Arms
 
развернуть
 
355002, г. Ставрополь, ул. Лермонтова, д. 183
Тел.: (8652) 23-29-00, 23-29-32 (ф.)
kraevoy.stv@sudrf.ru krai@stavsud.ru
355002, г. Ставрополь, ул. Лермонтова, д. 183Тел.: (8652) 23-29-00, 23-29-32 (ф.)kraevoy.stv@sudrf.ru krai@stavsud.ru

 

Сайт Президента Рф
Сайт Конституционного Суда РФ
Сайт Верховного Суда РФ
Официальный интернет-портал правовой информации




Сведения о размере и порядке уплаты государственной пошлины
Сервис для подачи жалоб и заявлений в электронном виде


Часы работы суда:
понедельник-четверг: 8.30-17.15
пятница: 8.30-17.00
суббота, воскресенье: выходной
перерыв: 13.00-13.45
 

Главный корпус
355002, г. Ставрополь,
ул. Лермонтова, 183
Тел.: (8652) 23-29-00
Факс: (8652) 23-29-32
e-mail: krai@stavsud.ru

Помещения
Ставропольского краевого суда
в здании "Дворец правосудия"
355035, г.Ставрополь,
ул. Дзержинского, 235
Тел./факс: (8652) 35-36-41

Апелляционная коллегия
по гражданским делам
Ставропольского краевого суда
355004, г. Ставрополь,
ул. Осипенко, 10а
Тел./факс: (8652) 23-50-58

Здание
Ставропольского краевого суда
в г. Пятигорске
357500, Ставропольский край
г. Пятигорск,
ул. Лермонтова, 9
Тел./факс: (8793) 33-94-73


ДОКУМЕНТЫ СУДА
Фозил Назаров против России

НЕОФИЦИАЛЬНЫЙ ПЕРЕВОД

АУТЕНТИЧНЫЙ ТЕКСТ РАЗМЕЩЕН

НА САЙТЕ Европейского Суда по правам человека

www.echr.coe.int

в разделе HUDOC

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

ДЕЛО «ФОЗИЛ НАЗАРОВ против РОССИИ»

(Жалоба № 74759/13)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

СТРАСБУРГ

11 декабря 2014 года

вступило в силу 20 апреля 2015 г.

Настоящее постановление вступило в силу в порядке, установленном в пункте 2 статьи 44 Конвенции. Может быть подвергнуто редакционной правке.


По делу «Фозил Назаров против России»,

Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой, в состав которой вошли:

Изабель Берро-Лефевр, Председатель, 
Элизабет Штайнер,
Ханлар Гаджиев,
Мирьяна Лазарова Трайковска,
Эрик Мос,
Ксения Туркович,
Дмитрий Дедов, судьи,
и Сорен Нильсен, Секретарь Секции,

проведя 18 ноября 2014 года совещание по делу за закрытыми дверями,

вынес следующее постановление, утвержденное в вышеуказанный день:

ПРОЦЕДУРА

 1. Дело было инициировано жалобой (№ 74759/13) против Российской Федерации, поданной в Суд согласно статье 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — «Конвенция») гражданином Республики Узбекистан Фозилом Акбаровичем Назаровым (далее — «заявитель») 28 ноября 2013 года.

2. Интересы заявителя, которому была предоставлена юридическая помощь, представлял И. Васильев, адвокат, практикующий в г. Москве. Интересы властей Российской Федерации («Власти») представлял Г. Матюшкин, Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека.

3. Заявитель утверждал, что если он будет принудительно возвращен в Узбекистан, он подвергнется риску жестокого обращения.

4. 29 ноября 2013 года исполняющий обязанности председателя Первой секции дал указание государству-ответчику не выдворять и иным образом принудительно не перемещать заявителя в Узбекистан или любую иную страну в период разбирательства дела в Суде (на основании правила 39 Регламента Суда).

 5. 13 февраля 2014 года данная жалоба была коммуницирована Властям.

ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 6. Заявитель родился в 1986 году и проживает в Московской области.

 7. Заявитель приехал в Россию из Узбекистана в 2010 году. В 2012 году он потерял свой узбекский паспорт.

 8. 20 января 2013 года ГОВД г. Карши, Узбекистан, объявило заявителя в розыск в связи с обвинениями по уголовному делу о членстве в экстремистской религиозной организации, предпринявшей попытку свержения конституционного порядка в Узбекистане, а также в терроризме.

  9. 9 июня 2013 года по запросу узбекских властей имя заявителя было внесено в федеральный список разыскиваемых лиц.

