Arms
 
развернуть
 
355002, г. Ставрополь, ул. Лермонтова, д. 183
Тел.: (8652) 23-29-00, 23-29-32 (ф.)
kraevoy.stv@sudrf.ru krai@stavsud.ru
355002, г. Ставрополь, ул. Лермонтова, д. 183Тел.: (8652) 23-29-00, 23-29-32 (ф.)kraevoy.stv@sudrf.ru krai@stavsud.ru

 

Сайт Президента Рф
Сайт Конституционного Суда РФ
Сайт Верховного Суда РФ
Официальный интернет-портал правовой информации




Сведения о размере и порядке уплаты государственной пошлины
Сервис для подачи жалоб и заявлений в электронном виде


Часы работы суда:
понедельник-четверг: 8.30-17.15
пятница: 8.30-17.00
суббота, воскресенье: выходной
перерыв: 13.00-13.45
 

Главный корпус
355002, г. Ставрополь,
ул. Лермонтова, 183
Тел.: (8652) 23-29-00
Факс: (8652) 23-29-32
e-mail: krai@stavsud.ru

Помещения
Ставропольского краевого суда
в здании "Дворец правосудия"
355035, г.Ставрополь,
ул. Дзержинского, 235
Тел./факс: (8652) 35-36-41

Апелляционная коллегия
по гражданским делам
Ставропольского краевого суда
355004, г. Ставрополь,
ул. Осипенко, 10а
Тел./факс: (8652) 23-50-58

Здание
Ставропольского краевого суда
в г. Пятигорске
357500, Ставропольский край
г. Пятигорск,
ул. Лермонтова, 9
Тел./факс: (8793) 33-94-73


ДОКУМЕНТЫ СУДА
Адеишвили (Мазмишвили) против России

НЕОФИЦИАЛЬНЫЙ ПЕРЕВОД

АУТЕНТИЧНЫЙ ТЕКСТ РАЗМЕЩЕН

НА САЙТЕ Европейского Суда по правам человека

www.echr.coe.int

в разделе HUDOC

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

ДЕЛО «АДЕИШВИЛИ (МАЗМИШВИЛИ) против РОССИИ»

(Жалоба № 43553/10)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

СТРАСБУРГ

16 октября 2014 года

Вступило в силу 16 января 2015 года

Настоящее постановление вступило в силу в порядке, установленном в пункте 2 статьи 44 Конвенции. Может подлежать редакторской правке.


По делу «Адеишвили (Мазмишвили) против России»,

Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Изабель Берро-Лефевр, Председатель,
Элизабет Штейнер,
Ханлар Гаджиев,
Линос-Александр Сицилианос,
Эрик Мос,
Ксения Туркович,
Дмитрий Дедов, судьи,
и Сорен Нильсен, Секретарь Секции,

проведя совещание за закрытыми дверями 23 сентября 2014 г.,

вынес в тот же день следующее постановление:

ПРОЦЕДУРА

1. Настоящее дело было инициировано жалобой (№ 43553/10), поданной против Российской Федерации 2 августа 2010 г. в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - «Конвенция») лицом без гражданства грузинского происхождения, Шотой Петровичем Адеишвили (Шермандином Годерзиевичем Мазмишвили) (далее - «заявитель»).

2. Интересы заявителя представляла И. Соколова, адвокат, практикующий в г. Иваново. Интересы властей Российской Федерации (далее - «власти») представлял Г. Матюшкин, Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека.

3. Заявитель утверждал, в частности, что его содержали под стражей в ужасных условиях и что его выдворение в Грузию не является необходимым в демократическом обществе.

4. 2 декабря 2011 года данная жалоба была коммуницирована властям.

ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

5. Заявитель, 1975 года рождения, проживает в Ивановской области.

A. Переселение заявителя в Россию и последующие события

6. По утверждению заявителя, в 1991 году в возрасте 15 лет он переехал в Россию из Грузии с родителями. В 1998 году он поселился в городе Шуя Ивановской области, в то время как его родители переехали обратно в Грузию.

7. 18 ноября 1999 года Шуйский городской суд Ивановской области признал заявителя виновным в вымогательстве и хищении паспорта и приговорил его к трем годам и одному месяцу лишения свободы. По утверждению заявителя, чтобы пощадить чувства матери, он представился правоохранительным органам как Шермандин Годерзиевич Мазмишвили. 4 июня 2001 г. заявитель освобожден от отбывания наказания условно-досрочно. После освобождения ему было выдано удостоверение личности на имя Шермандина Годерзиевича Мазмишвили.

