,
Мирьяна Лазарова Трайковска,
Юлия Лаффранк,
Ксения Туркович,
Дмитрий Дедов, судьи,
и Сорен Нильсен, Секретарь Секции,

проведя 2 декабря 2014 года совещание по делу за закрытыми дверями,

выносит следующее постановление, принятое в тот же день:

ПРОЦЕДУРА

 1. Дело было инициировано на основании пяти жалоб (№№ 14705/09, 4386/10, 67305/10, 68860/10 и 70695/10), поданных в Суд против Российской Федерации в соответствии со Статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - «Конвенция») гражданами Российской Федерации (далее - «заявители»), в даты, указанные в Приложении I.

 2. Интересы заявителей в Суде представляли Д. Ицлаев, адвокат, практикующий в России, Д. Богаерт, адвокат, практикующий в Бельгии, адвокаты из неправительственной организации «Правовая инициатива по России» (далее - «SRJI») (при участии неправительственной организации «Астрея»), а также адвокаты из неправительственной организации «Матери Чечни». Интересы Властей Российской Федерации (далее - «Власти») представлял Г. Матюшкин, Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека.

 c 3. Заявители утверждали, что в различные даты в период с 2001 по 2002 год шестеро их родственников были похищены государственными военнослужащими в Чеченской Республике и что расследования были неэффективны.

 4. В даты, указанные в Приложении I, жалобы были коммуницированы Властям.

ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 5. Заявители являются гражданами России и в описываемый в деле период проживали в различных районах Чеченской Республики. Они являются близкими родственниками пропавших лиц, которые, как предполагается, были незаконно задержаны военнослужащими в ходе спецопераций. Рассматриваемые в каждой жалобе события произошли в районах, находящихся под полным контролем вооруженных сил Российской Федерации. Заявители не имели никакой информации о своих пропавших родственниках с момента их предполагаемого ареста.

 6. Заявители обратились с жалобами на похищения в правоохранительные органы, после чего были начаты официальные расследования. Однако судебные разбирательства, которые неоднократно приостанавливались и возобновлялись, продолжались в течение нескольких лет, но каких-либо видимых результатов получено не было. Главным образом, следственные действия ограничивались запросами о предоставлении информации и официальными запросами о проведении оперативно-розыскных мероприятий в различных районах Чечни и других регионах Северного Кавказа. На данные запросы были получены отрицательные ответы, либо не было получено никаких ответов.

 7. Из представленных документов следует, что соответствующие органы власти не смогли установить личности военнослужащих, предположительно участвовавших в задержаниях или похищениях.

  8. В своих замечаниях Власти не оспаривали утверждения заявителей. Однако они заявили, что доказательств, которые вне разумных сомнений могли бы доказать, что в происшествиях участвовали представители государства, не имеется.

 9. Краткое изложение фактов, связанных с каждой из жалоб, приведено ниже. Описание событий основано на заявлениях, представленных заявителями, их родственниками и (или) соседями Суду и внутригосударственным следственным органам. Личные данные заявителей и их пропавших без вести родственников, а также иные основные факты кратко изложены в прилагаемой таблице (Приложение I).

А. Жалоба №14705/09 «Малика Юсупова и другие против России»

 10. Заявителями являются:

(1) Малика Юсупова 1957 года рождения,

(2) Ильман Юсупов 1983 года рождения и

(3) Ремиса Эпендиева 1978 года рождения.

Заявители проживают в городе Гудермесе, Чечня. Интересы заявителей в Суде были представлены адвокатами из SRJI/«Астрея».

 11. Первая заявительница является матерью, второй - братом, третья - сестрой Арби Юсупова 1973 года рождения.

1. Похищение Арби Юсупова

12. 23 марта 2002 года примерно в 8.00 Арби Юсупов и второй заявитель ехали на автомобиле «Нива» в центр Гудермеса, Чечня. На мосту в центре города братья были остановлены группой примерно из десяти вооруженных военнослужащих, некоторые из которых были в масках. Те, кто был без масок, были славянской внешности. Братьям приказали выйти из автомобиля и посадили их в бронетранспортер (далее - «БТР»), который стоял поблизости. Военнослужащие завязали братьям глаза и на БТРе отвезли их к контрольно-пропускному пункту, расположенному на расстоянии приблизительно 500 метров от моста. В то время на контрольно-пропускном пункте находился отряд милиции из Ивановской области России. Примерно через десять минут братьев забрали с контрольно-пропускного пункта в неустановленное место в центре Гудермеса; оттуда на минифургоне «УАЗ» их перевезли в подвальное помещение.

 13. В подвальном помещении братьев развели по разным камерам. Второй заявитель провел четыре дня прикованный наручниками к металлической трубе. Его несколько дней не кормили и допрашивали о членах незаконных вооруженных формирований. На пятый день второго заявителя перевели в другой подвал, где его продержали еще один день и продолжали допрашивать о членах незаконных вооруженных формирований. 27 марта 2002 года поздно ночью его перевезли на автомобиле «УАЗ» в село поблизости от Исти-Су в Гудермесском районе и освободили. Похитители, которые в течение всего срока содержания под стражей разговаривали на русском языке без акцента, вернули ему паспорт и приказали не заявлять о происходившем.

 14. Второй заявитель дошел до контрольно-пропускного пункта, расположенного на въезде в Гудермес, где его задержали военнослужащие. Они позвонили в районный отдел внутренних дел Гудермеса (далее - «Гудермесское РОВД»). 27 марта 2002 года около 19.00 часов сотрудники милиции прибыли на контрольно-пропускной пункт и забрали заявителя в РОВД, где его допросили по поводу похищения. Второй заявитель вернулся домой 28 мая 2002 года.

15. Родственника заявителя Арби Юсупова не видели с 23 марта 2002 года.

2. Официальное расследование похищения

16. Власти предоставили несколько копий документов из материалов уголовного дела (№57041), касающихся похищения Арби Юсупова и второго заявителя. Соответствующая информация может быть кратко изложена следующим образом.

 17. 27 марта 2002 года второй заявитель и его родственники были допрошены следователями. Они дали показания, аналогичные представленным заявителями Суду.

18. 3 июня 2002 года прокуратура Гудермесского района возбудила уголовное дело №57041 по факту похищения Арби Юсупова.

 19. 29 июля 2002 года следователи запросили прокуратуру Ивановской области о необходимости провести допрос начальника отряда милиции, который находился на контрольно-пропускном пункте, и других сотрудников милиции, которые были свидетелями похищения. В соответствующих частях данного запроса сказано следующее:

«... Предварительным следствием установлено следующее:

23 марта 2002 года примерно в 8.30 у контрольно-пропускного пункта [на котором находился] сводный отряд милиции УВД [министерства внутренних дел] Ивановской области ... остановился автомобиль «Нива», управляемый [Арби Юсуповым]. Водителя и пассажира [второго заявителя] насильно посадили в БТР без регистрационного номера и увезли в неизвестном направлении ... Похищение произошло в присутствии сотрудников милиции из отряда «Змейка-1» ...».

 20. 31 июля 2002 г. следствие было приостановлено. Заявителям об этом не сообщили.

 21. 17 сентября 2002 года прокуратура Ивановской области сообщила следователям о результатах расследования, проведенного управлением милиции по Ивановской области в соответствии с запросом от 29 июля 2002 года. Соответствующая часть документа гласит:

«... [А.С.], действовавший в качестве заместителя командира [сводного отряда милиции], указал, что 23 марта 2002 года сотрудники, дежурившие на контрольно-пропускном пункте, ... доложили, что военнослужащие разведки [службы] военной комендатуры Гудермесского района, которые патрулировали окрестности на БТРе, остановили красный автомобиль «Нива» примерно в ста метрах от моста ... Мужчин [из автомобиля «Нива»] посадили в БТР и увезли ...

... У дежурных сотрудников [на контрольно-пропускном пункте] не имелось оснований вмешиваться в действия военнослужащих военной комендатуры Гудермесского района, поскольку [сводный отряд милиции] находился под управлением этой военной комендатуры».

 22. 6 ноября 2002 года следователи возобновили расследование и направили материалы дела в военную прокуратуру воинской части №20102 в Гудермесе (далее - «военная прокуратура») для дальнейшего расследования в соответствии с правилами подсудности. В решении говорилось, помимо прочего:

«... поскольку [было установлено, что] братья Юсуповы были незаконно лишены свободы военнослужащими военной комендатуры Гудермеса, дальнейшее расследование преступления должно проводиться следователями военной прокуратуры...».

Заявителей уведомили об этом решении 11 ноября 2002 г.

23. 5 декабря 2002 года следователи военной прокуратуры допросили четверых военнослужащих военной комендатуры Гудермесского района: В.Л., М.Г., А.Ш. и Ю.К. Один из служащих В.Л. указал, что 23 марта 2002 года в их комендатуру поступили сведения о взрывчатых веществах, предположительно спрятанных в автомобиле «Нива» красного цвета, припаркованном рядом с мостом. По прибытии на место они увидели машину без пассажиров; они осмотрели автомобиль и затем доставили его в служебное помещение комендатуры. Другие трое служащих указали, что в этот день они не останавливали автомобиль «Нива» и никого не задерживали.

24. 6 декабря 2002 года военные следователи приостановили расследование и вернули дело в прокуратуру Чеченской Республики с формулировкой: «предполагаемое участие военнослужащих не подтвердилось». Заявителям об этом не сообщили.

25. 26 декабря 2002 года прокуратура Чеченской Республики передала материалы дела в прокуратуру Гудермесского района для дальнейшего расследования. Заявителям об этом не сообщили.

 26. Из представленных документов следует, что с января 2003 года по февраль 2008 года, то есть в течение пяти лет и одного месяца расследование было приостановлено, и никаких действий не предпринималось. По словам заявителей, им не сообщали о приостановлении расследования. Они указали, что в течение этого периода Международный комитет Красного Креста четырнадцать раз обращался к органам власти от их имени с просьбой о содействии в установлении местонахождения Арби Юсупова. Например, 30 сентября 2004 года организация связалась с Министерством внутренних дел Чечни и Управлением исполнения наказаний, а также в различные даты в 2005 году она обращалась в Федеральную службу безопасности и Министерство внутренних дел России.

27. 21 мая 2005 года первый заявитель получила характеристику личности Арби Юсупова от Духовного управления мусульман и предоставила ее вместе с информационными запросами в государственные органы власти.