10. 31 октября 2013 года заявитель был задержан в Московской области, где он проживал с женой и двумя детьми.

 11. 2 ноября 2013 года Серпуховская городская прокуратура отметила, что заявитель находился в розыске в Узбекистане, и, следовательно, подлежит выдаче в Узбекистан. В то же время, учитывая нарушения заявителем миграционного законодательства в России, прокуратура распорядилась о принятии Серпуховским ОВД мер для обеспечения административного выдворения заявителя в Узбекистан.

  12. В тот же день сотрудники Серпуховского ОВД составили протокол об административном правонарушении в соответствии со статьей 18.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

13. 2 ноября 2013 года Серпуховский городской суд Московской области пришел к выводу, что заявитель нарушил иммиграционные правила и, следовательно, был виновен в совершении правонарушения по статье 18.8 Кодекса об административных правонарушениях. Суд распорядился об административном выдворении заявителя в Узбекистан и его заключении под стражу в ожидании выдворения. Заявитель не был представлен адвокатом на слушаниях в городском суде.

 14. 12 ноября 2013 года заявитель подал заявление о предоставлении ему статуса беженца. В частности, он указал, что его преследуют в Узбекистане за религиозные убеждения и что он боится пыток и жестокого обращения в Узбекистане в ходе разбирательства по уголовному делу в отношении него.

 15. 14 ноября 2013 года адвокат от имени заявителя обжаловал распоряжение об административном выдворении от 2 ноября 2013 года. В частности, он указал, что заявитель подал заявление о предоставлении ему статуса беженца и поэтому не может быть выдворен в Узбекистан, пока не будет рассмотрено его заявление. Он также утверждал, что заявитель подвергнется серьезному риску пыток в Узбекистане. С целью обоснования риска жестокого обращения он опирался на прецедентную практику Суда и на отчеты учреждений ООН о широком распространении жестокого обращения в пенитенциарных учреждениях

16. 28 ноября 2013 года Московский областной суд оставил распоряжение об административном выдворении без изменений в порядке апелляции. В ответ на аргумент заявителя о продолжающемся рассмотрении его ходатайства о предоставлении статуса беженца, суд отметил, что в соответствии с Законом о беженцах, лицо, которое подало заявление о предоставлении статуса беженца, фактически не может быть возвращено в страну происхождения против его воли. Однако в настоящем деле заявитель не подал заявление о предоставлении статуса беженца сразу же по прибытии в Россию. Учитывая, что заявление о предоставлении статуса беженца было подано после того, как было вынесено постановление о его административном выдворении, ведущиеся разбирательства по вопросу о предоставлении ему статуса беженца не могли препятствовать административному выдворению заявителя. Утверждения заявителя о риске жестокого обращения или преследования в связи с религиозными убеждениями являлись бездоказательными и необоснованными.

17. 22 января 2014 года Управление Федеральной миграционной службы по Московской области отказало в удовлетворении ходатайства о предоставлении ему статуса беженца.

18. 21 февраля 2014 года заявитель обжаловал решение от 22 января 2014 года в Федеральную миграционную службу. Он пока не получил ответа.

 19. 6 августа 2014 года заявитель подал ходатайство о предоставлении ему временного убежища. Судя по всему, рассмотрение этого заявления еще не завершено.

 20. В настоящее время заявитель содержится в специальном учреждении с целью административного выдворения в Узбекистан.

II. ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

1. Производство по делу об административном выдворении

 21. В соответствии с подпунктом (7) пункта 1 статьи 3.2 Кодекса об административных правонарушениях административное выдворение является административным наказанием. В пункте 1 статьи 3.10 административное выдворение определяется как принудительное и контролируемое перемещение иностранных гражданин и лиц без гражданства за пределы российской территории. Согласно пункту 5 статьи 3.10, с целью исполнения решения об административном выдворении судья вправе выдать распоряжение о содержании иностранного гражданина или лица без гражданства под стражей в специальном учреждении.

 22. Статья 18.8 предусматривает, что нарушение иностранным гражданином режима пребывания в Российской Федерации, выразившееся, в том числе, в пребывании на территории России без соответствующего действующего разрешения или в несоблюдении установленного порядка регистрации, влечет наказание в виде административного штрафа в размере от 2 000 до 5 000 рублей с административным выдворением или без такового. Пункт 3 статьи 23.1 предусматривает, что дела об административных правонарушениях, влекущих административное выдворение за пределы Российской Федерации, рассматриваются судьями судов общей юрисдикции. Пункт 1 статьи 30.1 гарантирует право обжаловать постановление по делу об административном правонарушении в суд или в вышестоящий суд.