8. 26 апреля 2005 года городской суд признал заявителя виновным в совершении кражи и приговорил его к трем годам лишения свободы. Он снова заявил, что его зовут Шермандин Годерзиевич Мазмишвили, и предъявил соответствующее удостоверение личности. 1 июня 2007 г. заявитель освобожден от отбывания наказания условно-досрочно.

9. Заявитель состоял в отношениях с К. 29 февраля 2008 года К. родила дочь. 21 сентября 2009 года было установлено отцовство заявителя. 22 сентября 2009 года заявитель и К. заключили брак. 20 декабря 2011 года К. родила вторую дочь. По утверждению властей Российской Федерации, К. и две ее дочери являются гражданами РФ.

Б. Оформление и последующее признание недействительным российского паспорта заявителя

10. По утверждению властей, 19 июня 2007 года заявитель был привлечен к административной ответственности за отсутствие надлежащим образом оформленного разрешения на пребывание в Российской Федерации.

11. 26 июня 2007 года заявитель был зарегистрирован в качестве мигранта под фамилией Мазмишвили. Срок действия регистрации истек 26 октября 2007 года.

12. Выяснено, что в неустановленный день заявитель обратился к миграционным властям РФ за выдачей паспорта гражданина РФ, указав в качестве имени Шота Петрович Адеишвили. Получив отказ, заявитель обратился в Дигорский районный суд Республики Северная Осетия-Алания с требованием о подтверждении в судебном порядке факта постоянного проживания в России с 1991 года.

13. 30 октября 2007 г. районный суд удовлетворил иск заявителя. Суд вынес решение на основании свидетельства о рождении на имя Шоты Петровича Адеишвили, представленного заявителем и выданного муниципальными органами города Дигора, а также свидетельских показаний Г., которая утверждала, что заявитель снимает у нее квартиру с 1991 года.

14. 8 июля 2008 года заявитель получил паспорт гражданина РФ на имя Шоты Петровича Адеишвили.

15. 10 февраля 2010 года областное управление миграционной службы обратилось в районный суд с требованием об отмене решения от 30 октября 2007 года и попросила направить дело на новое рассмотрение.

16. 17 марта 2010 года районный суд отменил постановление от 30 октября 2007 года, отметив, что справка, подтверждающая проживание заявителя в Дигоре, в действительности не была выдана городской администрацией. Дело было возвращено для нового рассмотрения.

17. 31 марта 2010 года районный суд отметил, что заявитель, которого надлежащим образом уведомили о дате и времени судебного слушания, дважды не явился в суд. Суд оставил дело без рассмотрения по существу и прекратил его. Заявитель не обжаловал данное решение.

18. 18 апреля 2010 года миграционная служба аннулировала гражданство РФ заявителя и признала его паспорт недействительным. По утверждениям заявителя, миграционная служба передала материалы дела в прокуратуру для проведения дальнейшего расследования. Он не сообщил Суду о результатах расследования.

В. Процедура выдворения и последующее содержание под стражей

19. 8 июля 2010 года заявитель был задержан и доставлен в отделение полиции, где он провел весь день. Его паспорт был изъят. В тот же день специалист областного отдела внутренних дел подтвердил, что отпечатки пальцев заявителя соответствуют отпечаткам пальцев Шермандина Годерзиевича Мазмишвили.

20. Вечером 8 июля 2010 года заявитель был доставлен в Шуйский городской суд, где в 23.00 началось слушание. Интересы заявителя представлял адвокат по назначению. Городской суд считал, что заявитель является Шермандином Годерзиевичем Мазмишвили. Он установил, что как лицо без гражданства заявитель не оформил надлежащим образом свое местопребывание на территории РФ. Как следствие, суд наложил на заявителя штраф и вынес постановление о выдворении заявителя из России в Грузию. Суд также постановил, что заявитель должен содержаться в специальном учреждении в целях выдворения до 8 сентября 2010 года. В частности, суд отметил следующее:

«При вынесении решения о выдворении Ш. Г. Мазмишвили, а также принимая во внимание факт наличия у подсудимого семьи и несовершеннолетнего ребенка, суд не видит оснований не выдворять (его) с территории РФ ввиду правонарушений, совершенных им в России, незаконного получения паспорта РФ, а также отсутствия работы».