 28. 6 февраля 2008 года первый заявитель обратилась в Гудермесский (межрайонный – по данным сайта СК)следственный отдел о признании ее потерпевшей по уголовному делу.

29. 11 февраля 2008 года по ходатайству первого заявителя следствие было возобновлено, и она была признана потерпевшей.

 30. 11 марта 2008 г. следствие было приостановлено. Заявителям сообщили об этом.

31. 1 апреля 2008 года следствие было вновь возобновлено.

 32. 30 апреля 2008 года следователи допросили других родственников заявителя, двоюродного брата Арби Юсупова А.Т., показания которого в отношении похищения были аналогичны показаниям, представленным заявителями Суду. Кроме того, он указал, что автомобиль «Нива» Юсуповых, который был брошен у контрольно-пропускного пункта похитителями, впоследствии около двух недель простоял в служебном помещении военной комендатуры Гудермеса; некто А.Я., работавший в военной комендатуре в то время, забрал машину и отказался возвращать ее заявителям.

33. 3 мая 2008 года расследование вновь было приостановлено, заявители были об этом проинформированы.

 34. 8 мая 2008 года первый заявитель обратилась в Министерство внутренних дел Чечни и попросила оказать ей помощь в поисках сына. Она также утверждала, что несмотря на возобновление расследования, оно не привело к каким-либо значимым результатам, и предложила следователям сотрудничество по расследованию уголовного дела.

35. 22 мая 2008 года расследование было возобновлено. Заявителям сообщили об этом.

 36. 11 июня 2008 г. следователи повторно допросили родственника заявителя А.Т., который подтвердил свои предыдущие показания. Он добавил, что в какой-то момент в 2004 году он и заявители получили информацию о том, что Арби Юсупов предположительно содержался в исправительном учреждении в Республике Коми в России.

 37. 12 июня 2008 года следователи допросили второго заявителя, который подтвердил свои предыдущие показания.

38. 16 июня 2008 года следователи направили запрос в Управление Федеральной службы исполнения наказаний по Республике Коми с просьбой сообщить им, содержится ли Арби Юсупов в одном из испаравительных учреждений Республики Коми. Данный запрос остался без ответа.

c 39. 23 июня 2008 года расследование вновь было приостановлено. Заявителям сообщили об этом.

 40. 13 октября 2008 года просьба первого заявителя об оказании содействия в поисках ее сына, которую она подала в Государственную общественную палату 30 мая 2008 года, была направлена в прокуратуру Гудермеса.

41. 13 октября 2008 года вышестоящий ( либо прокурор по надзору за исполнением закона ?) прокурор выявил нарушения в проведенном расследовании и постановил, возобновить производство по делу.. 22 октября 2008 года расследование было возобновлено, и заявители были уведомлены об этом.

 42. 6 декабря 2008 г. расследование было приостановлено. Заявителям сообщили об этом.

 43. Из представленных документов установлено, что,, расследование продолжается.

В. Жалоба №4386/10 «Хаджиева и другие против России»

 44. Заявителями являются:

(1) Рауза Хаджиева 1957 года рождения,

(2) Марина Идрисова 1968 года рождения,

(3) Мадина Хаджиева 1995 года рождения и

(4) Хеда Хаджиева 1997 года рождения.

Первая заявительница проживает в селе Гойты Урус-Мартановского района, вторая, третиья и четвертая заявительницы проживают в г. Грозном, Чеченская Республика. Их интересы в Суде представлял Докка Ицлаев.

 45. Первая заявительница является сестрой Хасана Хаджиева 1969 года рождения (в представленных документах его дата рождения также указана как 1959 год), вторая заявительница является его женой, а третья и четвертая заявительницы - его дочерьми.

1. Похищение Хасана Хаджиева

 46. В период рассматриваемых событий в селе Гойты был введен комендантский час. федеральными службами на дорогах, ведущих в село и из него, были установлены контрольно-пропускные пункты. 30 октября 2001 года приблизительно в 4:00 в дом заявительниц ворвалась группа из десяти вооруженных мужчин в масках, камуфляжной форме и бронежилетах. Военнослужащие, которые говорили по-русски без акцента, приехали на двух БТРах, грузовике «Урал» и двух автомобилях марки «УАЗ». Они надели на Хасана Хаджиева наручники, проверили его документы, подвели его к одному из автомобилей «УАЗ» ипосадили в него. Затем один из похитителей доложил по портативной радиостанции кому-то с позывным «Восток» о том, что операция завершена, и похитители уехали по направлению к городу Урус-Мартан.

 47. Примерно через неделю после похищения первой заявительнице сообщили, что ее брат содержится в служебном помещении военной комендатуры Урус- Мартановского района и что его освободят после проверки. Однако он не был освобожден.

 48. Заявительницы не видели Хасана Хаджиева с 30 октября 2001 г.

2. Официальное расследование похищения

49. Государство предоставило копии документов из второго тома материалов дела, отражающие ход расследоввания только с мая 2008 года. Сведения о производстве по делу, представленные сторонами, могут быть изложены следующим образом.

 50. 6 января 2002 года прокуратура Урус-Мартановского района возбудила уголовное дело №25191 по факту похищения Хасана Хаджиева.

 51. Из представленных документов следует, что в различное время в 2002 году заявительницы подавали заявления по факту похищения в различные правоохранительные органы и военные прокуратуры.

 52. 6 марта 2002 года расследование было приостановлено, заявительницы были об этом проинформированы.

53. В неустановленный день в 2003 году расследование было возобновлено. Следователи произвели осмотр места происшествия и допросили первую заявительницу, ее сестру и их соседей. Их показания были аналогичны объяснениям, представленным заявительницами Суду.

 54. 1 апреля 2003 года первая заявительница была признана потерпевшей.

  55. 30 апреля 2003 г. следствие было приостановлено. Заявительницы были уведомлены об этом в августе 2003 года.

 56. 26 августа 2003 года и 29 апреля 2004 года заявительницы обратились в прокуратуру Урус-Мартановского района с заявлением о неэффективности проведенного расследования и с ходатайством о возобновлении.

 57. В неустановленный день в августе 2004 года расследование было возобновлено, а 20 сентября 2004 года оно вновь было приостановлено. Заявительницам сообщили об этом.

 58. 28 апреля 2005 года заявительницы вновь обратились к прокурору Урус-Мартановского района с заявлением о неэффективности расследования и с ходатайством о его возобновлении. В ответ 1 июля 2005 года им сообщили, что расследование было приостановлено, но оперативно-розыскные мероприятия проводятся.

 59. 7 июля 2005 года заявительницы подали жалобу по факту похищения их родственника в Министерство внутренних дел Чечни и попросили о содействии в установлении его местонахождения.

 60. 20 декабря 2005 года заявительницы подали жалобу по факту похищения в военную комендатуру Урус-Мартановского района и попросили о содействии в установлении его местонахождения.

61. В неустановленный день в январе или феврале 2006 года заявительницы подали жалобу прокурору Чечни о неэффективености проведенного расследования.

 62. 7 марта 2006 года на основании жалоб заявительниц расследование было возобновлено. Затем оно было приостановлено 23 апреля 2006 года.

 63. 20 июня 2006 года и 25 января 2007 года заявительницы снова подали жалобу прокурору Урус-Мартановского района на недостаточность сведений о расследовании и попросили разрешения получить доступ к материалам дела.

 64. 28 января 2007 года требование заявительниц было частично удовлетворено, и им была предоставлена копия последнего решения о приостановлении расследования.

65. Из документов, предоставленных Властями, следует, что в различные даты с 2004 года по 2008 год следователи допрашивали первую и вторую заявительниц, их родственников и соседей. Их показания были аналогичны объяснениям, представленным заявительницами Суду.

 66. В неустановленный день в апреле или мае 2008 года заявительницы снова подали жалобу следователям на неэффективность расследования похищения.

c 67. 27 июня 2008 года следователи ответили заявительницам, что в неустановленный ддень в 2008 году расследование было возобновлено. Затем оно было приостановлено 27 июня 2008 года.

 68. 17 июля 2008 года следователи допросили сестру Хасана Хаджиева Н.Х., показания которой были аналогичны объяснениям, представленным заявительницами Суду.

69. 19 июля 2008 года следователи допросили родственника заявительниц К.М., показания которого в отношении похищения были аналогичны показаниям, представленным заявительницами Суду.

70. В неустановленный день в марте 2009 года заявительницы снова обратились к следователям с требованием о возобновлении расследования.

71. 6 июня 2009 года заявительницы сообщили, что расследование по факту похищения продолжается.

72. В различные даты в октябре 2008 года и затем в феврале 2009 года следователи допросили нескольких соседей и односельчан заявительниц. Новой информации получено не было.

73. 26 февраля 2009 года следователи допросили первую заявительницу, которая указала, что ее уже несколько раз допрашивали об обстоятельствах похищения, что она подтверждает свои предыдущие показания и что у нее не имеется новых сведений.

 74. В различные дни в марте 2009 года следователи снова допросили нескольких соседей заявительниц, все они повторили свои предыдущие показания, подтверждающие те, которые были представленные заявительницами Суду. Никакой новой информации получено не было.

75. 21 февраля 2011 года следователи отказали в удовлетворении требования первой заявительницы о возобновлении расследования. Заявительница обжаловала данный отказ в Урус-Мартановский районный суд. 27 апреля 2011 г. суд удовлетворил ходатайство заявительницы.

76. 16 мая 2011 года в соответствии с решением районного суда следователи предоставили первой заявительнице доступ к материалам дела.

 77. В различные даты в декабре 2011 года следователи допросили нескольких родственников заявительниц. Никакой новой информации получено не было.

78. Из представленных документов следует, что расследование продолжается.

C. Жалоба № 67305/10 «Дадаева против России»

 79. Заявительница, Лариса Дадаева, родилась в 1976 году и проживает в Герардсбергене, Бельгия. Она является женой Майрбека Шаванова 1976 года рождения и невесткой Асламбека Шаванова 1977 года рождения.

 80. Интересы заявительницы в Суде представлял Дидье Богаерт.

1. Похищение Майрбека Шаванова и Асламбека Шаванова

 81. 24 сентября 2001 года вооруженные военнослужащие российских федеральных сил проводили спецоперацию в селе Алхазурово. Заявительница проживала в селе на улице Шерипова со своим мужем, Майрбеком Шавановым, двумя их несовершеннолетними сыновьями и другими родственниками, в том числе своим деверем, Асламбеком Шавановым.