2. Процедура экстрадиции

 23. Краткое изложение соответствующих положений, относящиеся к процедуре экстрадиции, см. в постановлении Европейского Суда от 14 ноября 2013 года по делу «Касымахунов против России» (Kasymakhunov v. Russia, жалоба № 29604/12, пункты 74‑80).

3. Производство по предоставлению заявителю статуса беженца

24. Краткое изложение соответствующих положений Закона о беженцах см. в упоминаемом выше постановлении по делу «Касымахунов против России» (Kasymakhunov v. Russia), пункты 83-87.

III. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ДОКУМЕНТЫ

25. Резюме докладов органов ООН и международных НКО по Узбекистану, опубликованных в период с 2002 по 2011 годы, см. в постановлении Европейского Суда от 2 октября 2012 года по делу «Абдулхаков против России» (Abdulkhakov v. Russia), жалоба № 14743/11, пункты 99-107)

26. Краткое изложение самых последних отчетов, опубликованных в период с 2012 по 2014 годы, см. в постановлении Европейского Суда от 10 июля 2014 года по делу «Рахимов против России» (Rakhimov v. Russia), жалоба № 50552/13, пункты 64-73).

ПРАВО

I. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 3 КОНВЕНЦИИ

27. Заявитель жаловался на то, что в случае экстрадиции или выдворения в Узбекистан он подвергнется реальной угрозе обращения, запрещенного статьей 3 Конвенции. Статья 3 Конвенции гласит следующее:

«Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию».

А. Приемлемость жалобы

28. Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу подпункта «а» пункта 3 статьи 35 Конвенции. Кроме того, Суд отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо иным основаниям. Следовательно, она должна быть признана приемлемой.

Б. Существо жалобы

1. Доводы сторон

29. Власти утверждали, что процедура рассмотрения вопроса об экстрадиции заявителя была прекращена, так как власти Узбекистана не вынесли постановления о заключении под стражу и не представили запроса о выдаче заявителя. Национальные суды приняли решение об административном выдворении заявителя в Узбекистан, так как его проживание в России было незаконным. Власти обращают внимание Суда на тот факт, что заявитель не подал заявление о предоставлении ему статуса беженца сразу же после своего прибытия в Россию. Заявление о предоставлении ему статуса беженца было подано только после принятия решения о его административном выдворении. Более того, заявитель не ссылался на риск жестокого обращения с ним в Узбекистане ни при аресте, ни в Серпуховском городском суде. Заявитель в первый раз заявил о риске жестокого обращения с ним только при обжаловании в Московском областном суде. Областной суд изучил утверждения заявителя и отклонил их как необоснованные.

30. Заявитель утверждал, что производство по вопросу о его экстрадиции не было прекращено в официальном порядке. Он заявил, что в связи с этим подвергался риску выдачи в Узбекистан. Кроме того, ему не была предоставлена помощь юриста или переводчика во время слушания 2 ноября 2013 года в Серпуховском городском суде. Ему не предоставили возможность ознакомиться с материалами дела перед слушанием и поэтому он не знал, что прокурор ходатайствовал о его административном выдворении. Именно по этой причине он не жаловался в городской суд на риск жестокого обращения. Однако он сообщал органам власти о своем опасении подвергнуться жестокому обращению в Узбекистане как в апелляционной жалобе на постановление об административном выдворении, так и в ходе производстве по вопросу о предоставлении ему статуса беженца. Он полагался на доклады органов ООН и известных международных НПО, а также на прецедентную практику Суда, в которых ясно говорилось, что лица, которые как и он обвинялись в принадлежности к экстремистской организации или попытке свержения правительства ввиду членства в запрещенных религиозных организациях, подвергались особой опасности жестокого обращения.

2. Оценка Суда

31. Суд рассмотрит по существу эту часть жалобы заявителя в соответствии со статьей 3 в свете применимых общих принципов, которые изложены, среди прочего, в постановлении Европейского Суда от 18 сентября 2012 года по делу «Умиров против России» (Umirov v. Russia) (жалоба № 17455/11, пункты 92-100, с дальнейшими ссылками).