21. Заявитель обжаловал постановление 8 июля 2010 года, утверждая, помимо прочего, что адвокат по назначению неэффективно осуществлял его защиту, и что суд не представил ему копию решения от 17 марта 2010 года или протокола его допроса от 14 сентября 1999 года.

22. 26 июля 2010 года Ивановский областной суд после рассмотрения жалобы заявителя оставил постановление от 8 июля 2010 г. без изменений. Интересы заявителя представлял адвокат, выбранный по его собственному усмотрению.

23. 18 августа 2010 года милиция направила документы, касающиеся выдворения заявителя, властям Грузии.

24. 30 августа 2010 года председатель областного суда оставил решения от 8 и 26 июля 2010 года без изменений.

25. По-видимому, областное управление миграционной службы не смогло подготовить документы, необходимые для выдворения заявителя в Грузию, и обратилась в городской суд с ходатайством о продлении срока содержания заявителя в специальном учреждении в целях выдворения.

26. 6 сентября 2010 года городской суд продлил срок содержания заявителя под стражей до 7 октября 2010 года. Суд отметил, что власти Грузии еще не подготовили документы, необходимые для выдворения заявителя в Грузию. Суд считал, что в случае освобождения заявитель может скрыться или не исполнить постановление о выдворении. Срок содержания заявителя в специальной учреждении продлевался городским судом несколько раз.

27. 3 января 2011 года власти Грузии сообщили областной миграционной службе, что настоящий Шермандин Годерзиевич Мазмишвили проживает в Грузии, и возможность оформить запрашиваемые документы на указанное имя для заявителя с целью выдворения в Грузию отсутствует.

28. 7 февраля 2011 года городской суд постановил освободить заявителя. Ссылаясь на сведения, предоставленные грузинскими властями, суд счел, что выдворение заявителя под именем Мазмишвили невозможно.

29. По утверждению властей Российской Федерации, заявитель не был выдворен. У него не было документа, удостоверяющего личность, и власти РФ не установили его личность.

Г. Отказ в возбуждении уголовного дела в отношении капитана милиции П.

30. По утверждению заявителя, городской суд при вынесении решения о содержании заявителя под стражей в ожидании выдворения принял во внимание справку, оформленную капитаном милиции П., в которой отмечалось, что заявитель «принимал участие в хищениях автомобилей, являлся участником организованной преступной группировки в Шуе... (и) являлся наркодилером».

31. Несмотря на жалобу, поданную заявителем о том, что П. заведомо распространяет ложную информацию о нем, 18 августа 2010 года прокуратурой отказано в возбуждении уголовного дела в отношении П.

Д. Условия содержания

32. С 9 июля 2010 года по 7 февраля 2011 года заявитель содержался в специальном приемнике в Иваново.

1. Описание условий содержания заявителя под стражей, представленное властями Российской Федерации

33. По утверждениям властей, все лица, помещенные в спецприемник в целях выдворения, содержались в камерах №№ 2, 3 и 4. В течение всего срока содержания заявителя под стражей численность лиц, содержавшихся в камерах, во всех трех камерах. В среднем в камере содержалось от четырех до пяти человек.

Номер камеры

Площадь (в квадратных метрах)

Количество коек

2

19

8

3

19,5

8

4

15,5

6

34. Каждому содержащемуся лицу был предоставлен матрас, подушка, простыни и одеяло. Смена постельного белья происходила в день, когда заявителю было разрешено принимать душ. Согласно сведениям из журнала учета, заявитель принимал душ 9, 21 и 29 июля, 4, 14, 24 и 30 августа, 7, 13, 27 и 30 сентября, 1, 12, 15, 22 и 29 ноября, 6, 13, 20 и 27 декабря 2010 года, а также 13, 19 и 25 января и 1 февраля 2011 года.

35. В каждой камере было окно, которое открывалось в коридор. Окно было закрыто металлической решеткой. Света, поступающего из коридора, было достаточно для чтения. Окно было периодически открыто в целях обеспечения надлежащей вентиляции в камере. В каждой камере был стол и скамья для четырех человек. Стол и скамья были привинчены к полу.

36. Камеры, в которых заявитель содержался с 9 июля по 30 сентября 2010 года, не были оснащены унитазом. Содержащихся лиц выводили из камеры минимум два раза в день в туалет в здании. В ночное время они должны были использовать ведра, стоящие в камерах. Опорожнение и дезинфекция ведер выполнялась ежедневно. В сентябре 2010 года во всех камерах специального приемника были установлены унитазы и раковины. Они были введены в эксплуатацию в октябре 2010 года.