 82. В этот день около 4.00 часов группа вооруженных мужчин в камуфляжной форме ворвалась в дом семьи Шавановых, они избили членов семьи, в том числе заявительницу, и забрали мужа заявительницы Майрбека Шаванова и его брата Асламбека Шаванова. Похитители приехали на БТРе, минифургоне «УАЗ», грузовике «Урал» и двух «Камазах», которые принадлежали местному отделению милиции.

 83. В определенный момент представитель военного командования Урус-Мартановского района Гаджиев в неофициальном разговоре признал, что пропавшие братья Шавановы содержались в служебных помещениях Урус-Мартановского районного отдела Федеральной службы безопасности, расположенного на третьем этаже комендатуры.

84. Заявительница не видела своих родственников Майрбека и Асламбека Шавановых с 24 сентября 2001 года.

 85. В какой-то момент до 2010 года заявительница переехала в Бельгию. Она поддерживала контакт со своими родственниками в Чечне, которые вели переписку с органами власти.

2. Официальное расследование похищения

 86. Власти представили копии документов из материалов уголовного дела №25192, возбужденного по факту похищения Майрбека Шаванова и Асламбека Шаванова. Соответствующая информация может быть кратко изложена следующим образом.

 87. 24 сентября 2001 года мать братьев Шавановых А.Ш. обратилась в Урус-Мартановское РОВД с заявлением, что ее сыновья были похищены военнослужащими и увезены на военном автомобиле.

 88. 24 сентября 2001 года следователь допросил заявительницу, А.Ш. и жену Асламбека З.А., они указали, что рано утром около 4.00 вооруженные люди в масках и камуфляжной форме прибыли на БТРе, грузовике «Урал» и минифургоне «УАЗ», ворвались в их дом и похитили Майрбека Шаванова и Асламбека Шаванова.

  89. 24 сентября 2001 года следователи также допросили соседа заявительницы (его инициалы в представленных Суду документах неразборчивы), показания которого были аналогичны показаниям, представленным заявителями Суду.

90. 7 января 2002 года прокуратура Урус-Мартановского района возбудила уголовное дело №25192.

 91. 17, 18 и 29 января 2002 года заявительница, А.Ш. и З.А. соответственно были признаны потерпевшими в уголовном деле и допрошены.

92. 10 января 2002 года следователи попросили Урус-Мартановский отдел внутренних дел (далее - «Урус-Мартановский РОВД») о содействии в установлении личности свидетелей, осмотре места преступления и установлении, какие воинские части базировались в Алхазурово. В ответе отдел милиции уведомил следователей, что свидетели отказались от дачи показаний, так как боялись свидетельствовать против военнослужащих федеральных сил, а также что установить воинские части, базировавшиеся в Алхазурово, не представлялось возможным.

93. 7 марта 2002 года расследование было приостановлено и возобновлено несколько недель спустя.

 94. 29 марта 2002 года следователи допросили родственников заявительницы Л.Д. и М.Ш., показания которых в отношении похищения были аналогичны показаниям, представленным заявителями Суду.

95. Расследование было приостановлено с апреля 2002 года по июнь 2006 года.

96. В неустановленную дату в июне 2006 года расследование было возобновлено, а в июле 2006 года оно вновь было приостановлено.

 97. 17 июня 2007 года следователи допросили соседей заявительницы Т.Х., Н.А. и А.С., показания которых в отношении похищения были аналогичны показаниям, представленным заявительницей Суду.

 98. 18 января 2010 года мать похищенных братьев А.Ш. обратилась к следователям с жалобой на затягивание производства по делу, и попросила о доступе к материалам дела. Ее просьба была отклонена. 26 марта 2010 года в связи с жалобой А.Ш. Урус-Мартановский районный суд вынес распоряжение об удовлетворении ее требования следователями.

 99. 14 декабря 2010 года А.Ш. обратилась в Урус-Мартановский городской суд с требованием о возобновлении производства и проведении эффективного расследования.

100. 23 декабря 2010 года расследование было возобновлено, а на следующий день вновь приостановлено.

 101. 27 января 2011 года суд отклонил ходатайство от 14 декабря 2010 года как необоснованное. Заявительница обжаловала решение в Верховном суде Чечни и 9 марта 2011 последний направил ее ходатайство на повторное рассмотрение.

 SEQ level0 \*arabic 102. 29 марта 2011 года расследование снова было возобновлено, а затем 29 апреля 2011 года приостановлено.

 103. Из представленных документов следует, что,расследование продолжается.

D. Жалоба №68860/10 «Джабраиловы против России»

104. Заявителями являются:

(1) Киса Джабраилова 1951 года рождения,

(2) Адлан Джабраилов 1987 года рождения и

(3) Сулейман Джабраилов 1974 года рождения.

Заявители проживают в селе Ачхой-Мартан, Чечня. Первая заявительница является матерью Ибрагима Джабраилова 1976 года рождения; второй и третий заявитель являются его братьями.

 105. Их интересы в Суде представляет неправительственная организация «Матери Чечни».

1. Похищение Ибрагима Джабраилова

 106. 5 ноября 2002 года между 5.00 и 6.00 часами группа вооруженных военнослужащих в камуфляжной форме ворвалась в дом заявителей в селе Ачхой-Мартан. Люди без масок имели славянскую внешность. Они говорили по-русски. Военнослужащие закрыли первую заявительницу, ее мужа и родственников в комнате. Затем, обыскав дом, они вывели Ибрагима Джабраилова на улицу в нижнем белье, посадили в БТР и увезли. БТР сопровождали минифургон «УАЗ» и грузовик «Урал».

 107. В это же утро заявители сообщили о похищении в военную комендатуру Ачхой- Мартановского района, местную администрацию и отделение милиции. В комендатуре признали факт задержания Ибрагима Джабраилова и обещали освободить его в тот же день Однако он не был освобожден.

 108. Позднее заявителям сказали, что Ибрагима Джабраилова увезли военнослужащие из города Грозного.

 109. Заявители не видели Ибрагима Джабраилова с 5 ноября 2002 года.

2. Официальное расследование похищения

 110. Власти представили копии документов из материалов уголовного дела №63090, возбужденного по факту похищения Ибрагима Джабраилова. Соответствующая информация может быть кратко изложена следующим образом.

 111. 11 ноября 2002 года прокуратура Ачхой-Мартановского района возбудила уголовное дело № 63090 и произвела осмотр места преступления. Никаких доказательств собрано не было.

 112. 12 ноября 2002 г. первая заявительница признана потерпевшей и допрошена.

113. 20 ноября 2002 года Т.А., сотрудник милиции из Ачхой-Мартановского РОВД доложил следователям, в частности, о нижеследующем:

«... в результате оперативно-розыскных мероприятий, проведенных в целях расследования похищения Ибрагима Джабраилова ... было установлено, что с 1999 года по 2000 год Ибрагим Джабраилов и его брат [И. Дж.] ... являлись членами незаконных вооруженных формирований ... в ночь с 13 на 14 января 2000 года в Ачхой-Мартане братья Джабраиловы ... бросили гранату в БТР-80 федеральных сил; 24 ноября 2000 в целях расследования происшествия было возбуждено дело №26213...».

 SEQ level0 \*arabic 114. 11 января 2003 г. следствие было приостановлено.

 115. 2 июня 2005 года первая заявительница обратилась к прокурору Чечни с заявлением о похищении ее сына военнослужащими и попросила содействия в его розыске.

116. 10 июня 2008 года расследование было возобновлено по распоряжению вышестоящего прокурора по причине недостаточно проведенного расследования .

 117. 7 июля 2008 года первая заявительница попросила следствие признать ее гражданским истцом по уголовному делу. Ее ходатайство было удовлетворено в тот же день.

 118. 10 июля 2008 г. следствие было приостановлено. Заявителям сообщили об этом.

119. 28 апреля 2009 года первая заявительница обратилась в органы власти, в том числе, следственное управление Чечни с заявлением о похищении и отсутствии результатов розыска, проведенного органами власти. 28 мая 2009 года следователи ответили заявителям, что следствие ведется.

c 120. 5 июня 2009 года и затем 16 февраля 2010 года первая заявительница потребовала, чтобы следователи, помимо прочего, возобновили производство и уведомляли ее о ходе его прооведения. В ответе ей было сообщено, что проводятся оперативно-розыскные мероприятия.

 121. 21 июня 2010 года расследование было возобновлено.

 122. 23 июня 2010 года родственница заявителей Р.Дж. была допрошена по поводу обстоятельств похищения ее племянника Ибрагима Джабраилова. Ее показания были аналогичны объяснениям, представленным заявителями Суду.

 123. 24 июня 2010 года следователи допросили соседа заявителей И.А., показания которого не дали какой-либо новой информации.

  124. Производство по делу приостановлено 1 июля 2010 г.

  125. Из представленных документов следует, что расследование еще не завершено.

Е. Жалоба № 70695/10 «Минаевы против России»

 126. Заявителями являются:

(1) Мадина Минаева 1974 года рождения,

(2) Сулейман Минаев 1993 года рождения и

(3) Зайра Минаева 1994 года рождения.

Заявители проживают в Урус-Мартане, Чечня. Их интересы в Суде представлял Докка Ицлаев.

 127. Первая заявительница является женой Майрбека (также упоминается как Маирбек) Минаева 1972 года рождения. Второй и третий заявитель являются их детьми.

1. Похищение Майрбека Минаева

 128. В сентябре 2002 года в городе Урус-Мартан был введен комендантский час и вокруг него были организованы контрольно-пропускные пункты российских вооруженных сил. В городе находились правоохранительные и административные учреждения, в том числе военная комендатура.

c 129. 5 сентября 2002 года между 2.00 и 3.00 ночи к многоквартирному дому заявителей подъехали БТР и два грузовика «Урал». Примерно сорок мужчин в масках и камуфляжной форме вышли из машин. Около пятнадцати из них вошли в квартиру заявителей. Они говорили по-русски без акцента. Мужчины закрыли отца Майрбека Минаева А.М. на кухне и, угрожая оружием брату, проверили удостоверения личности других членов семьи. Они искали Майрбека Минаева, попросили его паспорт и сказали родственникам, что они забирают его в военную комендатуру.

 130. Из окон дома заявители видели, как мужчины били Майрбека Минаева, волоча его с полиэтиленовым пакетом на голове на улицу Ленина, где втолкнули в одну из машин и увезли.