32. Суд отмечает, что заявитель был задержан с целью административного выдворения из России. Власти заявили, что производство по вопросу об экстрадиции было прекращено по процессуальным основаниям, но не предоставили никаких документов в поддержку этого. Из материалов дела неясно, было ли производство по вопросу об экстрадиции действительно прекращено или все еще находится на рассмотрении. Однако очевидно, что вместо производства по вопросу об экстрадиции заявителя российские власти предпочли принять решение об административном выдворении заявителя в Узбекистан. Более того, хотя представляется, что производство по предоставлению статуса беженца, инициированное заявителем, все еще находится на стадии рассмотрения, национальные суды постановили, что можно осуществить административное выдворение, не дожидаясь результатов такого производства (см. выше пункт 16). Постановление об административном выдворении, соответственно, подлежало исполнению, но не было исполнено в результате указания Судом обеспечительной меры в соответствии с правилом 39 Регламента Суда.

33. В связи с этим Суд рассмотрит вопрос о том, подвергался ли заявитель риску жестокого обращения в случае его возвращения в Узбекистан.

34. Суд уже рассматривал ряд дел, связанных с риском быть подвергнутым жестокому обращению в случае экстрадиции или выдворения лиц из России или других государств-участников Совета Европы в Узбекистан. Ссылаясь на материалы, полученные из различных источников, Суд установил, что общая ситуация в области прав человека в Узбекистане вызывает тревогу и что данные международных организаций свидетельствуют о серьезной и неослабевающей проблеме жестокого обращения с заключенными, о «систематической» и «ничем не ограниченной» практике применения пыток к тем, кто содержится под стражей, а также об отсутствии реальных доказательств, демонстрирующих какие-либо существенные улучшения в этой области (см., в числе прочего, постановление Европейского Суда от 24 апреля 2008 года по делу «Исмоилов и другие против России» (Ismoilov and Others v. Russia), жалоба № 2947/06, пункт 121; постановление Европейского Суда от 11 декабря 2008 года по делу «Муминов против России» (Muminov v. Russia), жалоба № 42502/06, пункты 93-96; постановление Европейского Суда от 10 июня 2010 года по делу «Гараев против Азербайджана» (Garayev v. Azerbaijan), жалоба № 53688/08, пункт 71; постановление Европейского Суда от 29 июля 2010 года по делу «Каримов против России» (Karimov v. Russia), жалоба № 54219/08, пункт 99; постановление Европейского Суда от 8 ноября 2011 года по делу «Якубов против России» (Yakubov v. Russia), жалоба № 7265/10, пункты 81 и 82; постановление Европейского Суда от 3 июля 2012 года по делу «Рустамов против России» (Rustamov v. Russia), жалоба № 11209/10, пункт 125; упоминаемое выше постановление Европейского Суда от 2 октября 2012 года по делу «Абдулхаков против России» (Abdulkhakov v. Russia), пункт 141; постановление Европейского Суда от 5 февраля 2013 года по делу «Зохидов против России» (Zokhidov v. Russia), жалоба № 67286/10, пункт 134; и упоминаемое выше постановление Европейского Суда по делу «Касымахунов против России», пункт 122).

35. Что касается конкретной ситуации заявителя, Суд отмечает, что власти Узбекистана требовали его выдачи в связи с обвинениями в принадлежности к экстремистской религиозной организации и попытке свержения конституционного строя в стране, а также в терроризме. Суд рассмотрел целый ряд дел, в которых заявители обвинялись в уголовных преступлениях в связи с их участием в запрещенных религиозных организациях в Узбекистане (см. постановление Европейского Суда от 8 июля 2010 года по делу «Абдулажон Исаков против России» (Abdulazhon Isakov v. Russia), жалоба № 14049/08, пункт 110; постановление Европейского Суда от 4 ноября 2010 года по делу «Султанов против России» (Sultanov v. Russia), жалоба № 15303/09, пункт 113; постановление Европейского Суда от 20 декабря 2011 года по делу «Ергашев против России» (Ergashev v. Russia), жалоба № 12106/09, пункт 113; вышеупомянутое постановление по делу «Умиров против России», пункты 114-116; вышеупомянутое постановление по делу «Абдулхаков против России», пункты 142 и 143; постановление Европейского Суда от 7 ноября 2013 года по делу «Ермаков против России» (Ermakov v. Russia), жалоба № 43165/10, пункт 203; и постановление Европейского Суда от 7 мая 2014 года по делу «Низамов и другие против России» (Nizamov and Others v. Russia), жалобы №№ 22636/13, 24034/13, 24334/13 и 24528/13, пункты 41 и 42). Суд установил, что данные лица подвергались особой опасности жестокого обращения, и что их выдворение или экстрадиция в Узбекистан привели бы к нарушению статьи 3.