37. Еда выдавалась три раза в день. Завтрак состоял из горячего чая, сахара и мучных изделий; на обед был суп, мясо или рыба с гарниром, а также чай с сахаром или компот. Заявитель также получал продуктовые посылки от семьи и друзей.

38. Согласно материалам дела заявителя, он дважды объявлял голодовку. Каждый раз его осматривал фельдшер. В нескольких случаях к заявителю приезжали врачи скорой медицинской помощи.

39. В специальном приемнике была зона для упражнений размером 4,66 и на 3,7 м, закрытая металлической решеткой. Содержавшихся лиц каждый день выводили на часовую прогулку.

40. Несколько раз заявителю разрешали звонить семье. Внутренний регламент учреждения не предусматривал семейных посещений.

2. Описание условий содержания заявителя под стражей, представленное заявителем

41. Заявитель представил следующие сведения, касающиеся его содержания под стражей в специальном приемнике:

Период содержания под стражей

Номер камеры

Площадь (в квадратных метрах)

Количество коек

Количество заключенных

С 8 июля по 7 сентября 2010 года

3

17

8

8

С 8 по 28 сентября 2010 года

1

7-8

3

2

С 29 сентября до конца октября 2010 года

8

15

8

8

Четыре дня в октябре 2010 года

9

12

6

4

С конца октября по 9 ноября 2010 года

4

15

8

6

С 9 по 15 ноября 2010 года

1

7-8

3

2

С 15 ноября по 13 декабря 2010 года

4

15

8

6

С 14 по 15 декабря 2010 года

1

7-8

3

2

С 16 по 21 декабря 2010 года

4

15

8

6

С 22 декабря 2010 года по 4 января 2011 года

1

7-8

3

2

С 5 января по 7 февраля 2011 года

4

15

8

6

42. До капитального ремонта специального приемника в камере отсутствовали унитаз и раковина. Заключенным приходилось использовать ведро, которое находилось в камере. Его опорожняли дважды в день. Заключенным было разрешено пользоваться туалетами за пределами камер два раза в день. При пользовании туалетом не была обеспечена изолированность. В туалет одновременно заводили шесть-восемь заключенных, которым приходилось пользоваться унитазом в присутствии других заключенных, ожидающих своей очереди.

43. Унитазы, установленные в камере, также не обеспечивали изолированности. Только в камере №8 была перегородка высотой один метр, отделяющая унитаз от жилой зоны камеры.

44. Заявитель не оспаривал доводы властей относительно частоты посещения душа, который ему разрешили принимать. По его утверждениям, горячая вода заканчивалась через десять минут. Всякий раз заключенным давали от пятнадцати до двадцати пяти минут на принятие душа и стирку. Для стирки они могли использовать только холодную воду. Постельное белье, которое было старым и рваным, меняли один раз в две недели.

45. Окна камеры были закрыты двумя рядами металлических прутьев с обеих сторон. Доступ дневного света был недостаточным. За столом на лавке могло разместиться два человека для приема пищи. Остальным заключенным приходилось питаться, сидя на койках. В камере №3 заключенному выдали матрас, в котором были вши.

46. В камере №9, которая неофициально называлась «карцером», отсутствовали окна. В течение четырех дней, которые заявитель провел в этой камере, его не выводили на прогулку.

47. Ежедневная прогулка длилась тридцать минут и проводилась во дворе площадью 12 квадратных метров.

48. Заявитель ничем не занимался во время пребывания в специальном приемнике. Там отсутствовали библиотека, телевидение или радио. Ему не разрешали выписывать газету или журнал.

49. Завтрак приносили в 7.00, обед - в 15.00, а ужин, при наличии, подавали в 17.00. На завтрак давали кусок белого хлеба, кружку горячей воды и кусок сахара. Ложки не выдавались. На обед заключенным давали суп с неприятным запахом и вкусом, рубленую котлету и кусок ржаного хлеба. На ужин давали бифштекс и капусту. Меню было одинаковым каждый день. Состояние заявителя не позволяло ему есть предлагаемую пищу. Питьевую воду не давали. Пищевые продукты, которые присылала семья заключенного, быстро портились, поскольку холодильник отсутствовал, и заявителю приходилось хранить пищу под койкой.

II. ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

А. Административное выдворение иностранных граждан

50. Статья 18.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях гласит, что нарушение иностранным гражданином режима проживания в Российской Федерации, включая проживание на территории Российской Федерации без документов, дающих право на проживание, или невыполнение установленной процедуры регистрации по месту проживания влекут наложение административного штрафа в размере от 2 000 до 5 000 рублей и возможное выдворение за пределы Российской Федерации. Согласно подпункту 1 пункта 2 статьи 28.3 протокол об административном правонарушении, как указано в статье 18.8, составляет сотрудник полиции. Статья 28.8 содержит требование того, чтобы протокол был передан в течение одного дня судье или должностному лицу, уполномоченному рассматривать дело об административном правонарушении. Пункт 3 статьи 23.1 предусматривает, что дела об административных правонарушениях, влекущих административное выдворение за пределы Российской Федерации, рассматриваются судьями судов общей юрисдикции. Пункт 1 статьи 30.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях гарантирует право обжалования решения по делу об административном правонарушении в суд или в вышестоящий суд[1].

51. Иностранный гражданин, который был депортирован или выдворен из России в административном порядке, не может вернуться в Россию в течение пяти лет после депортации или административного выдворения (часть 2 статьи 27 закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию»).

Б. Условия содержания под стражей лиц, в отношении которых избрана мера пресечения в виде заключения под стражу за административные правонарушения

52. Содержание под стражей лиц, в отношении которых избрана мера пресечения в виде заключения под стражу за административные правонарушения, регламентировано Положением об условиях содержания лиц, задержанных за административное правонарушение, нормах питания и порядке медицинского обслуживания таких лиц в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 октября 2003 года № 627.

53. Статья 11 указанного Положения гласит, что задержанные лица, находящиеся в специальных помещениях, располагаются на скамьях (диванах). Норма площади, устанавливаемая для одного задержанного лица, составляет не менее 2 кв. метров. Задержанные на срок более 3 часов лица обеспечиваются в ночное время местом для сна.

54. В соответствии с Правилами внутреннего распорядка специальных приемников для содержания лиц, арестованных в административном порядке, утвержденными приказом от 6 июня 2000 года №605дсп МВД России, задержанным в специальных приемниках должны быть предоставлены спальные места и постельные принадлежности. Норма санитарной площади в камере на одного человека устанавливается в размере 4 кв. метров (статья 19 Правил внутреннего распорядка).

55. Правила не требуют оборудования камер специальных приемников санузлами. Вывод арестованных на оправку осуществляется по меньшей мере два раза в день (статья 20 Правил внутреннего распорядка). Арестованным должно бесплатно предоставляться питание, достаточное по нормам, определяемым Правительством Российской Федерации (статья 21 Правил внутреннего распорядка). Арестованные имеют право на ежедневную прогулку продолжительностью не менее одного часа (статья 25 Правил внутреннего распорядка).

ПРАВО

I. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 3 КОНВЕНЦИИ

56. Заявитель жаловался на то, что его содержали в специальном приемнике в Иванове с 9 июля 2010 года по 7 февраля 2011 года в условиях, несовместимых с положениями статьи 3 Конвенции, которая гласит:

«Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию».

57. Власти оспаривали этот довод. Власти считали, что условия содержания заявителя в спецприемнике в Иванове соответствовали стандартам, установленным статьей 3 Конвенции. Возможность предоставления данных касательно ежедневного числа арестованных в камерах спецприемника отсутствует, поскольку действующее национальное законодательство не требует хранения таких данных. В любом случае, норма санитарной площади для заявителя в камере всегда соответствовала внутригосударственным стандартам. Доводы властей были основаны на протоколе, подготовленном районной прокуратурой 22 февраля 2012 года.

58. Заявитель настаивал на своей жалобе. Он указал, что власти Российской Федерации не представили доказательств в поддержку своего описания условий содержания в специальном приемнике. Сведения, представленные властями, были недостаточно подробными. Они не смогли даже указать периоды, в течение которых заявитель содержался в определенных камерах спецприемника. Также отсутствовали официальные протоколы о числе арестованных в спецприемнике. Что касается размеров и меблировки камер, власти Российской Федерации могли представить данные из официального реестра недвижимого имущества. Заявитель представил письменные показания за подписями двенадцати других арестованных специального приемника, которые подтвердили его описание и условия содержания под стражей.

А. Приемлемость

59. Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу подпункта «a» пункта 3 статьи 35 Конвенции. Кроме того, Суд отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо иным основаниям. Следовательно, она должна быть признана приемлемой.