131. Утром того же дня первая заявительница обратилась в прокуратуру Урус-Мартановского района и Урус-Мартановский районный отдел внутренних дел (далее - «РОВД») с заявлением о похищении. Родители Майрбека обратились в местную администрацию.

 132. Заявители не видели Майрбека Минаева с 5 сентября 2002 г.

2. Официальное расследование похищения

 133. Власти представили копии документов из материалов уголовного дела (№61138), возбужденного по факту похищения Майрбека Минаева. Соответствующая информация может быть кратко изложена следующим образом.

 134. 5 сентября 2002 г. А.М. обратился в прокуратуру Урус-Мартановского района по поводу похищения его сына военнослужащими.

135. В октябре 2002 года следователи допросили А.М., показания которого в отношении похищения были аналогичны показаниям, представленным заявителями Суду.

 136. 7 ноября 2002 года прокуратура Урус-Мартановского района возбудила уголовное дело №61138.

137. 8 ноября 2002 года первая заявительница была признана потерпевшей по уголовному делу.

 138. 7 января 2003 г. расследование было приостановлено. Заявителям об этом не сообщили.

 139. 21 ноября 2003 года по ходатайству первоой заявительницы Урус-Мартановский районный суд объявил Майрбека Минаева пропавшим без вести.

 140. По-видимому, в неустановленный день в июне 2007 года производство было возобновлено, так как 14 июня 2007 года следователи вновь допросили А.М., который повторил свои предыдущие показания, касающиеся похищения его сына. Кроме того, он указал, что через некоторое время после похищения они с женой каждый день обращались в военную комендатуру, чтобы получить сведения о местонахождении их с сына, но безуспешно.

 141. В неустановленный день в 2007 году расследование снова было приостановлено. Заявителям об этом не сообщили.

 142. 1 февраля 2010 года первая заявительница попросила следователей предоставить ей разрешение на доступ к материалам дела. 2 февраля 2010 года ее требование было отклонено.

143. 2 февраля 2010 года расследование было возобновлено.

 144. 5 и 8 февраля 2010 года следователи допросили двоих соседей заявителей Х.К. и С.М., чьи показания подтверждали показания заявителей.

145. 10 февраля 2010 года следователи вновь допросили А.М., который подтвердил свои предыдущие показания.

146. 15 февраля 2010 года следователи допросили брата Майрбека Минаева Ах.М. Он дал показания, аналогичные объяснениям, представленным заявителями Суду.

147. 16 февраля 2010 года первая заявительница снова была признана потерпевшей по уголовному делу и была допрошена. Ее показания были аналогичны объяснениям, представленным заявителями Суду.

 148. В неустановленный день в 2010 году расследование снова было приостановлено.

 149. 14 декабря 2011 года расследование было возобновлено, а 12 января 2012 года вновь приостановлено.

 150. Из представленных документов следует, что расследование продолжается.

II. СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

 151. Краткое изложение соответствующего национального законодательства, а также международных и национальных отчетов об исчезновении людей в Чечне представлено в постановлении Европейского Суда от 18 декабря 2012 года по делу «Аслаханова и другие против России» (Aslakhanova and Others v. Russia), (жалобы №№ 2944/06, 8300/07, 50184/07, 332/08 и 42509/10, пп. 43-59 и пп. 69-84).

ПРАВО

I. ОБЪЕДИНЕНИЕ ЖАЛОБ

152. В соответствии с пунктом 1 правила 42 Регламента Суда, Европейский Суд принимает решение объединить жалобы с учетом схожести обстоятельств дел и правовой основы.

II. СОБЛЮДЕНИЕ ПРАВИЛА ШЕСТИМЕСЯЧНОГО СРОКА

А. Доводы сторон

1. Власти

 153. В своих замечаниях в отношении всех жалоб Власти указали, что в отсутствие окончательных внутригосударственных решений по искам заявителей правило шестимесячного срока не применяется.

2. Заявители

 154. Заявители оспорили, что они выполнили правило шестимесячного срока и их жалобы были поданы в Суд без чрезмерных и необоснованных задержек.

 155. Заявители указали, что после возбуждения уголовных дел у них не было оснований сомневаться в эффективности расследований. Заявители отметили, что из-за вооруженного конфликта в Чечне они полагали, что задержки в расследовании были неизбежными. К тому же, ввиду плохого владения русским языком, недостатка правовых знаний и недостатка финансовых средств для оплат услуг адвоката, в отсутствие положений в национальном законодательстве об оказании бесплатной юридической помощи потерпевшим в результате насильственного похищения они не могли оценить эффективность расследования. Как только заявители смогли получить юридическую помощь, они осознали, что расследования являлись неэффективными по причине задержек и вскоре после этого обратились в Суд. Ссылаясь на постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Варнава и другие против Турции» (Varnava and Others v. Turkey) (жалобы №№ 16064/90, 16065/90, 16066/90, 16068/90, 16069/90, 16070/90, 16071/90, 16072/90 и 16073/90, ECHR 2009), они утверждали, что правило шестимесячного срока не распространяется на такие длительные ситуации, как случаи насильственных исчезновений.

B. Оценка Суда

1. Общие принципы

156. Суд напоминает, что цель правила шестимесячного срока заключается в том, чтобы содействовать правовой определенности, обеспечить рассмотрение дел в разумные сроки и защитить стороны от неопределенности в течение продолжительного периода времени. Данное правило также позволяет установить обстоятельства дела, пока имеется такая возможность (см. постановление Европейского Суда от 2 декабря 2010 года по делу «Абуева и другие против России» (Abuyeva and Others v. Russia), жалоба № 27065/05, п. 175). Суд уполномочен применять это правило по собственной инициативе, даже если Власти не выдвигали возражения по этому пункту (см. постановление Большой Палаты Европейского Суда от 29 июня 2012 года по делу «Сабри Гунеш против Турции» (Sabri Güneş v. Turkey жалоба № 27396/06, п. 29).

 157. Как правило, шестимесячный срок отсчитывается с момента вынесения окончательного решения в процессе исчерпания внутригосударственных средств правовой защиты. В отсутствие такого решения срок отсчитывается с даты осуществления действий или мер, на которые подана жалоба. В тех случаях, когда заявитель использует существующее средство правовой защиты и только впоследствии ему становится известно об обстоятельствах, которые делают данное средство неэффективным, шестимесячный срок исчисляется со дня, когда заявитель впервые узнал или должен был узнать о таких обстоятельствах (см., среди прочих, постановление Европейского Суда от 24 сентября 2009 года по делу «Зенин против России» (Zenin v. Russia), жалоба № 15413/03).

158. В делах об исчезновениях Суд отмечал, что характер последующих расследований подразумевает, что длительный период, в течение которого родственники пропавшего лица ожидают окончания судопроизводства национальными властями, может быть оправдан, даже если производство по делу сопряжено с трудностями. Пока имеется эффективный контакт между семьями и властями в отношении жалоб и запросов о предоставлении информации или какое-либо указание, или реальная возможность продвижения расследования по делу, то ненадлежащего затягивания производства не возникает. Тем не менее, по истечении значительного периода времени и при наличии значительных задержек при проведении расследования, наступает момент, когда родственники должны осознать тот факт, что расследование не является эффективным или не станет эффективным. Когда именно наступит эта стадия, будет зависеть от обстоятельств конкретного дела. Если с момента происшествия прошло более десяти лет, заявителям необходимо оправдать такую задержку при подаче жалобы в Суд (см. постановление Европейского Суда по делу Варнавы и других (Varnava and Others), упоминаемое выше).

159. Применяя принципы, постановления по делу Варнавы (Varnava), Суд определил в постановлении от 31 июля 2012 года в деле «Эр и другие против Турции» (Er and Others v. Turkey) (жалоба № 23016/04, пп. 55-58), что заявители, которые ждали почти десять лет после исчезновения их родственника, прежде чем подать жалобу, выполнили правило шестимесячного срока, так как на национальном уровне велось расследование. Суд пришел к аналогичному выводу в другом деле, где внутригосударственное расследование событий велось более восьми лет и где заявители делали все, что ожидалось от них, с целью содействия властям (см. постановление Европейского Суда от 26 февраля 2013 года по делу «Бозкир и другие против Турции» (Bozkır and Others v. Turkey), жалоба № 24589/04, п. 49).

160. Напротив, Суд объявил неприемлемыми жалобы, где заявители ждали более десяти лет до подачи жалоб в Суд, и где в течение длительного времени не было доказательств, позволяющих им предположить, что расследование будет эффективным. Например, в соответствии с решением Европейского Суда от 10 июля 2012 года по делу «Йетишен и другие против Турции» (Yetişen and Others v. Turkey), жалоба № 21099/06), заявители ждали в течение четырех лет после исчезновения, прежде чем подать официальную жалобу в компетентные следственные органы, и в течение одиннадцати с половиной лет до подачи жалобы в Страсбург; в соответствии с решениями Европейского Суда от 9 октября 2012 года по делу «Финдик и Омер против Турции» (Findik and Omer v. Turkey), жалобы №№ 33898/11 и 35798/11), заявители обратились в Страсбург спустя более пятнадцати лет после произошедших событий; а в соответствии с решением Европейского Суда от 9 октября 2012 года по делу «Ташчи и Думан против Турции» (Taşçi and Duman v. Turkey), жалоба №40787/10, заявители подали жалобу в Страсбург по прошествии двадцати трех лет после исчезновения. В таких делах, как и в соответствии с постановлением Европейского Суда от 1 февраля 2011 года по делу «Ачиш против Турции» (Açış v. Turkey), жалоба №7050/05, пп. 41-42), в которых заявители обратились в Страсбург спустя более двенадцати лет после исчезновения, Суд отклонил жалобы как поданные с нарушением сроков согласно Статье 2 Конвенции по причине того, что они не смогли доказать наличие определенного продвижения во внутригосударственном расследовании, которое могло бы оправдать их задержку более чем на десять лет.