36. Суд отмечает, что заявитель сообщал в национальных судах о своих страхах подвергнуться жестокому обращению в Узбекистане. Верно, что впервые он поднял вопрос жестокого обращения в своей апелляции против распоряжения об административном выдворении. Тем не менее, Суд не находит это необоснованным, учитывая, что заявителю стало известно об угрозе того, что его могут вернуть на родину, в тот момент, когда он узнал о постановлении о его административное выдворение в Узбекистан (см., по тем же причинам, упоминаемое выше постановление по делу «Якубов против России», пункт 75). При рассмотрении его апелляционной жалобы, однако, суд отклонил аргументы заявителя касательно риска жестокого обращения по двум причинам: во-первых, так как заявитель не подал заявление о предоставлении статуса беженца сразу же после прибытия в Россию, и во-вторых, так как его утверждения были необоснованными (см. выше пункт 16).

37. Что касается ссылки суда апелляционной инстанции на то, что заявитель не подал заявление о предоставлении статуса беженца в надлежащее время, Суд вновь использует свой постоянный подход, заключающийся в том, что хотя тот факт, что лицо не обратилось за предоставлением убежища сразу же по прибытии в другую страну, может иметь отношение к оценке достоверности его утверждений, невозможно сравнивать риск жестокого обращения с лицом и причины, обосновывающие его выдворение. Поведение лица, каким бы оно ни было нежелательным или опасным, не может приниматься во внимание, в результате чего защита, предоставляемая статьей 3 Конвенции, шире, чем защита, предусмотренная статьями 32 и 33 Конвенции Организации Объединенных Наций о статусе беженцев 1951 года (см. упоминаемое выше постановление Суда по делу «Якубов против России», пункт 74, с дальнейшими ссылками). Суд отмечает, что в настоящем деле заявитель прибыл в Россию в 2010 году, когда против него не было выдвинуто никаких обвинений, и обратился за предоставлением статуса беженца вскоре после того, как узнал о таких обвинениях. Кроме того, выводы внутригосударственных судов в отношении несвоевременного обращения заявителя за предоставлением статуса беженца не опровергают, по существу, его утверждения в соответствии со статьей 3 Конвенции.

38. Что касается рекомендации апелляционного суда отказать в приобщении к делу убедительные доводы о существовании риска, Суд вновь повторяет, что требование к заявителю представить «бесспорные» доказательства риска жестокого обращения в запрашивающей стране было бы равносильно требованию доказать существование события в будущем, что невозможно, и наложило бы на него непосильное бремя (см. упомянутое выше постановление Европейского Суда по делу «Рустамов против России», пункт 117). Любое утверждение такого рода всегда касается возможности, чего-то, что может произойти или не произойти в будущем. Следовательно, такие утверждения нельзя доказать таким же образом, как и события в прошлом. От заявителя можно лишь потребовать доказать со ссылкой на конкретные факты, относящиеся к нему и к его социальной группе, высокую вероятность жестокого с ним обращения (см. постановление Европейского Суда от 18 апреля 2013 года по делу «Азимов против России» (Azimov v. Russia), жалоба № 67474/11, пункт 128). Заявитель по настоящему делу представил подробную информацию на этот счет. В частности, заявитель взял за основу международные доклады и прецедентную практику Суда (см. выше пункт 15). Суд поражен кратким изложением оснований, приведенных национальными судами при отклонении доводов заявителя и их отказе принимать во внимание доказательства из надежных источников, таких как доклады международных организаций и прецедентная практика Европейского Суда. В таких обстоятельствах Суд не убежден, что вопрос о вероятности жестокого обращения являлся предметом тщательного изучения в ходе внутригосударственных судебных разбирательств.

39. С учетом вышеизложенных соображений, Суд отмечает, что Власти не выдвинули никаких фактов или доводов, которые могли бы привести Суд к другому выводу, отличному от тех, которые были сделаны в аналогичных делах, упомянутых выше в пункте 35. С учетом, inter alia, доступных материалов, указывающих на существование реальной опасности жестокого обращения, с лицами, обвиняемыми, подобно заявителю, в участии в деятельности запрещенных религиозных организаций в Узбекистане, и на отсутствие достаточных гарантий избежать такого риска, Суд приходит к заключению, что принудительное возвращение заявителя в Узбекистан подвергло бы его серьезной опасности обращения, противоречащего статье 3 Конвенции, и, таким образом, способствовало бы нарушению этой статьи.