Б. Существо дела

1. Общие принципы

SEQ level0 \*arabic 60. Европейский Суд повторяет, что статья 3 Конвенции закрепляет одну из основополагающих ценностей демократического общества. Она категорически запрещает пытки или бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание, независимо от обстоятельств или поведения потерпевшего (см., например, постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Лабита против Италии» (Labita v. Italy) жалоба № 26772/95, пункт 119, ECHR 2000-IV). Однако, чтобы попасть в сферу действия статьи 3 Конвенции, ненадлежащее обращение должно достигнуть минимального уровня жестокости. Оценка указанного минимального уровня относительна; она зависит от всех обстоятельств дела, таких как длительность обращения, его физические и психологические последствия и, в некоторых случаях, пол, возраст и состояние здоровья потерпевшего (см., среди других источников, постановление Европейского Суда от 18 января 1978 года по делу «Ирландия против Соединенного Королевства» (Ireland v. the United Kingdom), пункт 162, Серия A № 25).

61. Минимальная степень жестокого обращения включает в себя реальные телесные повреждения или интенсивные физические и нравственные страдания. Однако даже при отсутствии вышеперечисленного, в тех случаях, когда то или иное обращение унижает или оскорбляет человека, обнаруживая неуважение к его человеческому достоинству или его принижение, или вызывает у человека чувство страха, тоски или собственной неполноценности, способное сломить моральное и физическое сопротивление личности, оно может быть охарактеризовано как «унижающее достоинство» и также подпадать под действие запрета, содержащегося в статье 3 Конвенции (см. в числе других источников, постановление Европейского суда от 5 апреля 2001 года по делу «Васюков против России»), жалоба №2974/05, пункт 59).

62. Что касается лишения свободы, Суд неизменно подчеркивает, что для того, чтобы подпадать под действие статьи 3 Конвенции, перенесенное страдание или унижение в любом случае должно выходить за пределы неизбежного элемента страданий и унижений, связанных с содержанием под стражей. Государство должно принимать меры к тому, чтобы лицо содержалось под стражей в условиях, которые совместимы с уважением к человеческому достоинству, чтобы формы и методы реализации этой меры не причиняли ему лишения и страдания в более высокой степени, чем тот уровень страданий, который неизбежен при лишении свободы, и чтобы его здоровье и благополучие – с учетом практических требований режима лишения свободы – обеспечивались надлежащим образом (см. постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Кудла против Польши» (Kudła v. Poland) , жалоба № 30210/96, пункты 92-94, ECHR 2000‑XI; и постановление Европейского Суда от 13 июля 2006 года по делу «Попов против России», жалоба №26853/04, пункт 208).

63. При оценке условий содержания под стражей следует учитывать совокупное воздействие этих условий, а также конкретные утверждения заявителя (см. постановление Европейского Суда по делу «Дугоз против Греции» (Dougoz v. Greece), жалоба № 40907/98, пункт 46, ECHR 2001‑II). Длительность содержания лица под стражей в определенных условиях также должна учитываться (см., среди других примеров, постановление Европейского суда от 8 ноября 2005 года по делу «Алвер против Эстонии» (Alver v. Estonia), жалоба 64812/01, пункт 50).

 64. Утверждения о жестоком обращении должны подкрепляться соответствующими доказательствами. Оценивая доказательства, Суд в целом исходит из критерия доказанности «при отсутствии обоснованных сомнений». Однако такое доказательство может возникать из одновременного наличия достаточно обоснованных, очевидных и согласующихся выводов или схожих неопровергнутых фактических презумпций (см. постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Салман против Турции» (Salman v. Turkey) , жалоба № 21986/93, пункт 100, ECHR 2000-VII).

2. Применение вышеуказанных принципов к настоящему делу

65. Суд отмечает, что стороны разошлись во мнениях относительно большинства аспектов условий содержания заявителя под стражей. Однако, если эти условия содержания под стражей являются спорными, Суду нет необходимости устанавливать достоверность всех спорных и противоречивых пунктов. Он может установить факт нарушения статьи 3 на основе любых серьезных утверждений, которые власти государства-ответчика не опровергли (см. постановление Европейского Суда от 9 апреля 2009 года по делу «Григорьевских против России», жалоба № 22/03, пункт 55).