2. Применение вышеуказанных принципов к настоящему делу

 161. Обращаясь к обстоятельствам рассматриваемых дел, Суд отмечает, что в каждом из них уголовное расследование продолжалось, когда заявители подали жалобы в Суд. Кроме того, Суд отмечает, что заявители по делу «Малика Юсупова и другие» (Malika Yusupova and Others) (№14705/09) подали жалобу в Суд примерно через семь лет после похищения, совершенного в марте 2002 года. Из представленных документов следует, что на начальном этапе расследования, то есть вплоть до декабря 2002 года следователи прокуратуры предпринимали ряд действий, прежде чем приостановить расследование и передать производство в военную прокуратуру. Заявители не были проинформированы о приостановлении или перенаправлении расследования в другую прокуратуру до февраля 2008 года (см. пункт 28 выше). Таким образом, производство было отложено на пять лет при том, что заявители продолжали подавать ходатайства в органы власти, пытаясь получить сведения и ускорить производство (см. пункты 26-27 выше). Указывая на слишком длительный период бездействия со стороны следственных органов, Суд отмечает, что заявители со своей стороны занимали деятельную позицию и интересовались ходом производства в течение вышеуказанного периода.

 162. Что касается жалобы Хаджиевой и других (Khadzhiyeva and Others) (№4386/10), поданной в Суд примерно через восемь лет после похищения и начала уголовного производства, Суд отмечает, что заявители поддерживали связь со следственными органами, давая им свидетельские показания, запрашивая сведения и направляя просьбы о разрешении получить допуск к материалам дела.

163. Что касается жалоб Дадаевой (Dadayeva) (№67305/10) и Джабраиловых (Dzhabrailovy) (№68860/10), Суд отмечает, что заявители подали жалобы соответственно через девять и восемь лет после похищения. В деле Дадаевой (Dadayeva) (№67305/10) был перерыв продолжительностью примерно четыре года и три месяца, а в деле Джабраиловых (Dzhabrailovy) (№68860/10) был перерыв продолжительностью примерно пять лет, когда расследования были приостановлены, и органы власти не предпринимали никаких действий. Указывая на бездействие органов власти в течение такого значительного периода времени, Суд отмечает, что заявители и их родственники со своей стороны интересовались ведением производства, давая показания органам власти и направляя запросы об информации по продвижению расследования.

 164. По поводу жалобы Минаевых (Minayevy) (№70695/10) Суд отмечает, что заявители подали жалобу через восемь лет после похищения, совершенного в сентябре 2002 года. Из представленных документов следует, что они обратились в органы власти с заявлением сразу после происшествия и что следующие несколько месяцев соответствующие органы предпринимали некоторые действия. В январе 2003 года расследование было приостановлено до июня 2007 года, когда органы власти получили показания очевидца (см. пункт 140 выше). Суд отмечает, что имелся значительный перерыв в ведении производства продолжительностью более четырех лет и четырех месяцев, когда органами власти не предпринималось никаких действий, и что заявители также не обращались за сведениями к следствию. Однако он также отмечает, что расследование было возобновлено в феврале 2010 года вследствие запроса заявителей, после которого был предпринят ряд мер (см. пункты 142-47 выше). С учетом таких обстоятельств и принимая во внимание особые обстоятельства дел об исчезновениях, Суд не может сделать вывод о том, что в данном случае периоды бездействия позволяют ему отклонить жалобы в связи с несоблюдением правила шестимесячного срока.

165. Изучив все жалобы, Суд считает, что поведение заявителей в отношении расследований определялось не их мнением о неэффективности средства правовой защиты, а скорее их ожиданием, что органы власти по собственной инициативе адекватно отреагируют на их серьезные жалобы. Со своей стороны они предоставляли следственным органам своевременные и достаточно подробные описания похищения их родственников, содействовали им в поиске свидетелей и других доказательств и полностью сотрудничали с ними в других отношениях. Таким образом, с их стороны было целесообразным ожидать от следствия дальнейших значительных продвижений по делу. Нельзя сказать, что они не проявили должного осмотрительности в ожидании результатов проводимых расследований (см., для сравнения, дело Акиша (Açış), упомянутое выше, пункты 41-42).

166. В итоге, все заявители доказали, что не имелось необъяснимых задержек при подаче их жалоб в Суд. Заявители поддерживали необходимую связь с властями, сотрудничали со следствием и, в случае необходимости, принимали меры для получения ими информации о ходе следствия и его ускорения в ожидании более эффективных результатов.

 167. Суд считает, что в рассматриваемые периоды расследования действительно велись, хотя и нерегулярно, и что заявители делали со своей стороны все, что от них могли ожидать, чтобы помочь властям и поддержать контакт с ними (см. постановления Европейского Суда по делам «Варнава и другие» (Varnava and Others), упомянутое выше, пункт 166, и «Эр и другие» (Er and Others), упомянутое выше, пункт 60). В свете вышесказанного Суд считает, что заявителями было соблюдено правило шестимесячного срока.

III. СОБЛЮДЕНИЕ ПРАВИЛА ИСЧЕРПАНИЯ ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ

А. Доводы сторон

1. Власти

168. Власти утверждали, что заявители не исчерпали внутригосударственные средства правовой защиты, так как расследования по фактам исчезновения еще продолжались. Кроме того, заявители не подали жалобы на решения следователей в национальные суды или гражданские иски о возмещении ущерба.

2. Заявители

 169. Заявители, ссылаясь на прецедентное право Суда, заявили, что они не были обязаны прибегать к гражданским средствам правовой защиты и что подача жалоб на следователей в соответствии со статьей 125 Уголовно-процессуального кодекса не исправила бы недостатки расследований. Они утверждали, что единственное эффективное средство правовой защиты - расследование по уголовному делу - оказалось неэффективным.

B. Оценка Суда

 170. Что касается гражданского иска с целью получения компенсации ущерба, нанесенного предполагаемыми незаконными действиями или незаконным поведением представителей государства, Суд уже постановил в ряде подобных дел, что данная процедура сама по себе не может считаться эффективным средством правовой защиты в контексте жалоб, поданных на основании Статьи 2 Конвенции (см. постановление Европейского Суда от 24 февраля 2005 года по делу «Хашиев и Акаева против России» (Khashiyev and Akayeva v. Russia), жалобы №№ 57942/00 и 57945/00, пункты 119-21). Следовательно, Суд подтверждает, что заявители не были обязаны использовать гражданские средства правовой защиты. Таким образом, возражение в данной связи отклоняется.

171. Что касается уголовно-правовых средств защиты, Суд отмечает, что в недавнем постановлении он пришел к выводу, что неэффективное расследование по фактам исчезновений людей, произошедших в Чечне в 2000-2006 годах, представляет собой системную проблему и что расследования по уголовным делам не являются эффективным средством правовой защиты в этом отношении (см. постановление Европейского Суда по делу «Аслаханова и другие» (Aslakhanova and Others), упомянутое выше, пункт 217).

172. В таких обстоятельствах и отмечая отсутствие на протяжении нескольких лет видимого продвижения в любом из уголовных расследований по фактам похищений родственников заявителей, Суд приходит к выводу, что данное возражение должно быть отклонено, так как средство правовой защиты, на которое полагались Власти, было неэффективным в рассматриваемых обстоятельствах.

IV. ОЦЕНКА СУДОМ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ И УСТАНОВЛЕНИЕ ФАКТОВ

А. Доводы сторон

1. Власти

 173. Власти не опротестовали существенных фактов, представленных в каждой жалобе. Однако они утверждали, что замечания заявителей были основаны на предположениях, так как не имелось доказательств, вне всякого сомнения подтверждающих, что представители государства были причастны к данным похищениям, или что родственники заявителей были мертвы. Напротив, в отношении дела Дадаевой (Dadayeva) (жалоба №67305/10) Власти утверждали, что заявитель представил доказательства возможного участия представителей Государства в похищении ее родственников и поскольку эта версия была наиболее вероятной, она была проверена следственными органами.

2. Заявители

 174. Заявители утверждали, что было установлено «вне всякого сомнения», что люди, которые увезли их родственников, были представителями государства. В подтверждение такого предположения они ссылались на очевидные доказательства, содержащиеся в их показаниях, и на материалы уголовных дел в той части, в которой они были раскрыты Властями. Заявители также утверждали, что каждый из них представил доказательства prima facie того, что их родственники были похищены представителями государства и существенные факты, лежащие в основе их жалоб, не были оспорены властями. С учетом отсутствия каких-либо известий об их пропавших родственниках в течение долгого времени и угрожающего жизни характера непризнанного задержания в Чечне в соответствующий период, они попросили Суд считать их родственников умершими.

B. Оценка Суда

1. Общие принципы

175. Суд рассмотрит каждую из жалоб в свете общих принципов, применимых к делам, где фактические обстоятельства оспариваются сторонами (см. постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Эль-Масри против Бывшей Югославской Республики Македония» (El Masri v. "the former Yugoslav Republic of Macedonia”), жалоба № 39630/09, пункты 151-53, ЕСПЧ 2012).

176. Суд рассмотрел целый ряд дел, касающихся заявлений об исчезновениях в Чеченской Республике. Применяя вышеупомянутые принципы, Суд заключил, что заявителям будет достаточно представить доказательства prima facie похищения военнослужащими, свидетельствующие, что их родственники попали под контроль органов власти, и далее Власти должны освободиться от бремени доказывания, либо раскрыв документы, находящиеся в их исключительном распоряжении, либо представив достаточные и убедительные объяснения по поводу рассматриваемых событий (см., среди множества примеров, дело Аслахановой и других (Aslakhanova and Others), упомянутое выше, пункт 99). Если Власти не смогут предоставить опровержение, это повлечет нарушение Статьи 2 Конвенции в ее материально-правовом аспекте. И наоборот, если заявители не смогут представить достаточные доказательства, бремя доказывания не может быть отменено (см., например, постановление Европейского Суда от 17 июня 2010 года по делу «Товсултанова против России» ( Tovsultanova v. Russia), жалоба № 26974/06, пп. 77-81; постановление Европейского Суда от 14 июня 2011 года по делу «Мовсаевы против России» (Movsayevy v. Russia), жалоба № 20303/07, п. 76; и постановление Европейского Суда от 3 мая 2012 года по делу «Шафиева против России» (Shafiyeva v. Russia), жалоба № 49379/09, п. 71).