II. ПРАВИЛО 39 РЕГЛАМЕНТА СУДА

40. Суд напоминает, что в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции настоящее постановление не станет окончательным, пока а) стороны не заявят, что они не будут ходатайствовать о передаче дела в Большую Палату, б) в течение трех месяцев с даты вынесения постановления не поступит запроса о передаче дела в Большую Палату, или в) коллегия Большой Палаты не отклонит все запросы о передаче дела согласно статье 43 Конвенции.

41. Суд отмечает, что в настоящее время заявитель содержится под стражей в России и до сих пор формально подлежит административному выдворению на основании вступивших в силу постановлений российских судов по данному делу. Принимая во внимание вывод о том, что в Узбекистане заявителю будет грозить серьезная опасность подвергнуться пыткам или бесчеловечному либо унижающему достоинство обращению, Суд считает, что указание, данное Властям на основании правила 39 Регламента Суда (см. пункт 4 выше), должно оставаться в силе до вступления настоящего постановления в силу или до получения Властями дальнейшего уведомления.

III. ПРИМЕНЕНИЕ ПОЛОЖЕНИЙ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

42. Статья 41 Конвенции предусматривает:

«Если Суд приходит к заключению, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

А. Ущерб

43. Заявитель требовал 10 000 евро (EUR) в качестве компенсации морального вреда за страдания и мучения, которым он подвергся в связи с угрозой подвергнуться жестокому обращению и в результате действий и решений российских властей.

44. Власти полагали, что если Суд установит нарушение прав заявителя, закрепленных Конвенцией, обнаружение нарушения будет являться достаточной справедливой компенсацией.

45. Суд отмечает, что по данному делу пока не произошло какого-либо нарушения статьи 3 Конвенции. Тем не менее, он установил, что решение о выдворении заявителя, в случае его осуществления, приведет к нарушению данного положения. Он считает, что его вывод в отношении статьи 3 Конвенции сам по себе является адекватной справедливой компенсацией в целях статьи 41 Конвенции (см., например, постановление Европейского Суда от 3 декабря 2009 года по делу «Дауди против Франции» (Daoudi v. France), жалоба № 19576/08, пункт 82; упомянутое выше постановление по делу «Якубов против России», пункт 111; и упомянутое выше постановление по делу «Низамов и другие против России», пункт 50).

B. Расходы и издержки

46. Заявитель не требовал возмещения расходов и издержек. Соответственно, Суд ничего не присуждает ему по данному пункту.

НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО:

1. объявил жалобу приемлемой;

2. постановил, что принудительное возвращение заявителя в Узбекистан приведет к нарушению статьи 3 Конвенции;

3. решил сохранить в силе указание Властям Российской Федерации в соответствии с правилом 39 Регламента Суда о том, что в интересах надлежащего проведения разбирательства желательно не выдворять или иным образом принудительно не перемещать заявителя из Российской Федерации в Узбекистан или иную страну до тех пор, пока настоящее постановление не вступит в силу, или до дополнительного уведомления;

4. постановил, что установление факта нарушения само по себе является достаточной справедливой компенсацией морального вреда, понесенного заявителем;

Составлено на английском языке, уведомление в письменном виде направлено 11 декабря 2014 года в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Сорен Нильсен Изабель Берро-Лефевр 
Секретарь Председатель

опубликовано 23.07.2015 17:04 (МСК)

 

Сайт Президента Рф
Сайт Конституционного Суда РФ
Сайт Верховного Суда РФ
Официальный интернет-портал правовой информации




Сведения о размере и порядке уплаты государственной пошлины
Сервис для подачи жалоб и заявлений в электронном виде


Часы работы суда:
понедельник-четверг: 8.30-17.15
пятница: 8.30-17.00
суббота, воскресенье: выходной
перерыв: 13.00-13.45
 

Главный корпус
355002, г. Ставрополь,
ул. Лермонтова, 183
Тел.: (8652) 23-29-00
Факс: (8652) 23-29-32
e-mail: krai@stavsud.ru

Помещения
Ставропольского краевого суда
в здании "Дворец правосудия"
355035, г.Ставрополь,
ул. Дзержинского, 235
Тел./факс: (8652) 35-36-41

Апелляционная коллегия
по гражданским делам
Ставропольского краевого суда
355004, г. Ставрополь,
ул. Осипенко, 10а
Тел./факс: (8652) 23-50-58

Здание
Ставропольского краевого суда
в г. Пятигорске
357500, Ставропольский край
г. Пятигорск,
ул. Лермонтова, 9
Тел./факс: (8793) 33-94-73