66. В настоящем деле упор в жалобе заявителя был сделан на переполненность специального приемника, в котором он содержался под стражей. Заявитель представил подробное описание камер, в которых он содержался, с указанием номеров камер, их площади и числа арестованных в соответствующие периоды содержания под стражей. Двенадцать других лиц, которые содержались под стражей одновременно с заявителем в специальном приемнике, письменно подтвердили правдивость описанных заявителем условий содержания под стражей. Власти Российской Федерации, оспаривая утверждения заявителя, не представили оригиналы документов, утверждая, что в отсутствие особого законодательного требования о противоположном, учет численности арестованных в спецприемнике, где содержался заявитель, не велся. На основании протокола, подготовленного прокуратурой в феврале 2012 года после того, как дело было коммуницировано властям, они утверждали, что в среднем численность арестованных в камерах, где содержался под стражей заявитель, не превышала четырех-пяти человек, и санитарная норма площади, предоставленной заявителю, соответствовала нормативным требованиям.

67. В связи с этим Суд отмечает, что судебные разбирательства в контексте Конвенции не всегда требуют соблюдения принципа affirmanti incumbit probatio («любые заявления должны подтверждаться доказательствами»), поскольку в определенных случаях только государство-ответчик имеет доступ к информации, подтверждающей или опровергающей заявления. В такой ситуации за отказом со стороны властей предоставить такую информацию без удовлетворительного объяснения может последовать вывод об обоснованности утверждений заявителя (см. постановление Европейского Суда от 6 апреля 2004 года по делу «Ахмет Озкан и другие против Турции» (Ahmet Özkan and Others v. Turkey), жалоба № 21689/93, пункт 426). Соответственно, в отсутствие официального учета, а также принимая во внимание отказ властей Российской Федерации от предоставления любых особых сведений о ситуации заявителя, Суд рассмотрит вопрос, касающийся предполагаемой переполненности камер, на основании доводов заявителя.

68. Суд принимает в качестве достоверного утверждение заявителя о том, что камеры в специальном приемнике, где он содержался под стражей, были переполненными. В большинство дней личное пространство, предоставленное заявителю, не превышало 3 кв. метров. В определенных случаях оно не превышало 1,9 кв. метров. Суд учитывает тот факт, что периоды переполненности сменялись периодами относительной нормальности условий, когда заявитель содержался в камере площадью 8 кв. метров с другим задержанным. Однако, по мнению Суда, этот факт не облегчает ситуацию заявителя. Кроме того, заявитель находился в камере целый день, не считая ежедневной часовой прогулки. В таких условиях он провел семь месяцев.

69. Суд часто устанавливал факт нарушения статьи 3 Конвенции вследствие недостатка личного пространства, предоставленного заключенным (см., среди других примеров, постановление Европейского суда от 10 января 2012 года по делу («Ананьев и другие против России», жалобы №№ 42525/07 и 60800/08, пункты 120-66).

70. Рассмотрев все представленные материалы, Суд отмечает, что власти не предоставили каких-либо фактов или доводов, способных привести к другому заключению по настоящему делу. Следовательно, Суд приходит к выводу, что заявитель подвергался бесчеловечному и унижающему достоинство обращению в нарушение статьи 3 Конвенции вследствие условий его содержания под стражей в специальном приемнике в Иванове с 9 июля 2010 года по 7 февраля 2011 года.

71. С учетом вышеизложенного Суд не считает необходимым рассматривать остальные доводы сторон относительно других аспектов условий содержания заявителя под стражей в течение обсуждаемого периода.

II. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 8 КОНВЕНЦИИ

72. Заявитель жаловался, что его выдворение в Грузию противоречит статье 8 Конвенции, которая гласит:

«1. Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.

2. Органам государственной власти запрещается вмешиваться в осуществление этого права, за исключением случаев, затрагивающих национальную безопасность, общественный порядок или экономическое благосостояние страны в целях предотвращения беспорядков или преступлений, защиты здоровья и моральных устоев либо в целях защиты прав и свобод других людей.»