177. Суд также определил во многих делах, касающихся фактов исчезновения в Чечне, что пропавшее лицо может считаться умершим. Учитывая многочисленные дела об исчезновениях в данном регионе, которые были рассмотрены Судом, Суд установил, что в конкретном контексте конфликта в Чечне, когда лицо задержано неустановленными представителями государства без дальнейшего подтверждения задержания, они могут рассматриваться как угрожающие жизни (см, помимо многих других, постановление Европейского Суда от 27 июля 2006 года по делу «Базоркина против России» (Bazorkina v. Russia), жалоба №69481/01; постановление Европейского Суда по делу «Лулуев и другие против России» (Luluyev and Others v. Russia), жалоба №69480/01, ЕСПЧ 2006VIII (выдержки); постановление Европейского Суда от 5 апреля 2007 года по делу «Байсаева против России» (Baysayeva v. Russia), жалоба №74237/01; постановление Европейского Суда от 10 мая 2007 года по делу «Ахмадова и Садулаева против России» (Akhmadova and Sadulayeva v. Russia), жалоба №40464/02; постановление Европейского Суда от 5 июля 2007 года по делу «Алихаджиева против России» (Alikhadzhiyeva v. Russia), жалоба №68007/01; и постановление Европейского Суда от 11 февраля 2010 года по делу «Дубаев и Берснукаева против России» (Dubayev and Bersnukayeva v. Russia), жалобы №№ 30613/05 и 30615/05).

 178. Суд установил презумпцию смерти при отсутствии каких-либо достоверных известий об исчезнувших лицах в течение периодов, варьирующихся от четырех лет (см. постановление Европейского Суда от 18 апреля 2013 г. по делу «Асхабова против России» (Askhabova v. Russia), жалоба № 54765/09, пункт 137) до более чем десяти лет.

2. Применение вышеупомянутых принципов в настоящем деле

(a) Жалоба №14705/09, «Малика Юсупова и другие против России»

 179. Многочисленные показания свидетелей, собранные заявителями, вместе с документами из материалов дела, предоставленными Властями, подтверждают, что их родственник Арби Юсупов был похищен в центре Гудермеса 23 марта 2002 года группой военнослужащих в ходе специальной операции (см., например, пункты 17, 19, 21 и 22 выше). С учетом всех имеющихся в его распоряжении материалов, Суд считает, что заявители представили доказательства prima facie, что их родственник был похищен представителями государства при описанных ими обстоятельствах.

180. Власти не представили достаточных и убедительных объяснений рассматриваемым событиям. Следовательно, они не смогли снять с себя бремя доказывания.

 181. Учитывая вышеперечисленные общие принципы, Суд считает, что Арби Юсупов был взят под стражу представителями государства 23 марта 2002 года. Учитывая отсутствие каких-либо известий о нем с указанной даты и угрожающий жизни характер такого задержания (см. пункт 177 выше), Суд также считает, что Арби Юсупов может считаться умершим после его непризнанного задержания.

(b) Жалоба №4386/10, «Хаджиева и другие против России»

 182. Многочисленные показания свидетелей, собранные заявителями, вместе с документами из материалов дела, предоставленными Властями подтверждают, что их родственник Хасан Хаджиев был похищен из своего дома в селе Гойты 30 октября 2001 года группой военнослужащих в ходе специальной операции (см., например, пункты 51, 53, 65 и 68-69 выше). С учетом всех имеющихся в его распоряжении материалов, Суд считает, что заявители представили доказательства prima facie, что их родственник был похищен представителями государства при описанных ими обстоятельствах.

 183. Власти не представили достаточных и убедительных объяснений рассматриваемым событиям. Следовательно, они не смогли снять с себя бремя доказывания.

 184. Учитывая вышеперечисленные общие принципы, Суд считает, что Хасан Хаджиев был взят под стражу представителями государства 30 октября 2001 года. Учитывая отсутствие каких-либо известий о нем с указанной даты и угрожающий жизни характер такого задержания (см. пункт 177 выше), Суд также считает, что Хасан Хаджиев может считаться умершим после его непризнанного задержания.

(c) Жалоба №67305/10 «Дадаева против России»

 185. Показания свидетелей, собранные заявителем, вместе с документами из материалов дела, предоставленными Властями, подтверждают, что их родственники Майрбек Шаванов и Асламбек Шаванов были похищены из своего дома в селе Алхазурово 24 сентября 2001 года группой военнослужащих в ходе специальной операции (см., например, пункты 87-89 и 91-92 выше). С учетом всех имеющихся в его распоряжении материалов, Суд считает, что заявитель представила доказательства prima facie того, что ее родственники были похищены представителями государства при описанных ею обстоятельствах.

186. Власти не представили достаточных и убедительных объяснений рассматриваемым событиям. Следовательно, они не смогли снять с себя бремя доказывания.

 187. Учитывая вышеперечисленные общие принципы, Суд считает, что Майрбек Шаванов и Асламбек Шаванов были взяты под стражу представителями государства 24 сентября 2001 года. Учитывая отсутствие каких-либо известий о них с указанной даты и угрожающий жизни характер такого задержания (см. выше пункт 177), Суд также считает, что Майрбек Шаванов и Асламбек Шаванов могут считаться умершими после их непризнанного задержания.

(d) Жалоба №68860/10 «Джабраиловы против России»

188. Многочисленные показания свидетелей, собранные заявителями, вместе с документами из материалов дела, предоставленными Властями, указывают на то, что их родственник Ибрагим Джабраилов был похищен из своего дома в селе Ачхой-Мартан 5 ноября 2002 года группой военнослужащих в ходе специальной операции (см., например, пункты 113, 115 и 119 выше). С учетом всех имеющихся в его распоряжении материалов, Суд считает, что заявители представили доказательства prima facie, что их родственник был похищен представителями государства при описанных ими обстоятельствах.

 189. Власти не представили достаточных и убедительных объяснений рассматриваемым событиям. Следовательно, они не смогли снять с себя бремя доказывания.

 190. Учитывая вышеперечисленные общие принципы, Суд считает, что Ибрагим Джабраилов был взят под стражу представителями государства 5 ноября 2002 года. Учитывая отсутствие каких-либо известий о нем с указанной даты и угрожающий жизни характер такого задержания (см. пункт 177 выше), Суд также считает, что Ибрагим Джабраилов может считаться умершим после его непризнанного задержания.

(e) Жалоба № 70695/10, «Минаевы против России»

191. Многочисленные показания свидетелей, собранные заявителями, вместе с документами из материалов дела, предоставленными Властями, подтверждают, что их родственник Майрбек Минаев был похищен из своего дома в городе Урус-Мартан 5 сентября 2002 года группой военнослужащих в ходе специальной операции (см., к примеру, пункты 134, 140, 144 и 146 выше). С учетом всех имеющихся в его распоряжении материалов, Суд считает, что заявители представили доказательства prima facie, что их родственник был похищен представителями государства при описанных ими обстоятельствах.

192. Власти не представили достаточных и убедительных объяснений рассматриваемым событиям. Следовательно, они не смогли снять с себя бремя доказывания.

 193. Учитывая вышеперечисленные общие принципы, Суд считает, что Майрбек Минаев был взят под стражу представителями государства 5 сентября 2002 года. Учитывая отсутствие каких-либо известий о нем с указанной даты и угрожающий жизни характер такого задержания (см. пункт 177 выше), Суд также считает, что Майрбек Минаев может считаться умершим после его непризнанного задержания.

3. Выводы

194. Суд считает, что во всех делах, рассматриваемых им в настоящее время жалобы заявителей обоснованы показаниями свидетелей, полученными ими, а также в ходе внутригосударственных расследований. В своих заявлениях, представленных органам власти, заявители настаивали на том, что их родственники были похищены представителями государства. Следственные органы приняли версии событий, изложенные заявителями, и предприняли меры для проверки причастности государственных военнослужащих к похищениям.

195. Таким образом, факты всех жалоб содержат достаточно доказательств , которые позволяют Суду сделать вывод о том, что проводились операции по обеспечению безопасности и, соответственно, об исключительном контроле государства над задержанными (см., помимо прочих дел, дело Аслахановой и других (Aslakhanova and Others), упомянутое выше, пункт 114). Аргументы Властей противоречат доказательствам, рассмотренным Судом, и их недостаточно для освобождения Властей от бремени доказывания, которое возлагается на них в таких делах.

196. Угрожающий жизни характер задержания Арби Юсупова, Хасана Хаджиева, Майрбека Шаванова, Асламбека Шаванова, Ибрагима Джабраилова и Майрбека Минаева вместе с долгим отсутствием какой-либо информации о них позволяет Суду сделать вывод о том, что их можно считать умершими.

V. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 2 КОНВЕНЦИИ

197. Заявители жаловались, ссылаясь на Статью 2 Конвенции, что их родственники пропали после задержания представителями государства, и что государственные органы не провели эффективного расследования данного вопроса. Статья 2 Конвенции гласит следующее:

«1. Право каждого лица на жизнь охраняется законом. Никто не может быть умышленно лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание.

2. Лишение жизни не рассматривается как нарушение настоящей статьи, когда оно является результатом абсолютно необходимого применения силы:

(a) для защиты любого лица от противоправного насилия;

(b) для осуществления законного задержания или предотвращения побега лица, заключенного под стражу на законных основаниях;

(c) для подавления, в соответствии с законом, бунта или мятежа».

А. Доводы сторон

198. Власти заявили, что жалобы следует отклонить как необоснованные, так как заявители не обосновали свои заявления в Суде. Власти также указали, что в результате расследований на национальном уровне не было получено никаких доказательств того, что родственники заявителей находились под контролем властей или что они умерли. Они отмечали, что тот факт, что осуществленные следственные мероприятия не дали никаких определенных результатов или дали только ограниченные результаты, не означал каких-либо упущений со стороны следственных органов. Они заявили, что были предприняты все необходимые меры для выполнения обязательства по проведению эффективного расследования.

 199. Заявители продолжали настаивать на своих жалобах.

B. Оценка Суда

1. Приемлемость жалобы

 200. Суд полагает в свете утверждений сторон, что жалоба затрагивает серьезные вопросы о фактических обстоятельствах дела и вопросы правого характера согласно Конвенции, решение которых требует рассмотрения дела по существу. Жалобы на основании Статьи 2 Конвенции должны быть, таким образом, признаны приемлемыми.

2. Существо жалобы

(a) Предполагаемое нарушение права на жизнь родственников заявителей

201. Суд уже установил, что во всех рассматриваемых жалобах родственники заявителей могут считаться умершими в результате их непризнанного задержания представителями государства. В отсутствие какого-либо оправдания со стороны Властей, Суд считает, что ответственность за их смерть можно возложить на государство и что в отношении Арби Юсупова, Хасана Хаджиева, Майрбека Шаванова, Асламбека Шаванова, Ибрагима Джабраилова и Майрбека Минаева было допущено нарушение Статьи 2 Конвенции в ее материально-правовом аспекте.

(b) Предполагаемая неадекватность расследований по фактам похищений

 202. Суд уже установил, что расследование по уголовному делу не представляет собой эффективного средства правовой защиты в отношении исчезновений, имевших место, в частности, в Чечне в период с 1999 по 2006 год, и что такая ситуация в соответствии с Конвенцией представляет собой проблему системного характера (см. вышеуказанное постановление Европейского Суда по делу «Аслаханова и другие против России», пункт 217). В рассматриваемых делах, как и во многих предыдущих аналогичных делах, рассмотренных Судом, расследования велись в течение многих лет без какого-либо значительного продвижения в отношении установления личностей преступников или судеб пропавших родственников заявителей. Хотя обязательство проведения эффективного расследования является обязательством действия, а не обязательством результата, Суд отмечает, что каждая серия уголовных разбирательств имела те же недостатки, которые перечислены в постановлении по делу Аслахановой и других (Aslakhanova and Others) (упомянутом выше, пп. 123-‑25). По каждому из расследований неоднократно выносились решения о приостановлении, после чего следовали периоды бездействия, что также уменьшало вероятность раскрытия преступлений. Не было предпринято никаких значительных мер для установления личностей и допроса военнослужащих, которые могли быть свидетелями или участниками операций.

 203. В свете вышесказанного Суд приходит к выводу, что органы власти не осуществили эффективного расследования обстоятельств исчезновения и смерти Арби Юсупова, Хасана Хаджиева, Майрбека Шаванова, Асламбека Шаванова, Ибрагима Джабраилова и Майрбека Минаева. Соответственно, имело место нарушение процессуального аспекта статьи 2 Конвенции.

VI. ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ НАРУШЕНИЯ СТАТЕЙ 3, 5 и 13 КОНВЕНЦИИ

 204. Заявители жаловались на нарушение Статьей 3 и 5 Конвенции в связи с их душевными страданиями из-за исчезновения их родственников и незаконности задержания их родственников. Они также утверждали, что вопреки Статье 13 Конвенции, они не располагали доступными внутригосударственными средствами правовой защиты в отношении предполагаемых нарушений, в частности, нарушений Статей 2 и 3. Данные статьи в части, применимой к настоящему делу, гласили следующее:

Статья 3

«Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию».

Статья 5

«1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:

...

(c) законное задержание или заключение под стражу лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения;

...

2. «Каждому арестованному незамедлительно сообщаются на понятном ему языке причины его ареста и любое предъявляемое ему обвинение».

3. Каждый задержанный или заключенный под стражу в соответствии с подпунктом «c» пункта 1 настоящей статьи незамедлительно доставляется к судье или к иному должностному лицу, наделенному, согласно закону, судебной властью, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Освобождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд.

4. Каждый, кто лишен свободы в результате ареста или заключения под стражу, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и на освобождение, если его заключение под стражу признано судом незаконным.

5. Каждый, кто стал жертвой ареста или заключения под стражу в нарушение положений настоящей статьи, имеет право на компенсацию».

Статья 13

«Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве».

А. Доводы сторон

205. Власти оспорили утверждения заявителей.

206. Заявители настаивали на своих жалобах.

B. Оценка Суда

1. Приемлемость жалобы

 207. Суд отмечает, что данные жалобы не являются явно необоснованными в соответствии со значением подпункта «а» пункта 3 Статьи 35 Конвенции. Суд также отмечает, что они не являются неприемлемыми по каким-либо иным основаниям. Следовательно, они должны быть признаны приемлемыми.

2. Существо жалобы

 208. Суд неоднократно устанавливал, что ситуация, в которой произошло насильственное похищение, ведет к нарушению Статьи 3 в отношении близких родственников потерпевшего. Суть данного нарушения заключается в основном не в самом факте «исчезновения» члена семьи, но в реакции на ситуацию и в отношении к ней органов власти, когда она доводится до их сведения (см. постановление Европейского Суда от 18 июня 2002 года по делу «Орхан против Турции» (Orhan v. Turkey), жалоба № 25656/94, п. 358; и постановление Европейского Суда по делу «Имакаева против России» (Imakayeva v. Russia), жалоба № 7615/02, п. 164, ECHR 2006XIII (выдержки)). Когда известию о смерти пропавшего лица предшествует достаточно долгий период, в течение которого оно считалось пропавшим, существует достаточно долгий период, в течение которого заявители испытывали неопределенность, мучения и страдания, характерные для факта исчезновения (см. постановление Европейского Суда по делу «Лулуев и другие» (Luluyev and Others), упоминаемое выше, п. 115).

 209. Аналогичным образом Суд уже устанавливал во многих делах, что непризнанное задержание лица представляет собой полное отрицание гарантий, содержащихся в Статье 5 Конвенции, и является особо грубым нарушением ее положений (см. постановление Европейского Суда от 27 февраля 2001 года по делу «Чичек против Турции» (Çiçek v. Turkey), жалоба 25704/94, п. 164; постановление Европейского Суда по делу Лулуева, упоминаемое выше, п. 122).

 210. Суд повторяет свои выводы относительно ответственности государства за похищения и непроведение надлежащего расследования в отношении судьбы пропавших лиц. Он считает, что заявители, являющиеся близкими родственниками пропавших лиц, должны быть признаны жертвами нарушения Статьи 3 Конвенции ввиду испытанных и испытываемых ими душевных страданий и мучений в результате невозможности узнать судьбу членов их семей и того, каким образом рассматриваются их жалобы.

211. Суд также подтверждает, так как установлено, что родственники заявителей были задержаны представителями государства, судя по всему, без каких-либо законных оснований или признания такого задержания, это представляет собой особо серьезное нарушение права на свободу и личную неприкосновенность лиц, закрепленного в Статье 5 Конвенции.

212. Суд повторяет свои выводы относительно общей неэффективности уголовных расследований в делах, аналогичных рассматриваемым в данный момент. В отсутствие результатов уголовного расследования любое другое возможное средство правовой защиты становится на практике недоступным.

213. Таким образом, Суд считает, что заявители по этим делам не располагали эффективными национальными средствами правовой защиты в отношении своих жалоб в соответствии со Статьями 2 и 3 Конвенции, в нарушение Статьи 13 Конвенции.

VII. ИНЫЕ ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ

 214. Судом были рассмотрены другие жалобы, поданные заявителем по делу Дадаевой (Dadayeva) (№ 67305/10) в соответствии со Статьями 6 и 8 Конвенции. Однако, принимая во внимание все имеющиеся в его распоряжении материалы в той степени, в которой данные жалобы относятся к его компетенции, Европейский суд полагает, что представленные доказательства не свидетельствуют о каком-либо нарушении прав и свобод, закрепленных в Конвенции и Протоколах к ней. Из этого следует, что данная часть жалобы должна быть отклонена как явно необоснованная на основании подпункта «а» пункта 3 и пункта 4 Статьи 35 Конвенции.

VIII. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

 215. Статьей 41 Конвенции предусматривается:

«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

А. Ущерб

1. «Малика Юсупова и другие против России» (жалоба №14705/09)

 216. Первая заявительница, мать Арби Юсупова, требовала 738 749 российских рублей (примерно 19 000 евро) в качестве компенсации материального вреда в связи с потерей кормильца семьи. Свои расчеты она проводила на основании прожиточного минимума, установленного национальным законодательством, и Огденских актуарных таблиц.

 217. Заявители потребовали совместно 100 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

 218. Власти указали, что требование первой заявительницы о компенсации материального вреда было необоснованным и существовал внутригосударственный механизм возмещения мватериального вреда при потери кормильца. Что касается требования компенсации морального вреда, Власти утверждали, что сумма компенсации должна быть определена на справедливой основе.

2. «Хаджиева и другие против России» (жалоба №4386/10)

 219. Заявители не представили требования о возмещении материального вреда. Что касается компенсации морального вреда, они предоставили определение размера присуждаемой суммы на усмотрение Суда.

 SEQ level0 \*arabic 220. Власти утверждали, что сумма компенсации должна быть определена на справедливой основе.

3. «Дадаева против России» (жалоба №67305/10)

 221. Заявитель не требовала возмещения материального вреда. Что касается компенсации морального вреда , она требовала сумму 400 000 евро.

 222. Власти утверждали, что сумма компенсации должна быть определена на справедливой основе.

4. «Джабраиловы против России» (жалоба №68860/10)

 223. Заявители не представили требования о возмещении материального вреда. Что касается компенсации морального вреда, они требовали сумму 80 000 евро совместно.

224. Власти утверждали, что сумма компенсации должна быть определена на справедливой основе.

5. «Минаевы против России» (жалоба №70695/10)

225. Заявители не представили требования о возмещении материального вреда. Что касается компенсации морального вреда, они предоставили определение размера присуждаемой суммы на усмотрение Суда.

226. Власти утверждали, что сумма компенсации должна быть определена на справедливой основе.

B. Расходы и издержки

 227. Интересы заявителей в деле «Малика Юсупова и другие против России» (Malika Yusupova and Others v. Russia) (№14705/09) представляли организации «Правовая инициатива по России»/«Астрея». Общая сумма возмещения издержек и расходов, связанных с оказанием юридической помощи заявителям, составляет 4 700 евро. Подача жалобы включала: составление юридических документов, представленных в Суд, а также административные и почтовые расходы. Заявители представили копии их контракта на юридическое сопровождение и счета с разбивкой понесенных расходов.

 228. Интересы заявителей в деле «Хаджиева и другие против России» (Khadzhiyeva and Others v. Russia) (№4386/10) и «Минаевы против России» (Minayevy v. Russia) (№70695/10) представлял Д. Ицлаев. Общая сумма расходов и издержек, связанных с юридическим представительством заявителей, которая включает в себя составление юридических документов, услуги переводчиков, а также административные расходы, составляет 4 399 евро и 4 914 евро соответственно. Они предоставили копию контракта на юридическое сопровождение.

 229. Заявитель по делу «Дадаева против России» (Dadayeva v. Russia) (№67305/10) не предъявляла требований по данному пункту.

 230. Интересы заявителей в деле «Джабраиловы против России» (Dzhabrailovy v. Russia) (№68860/10) представляла организация «Матери Чечни». Общая сумма требований в отношении возмещения судебных расходов и издержек, связанных с их юридическим представительством, составила 7 800 евро. Документов, подтверждающих сумму, приложено не было.

 231. По каждому требованию компенсации издержек и расходов Власти заявили, что требуемая сумма была чрезмерной и неоправданной и что требование должно быть отклонено как необоснованное.

В. Оценка Суда

 232. Суд напоминает, что должна иметься ясная причинная связь между ущербом, возмещения которого требуют заявители, и нарушением Конвенции, и что такое возмещение может при определенных условиях включать в себя компенсацию утраченного дохода. Суд также считает, что потеря дохода применима к близким родственниками пропавших лиц, включая супругов, престарелых родителей и несовершеннолетних детей (см., среди прочих примеров, дело Имакаевой (Imakayeva), упоминаемое выше, п. 213).

 233. Если Суд находит нарушения Конвенции, он может принять во внимание тот факт, что заявителям был причинен моральный вред, который не может быть компенсирован одним лишь фактом установления нарушения, и тем самым принять решение о возмещении ущерба.

 234. Относительно издержек и расходов Суду необходимо установить, во-первых, были ли расходы и издержки, указанные представителями заявителей, действительно понесены, и, во-вторых, были ли они необходимыми и разумными в размере суммы (см. постановление Европейского Суда от 27 сентября 1995 г. по делу «Макканн и другие против Соединенного Королевства» (McCann and Others v. the United Kingdom), п. 220, Серия A №324).

 235. Учитывая вышеперечисленные выводы и принципы, а также доводы сторон, Суд присуждает заявителям суммы, указанные в приложении II, плюс любой налог, которым могут облагаться данные суммы. Присужденные суммы возмещения издержек и расходов должны быть выплачены на указанные заявителями банковские счета их представителей.

D. Процентная ставка при просрочке платежей

 236. Суд считает приемлемым, что процентная ставка при просрочке платежа должна быть установлена в размере, равном предельной учетной ставке Европейского Центрального банка плюс три процента.

НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО:

1. Решил объединить жалобы в одно производство;

2. Объявил жалобы в соответствии со Статьями 2, 3, 5 и 13 приемлемыми, а остальную часть жалоб неприемлемой;

3. Постановил, что имело место нарушение Статьи 2 Конвенции в ее материально-правовом аспекте в отношении родственников заявителей Арби Юсупова, Хасана Хаджиева, Майрбека Шаванова, Асламбека Шаванова, Ибрагима Джабраилова и Майрбека Минаева;

4. Постановил, что имело место нарушение Статьи 2 Конвенции в ее процессуальном аспекте в связи с непроведением эффективного расследования по фактам исчезновения родственников заявителей;

5. Постановил, что в данном деле имело место нарушение Статьи 3 Конвенции в отношении заявителей ввиду исчезновения их родственников и ответа властей на их душевные страдания;

6. Постановил, что имело место нарушение Статьи 5 Конвенции в отношении родственников заявителей в связи с их незаконным задержанием;

7. Постановил, что было допущено нарушение Статьи 13 Конвенции в совокупности со Статьями 2 и 3 Конвенции;

8. Постановил,

(a) что в течение трех месяцев со дня вступления данного постановления в силу в соответствии с пунктом 2 Статьи 44 Конвенции власти государства-ответчика должны выплатить заявителям суммы, указанные в приложении II, плюс любой налог, которым могут облагаться данные суммы. Суммы возмещения расходов и издержек, подлежащие выплате представителям заявителей, должны быть выплачены на банковские счета представителей, указанные заявителями; платежи заявителям, чьи интересы представляет организация SRJI/«Астрея», осуществляются в евро, а платежи заявителям, чьи интересы представляют Д. Ицлаев и «Матери Чечни», подлежат конвертации в валюту государства-ответчика;

(b) что с момента истечения вышеуказанного трехмесячного срока до момента выплаты компенсации на данную сумму начисляются простые проценты в размере, равном предельной учетной ставке Европейского Центрального банка в течение периода выплаты пени плюс три процента;

9. Отклонил оставшуюся часть требований заявителей о справедливой компенсации.

Составлено на английском языке, уведомление в письменном виде направлено 15 января 2015 года в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

Сорен Нильсен Изабель Берро-Лефевр
Секретарь Председатель


ПРИЛОЖЕНИЕ I

Сведения о жалобах

№ жалобы

Содержание дела

Дата поступления

Сведения о заявителе

(семейная связь, дата рождения, место жительства)

Похищенные лица,

год рождения,

дата и место похищения

Расследование исчезновения

1

14705/09

«Малика Юсупова и другие против России»

Дата подачи: 03.03.2009 года

Представлено на ознакомление: 08.06.2011 года

Представитель интересов: SRJI/ «Астрея»

(1) Малика ЮСУПОВА (1957), мать, Гудермес, Чеченская Республика;

(2) Ильман ЮСУПОВ (1983), брат, там же;

(3) Ремиса ЭПЕНДИЕВА (1978), сестра, там же.

Арби ЮСУПОВ (1973), похищен 23 марта 2002 в Гудермесе, Чеченская Республика.

3 июня 2002 года прокуратура Гудермесского

возбудила уголовное дело

№57041. Расследование еще

не завершено.

2

4386/10

«Хаджиева и другие против России»

Дата подачи:

31.12.2009 года

Представлено на ознакомление:

31.08.2011 года

Представитель интересов: Д. Ицлаев

(1) Рауза ХАДЖИЕВА (1957), сестра, Гойты, Чеченская Республика;

(2) Марина ИДРИСОВА (1968), жена, Грозный, Чеченская Республика;

(3) Мадина ХАДЖИЕВА (1995), дочь, там же;

(4) Хеда ХАДЖИЕВА (1997), дочь, там же.

Хасан ХАДЖИЕВ (1969, так же упоминается как 1959), похищен 30 октября 2001 года в селе Гойты, Чеченская Республика.

6 января 2002 года прокуратура Урус-Мартановского

возбудила уголовное дело

№25191. Расследование еще

не завершено.

3

67305/10

«Дадаева против России»

Дата подачи: 08.11.2010 года

Представлено на ознакомление:

31.08.2011 года

Представитель интересов: Д. Богаерт

Лариса ДАДАЕВА (1976), жена Майрбека Шаванова и невестка Асламбека Шаванова, Бельгия.

Два брата были похищены 24 сентября 2001 года в селе Алхазурово, Чеченская Республика:

1) Майрбек ШАВАНОВ (1976) и

2) Асламбек ШАВАНОВ (1977)

7 января 2002 года прокуратура Урус-Мартановского района

возбудила уголовное дело

№25192. Расследование еще не завершено.

4

68860/10

«Джабраиловы против России»

Дата подачи:

28.10.2010 года

Представлено на ознакомление:

31.08.2011 года

Представитель интересов: «Матери Чечни»

(1) Киса ДЖАБРАИЛОВА (1951), мать, Ачхой-Мартан, Чеченская Республика;

(2) Адлан ДЖАБРАИЛОВ (1987), брат, там же; (3) Сулейман ДЖАБРАИЛОВ (1974), там же.

Ибрагим ДЖАБРАИЛОВ (1976), похищен 5 ноября 2002 г. в селе Ачхой-Мартан, Чеченская Республика.

11 ноября 2002 года прокуратура Ачхой-Мартановского

района возбудила

уголовное дело №63090. Расследование

еще не окончено.

5

70695/10

«Минаевы

против России»

Дата подачи:

10.11.2010 года

Представлено на ознакомление:

31.08.2011 года

Представитель интересов: Д. Ицлаев

(1) Мадина МИНАЕВА (1974), жена, Урус-Мартан, Чеченская Республика;

(2) Сулейман МИНАЕВ (1993), сын, там же;

(3) Зайра МИНАЕВА (1994), дочь, там же.

Майрбек МИНАЕВ (1972), похищен 5 сентября 2002 года в Урус-Мартане, Чеченская Республика.

7 ноября 2002 года прокуратура Урус-Мартановского

района возбудила

уголовное дело №61138. Расследование

еще не окончено.


ПРИЛОЖЕНИЕ II

Суммы, присужденные Судом\ согласно статье 41 Конвенции

Номер жалобы

и фамилия

Представитель интересов

Имущественный ущерб

Неимущественнный вред

Расходы и издержки

1

14705/09

«Малика Юсупова и другие против России»

SRJI/«Астрея»

10 000 (десять тысяч) евро первому заявителю;

60 000 (шестьдесят тысяч) евро

заявителям совместно

3 000 (три тысячи) евро

2

4386/10

«Хаджиева и другие против России»

Д. Ицлаев

-

60 000 (шестьдесят тысяч) евро

заявителям совместно

3 000 (три тысячи) евро

3

67305/10

«Дадаев против России»

Д. Богаерт

-

120 000 (сто двадцать тысяч) евро

-

4

68860/10

«Джабраиловы против России»

«Матери Чечни»

-

60 000 (шестьдесят тысяч) евро

заявителям совместно

1 000 (одна тысяча) евро

5

70695/10

«Минаевы против России»

Д. Ицлаев

-

60 000 (шестьдесят тысяч) евро

заявителям совместно

3 000 (три тысячи) евро

опубликовано 02.09.2015 17:31 (МСК)

 

Сайт Президента Рф
Сайт Конституционного Суда РФ
Сайт Верховного Суда РФ
Официальный интернет-портал правовой информации




Сведения о размере и порядке уплаты государственной пошлины
Сервис для подачи жалоб и заявлений в электронном виде


Часы работы суда:
понедельник-четверг: 8.30-17.15
пятница: 8.30-17.00
суббота, воскресенье: выходной
перерыв: 13.00-13.45
 

Главный корпус
355002, г. Ставрополь,
ул. Лермонтова, 183
Тел.: (8652) 23-29-00
Факс: (8652) 23-29-32
e-mail: krai@stavsud.ru

Помещения
Ставропольского краевого суда
в здании "Дворец правосудия"
355035, г.Ставрополь,
ул. Дзержинского, 235
Тел./факс: (8652) 35-36-41

Апелляционная коллегия
по гражданским делам
Ставропольского краевого суда
355004, г. Ставрополь,
ул. Осипенко, 10а
Тел./факс: (8652) 23-50-58

Здание
Ставропольского краевого суда
в г. Пятигорске
357500, Ставропольский край
г. Пятигорск,
ул. Лермонтова, 9
Тел./факс: (8793) 33-94-73