73. Власти признали, что выдворение заявителя привело бы к вмешательству в осуществление его права на уважение семейной жизни. Однако такое вмешательство соответствовало закону и являлось необходимым в демократическом обществе. В течение срока его проживания на территории РФ заявитель дважды совершил уголовные преступления. В частности, 18 ноября 1999 года Шуйский городской суд Ивановской области признал его виновным в вымогательстве, совершенном группой лиц (тяжкое преступление), и хищении паспорта (преступление небольшой тяжести) и приговорил его к трем годам и одному месяцу лишения свободы. 26 апреля 2005 года городской суд признал заявителя виновным в совершении кражи (преступление средней тяжести) и приговорил его к трем годам лишения свободы. Власти Российской Федерации подчеркнули, что не следует игнорировать тот факт, что заявитель совершил хищение вскоре после отбывания первого срока тюремного заключения, поскольку это демонстрирует твердую склонность заявителя к совершению преступлений против собственности. Кроме того, 19 июня 2007 года и 8 июля 2010 года заявитель был привлечен к административной ответственности за отсутствие надлежащим образом оформленной регистрации по месту пребывания в России. По сведения, полученным от полиции, заявитель являлся членом организованной преступной группировки, активно участвовал в распространении наркотиков и сам их употреблял. Он был безработным, и не оказывал поддержки жене и детям. Соответственно, его выдворение не стало бы обременительным для финансового положения его семьи. Его жена была осведомлена о приговорах в отношении заявителя до того, как заключила с ним брак. Она никогда лично не встречалась со свекром и свекровью. Она поддерживала с ними связь по телефону и через Интернет.

74. Заявитель настаивал на своей жалобе.

А. Приемлемость

75. Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу подпункта «a» пункта 3 статьи 35 Конвенции. Кроме того, Суд отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо иным основаниям. Следовательно, она должна быть признана приемлемой.

Б. Существо дела

1. Общие принципы

76. Общие принципы, касающиеся выдворения иностранцев в контексте статьи 8 Конвенции, установлены прецедентной практикой Суда и суммированы в деле Унера (см. постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Унер против Нидерландов» (Üner v. the Netherlands), жалоба № 46410/99, ECHR 2006‑XII) следующим образом:

«54. Суд вновь подтверждает, что как с точки зрения международного права, так и в соответствии со своими обязательствами по Конвенции, государство имеет право контролировать въезд и проживание иностранцев на его территории (см. среди прочих источников, постановление Европейского Суда от 28 мая 1985 года по делу «Абдулазиз, Кабалес и Балкандали против Соединенного Королевства» (Abdulaziz, Cabales and Balkandali v. the United Kingdom), пункт 67, Серия A №94, и постановление Европейского Суда от 21 октября 1997 года по делу «Бужлифа против Франции» (Boujlifa v. France), пункт 42, Сборник постановлений и решений 1997‑VI). Конвенция не гарантирует право иностранного гражданина на въезд и проживание в конкретной стране и, согласно своей обязанности поддерживать общественный порядок, Договаривающиеся Государства имеют право выдворить иностранного гражданина, обвиняемого в совершении уголовных преступлений. Однако их решения в этой области должны, поскольку они могут препятствовать праву, защищенному пунктом 1 статьи 8, соответствовать законодательству и являться необходимыми в демократическом обществе, иными словами, быть обоснованными насущной социальной потребностью и, в особенности, являться пропорциональными преследуемой правомерной цели (см. постановление Европейского суда от 19 февраля 1998 года по делу «Далиа против Франции» (Dalia v. France), пункт 52, Сборник1998-I; постановление Европейского суда от 26 сентября 1997 года по делу «Мехеми против Франции» (Mehemi v. France), п. 34, Сборник 1997‑VI; упоминавшееся выше постановление по делу Бултифа, пункт 46; и постановление Большой Палаты Европейского суда по делу «Сливенко против Латвии» (Slivenko v. Latvia ) жалоба № 48321/99, пункт 113, ECHR 2003-X).

...

57. Даже если статья 8 Конвенции не содержит абсолютного права любого иностранного гражданина не быть высланным в случае, если прецедентная практика Суда наглядно демонстрирует, что существуют обстоятельства, при которых высылка иностранца приведет к нарушению его права, гарантированного данной статьей (например, см. упоминавшееся выше постановление Европейского суда по делу Мустакима; постановление Европейского суда от 26 марта 1992 года по делу «Бельджуди против Франции» (Beldjoudi v. France), Серия A № 234-A; и упоминавшееся выше постановление Европейского суда по делу Бултифа; см. также постановление Европейского суда от 11 июля 2002 года по делу «Амроллахи против Дании» (Amrollahi v. Denmark), жалоба №56811/00; постановление Европейского суда от 17 апреля 2003 года по делу «Йылмаз против Германии» (Yilmaz v. Germany), жалоба 52853/99; и постановление Европейского суда от 27 октября 2005 года по делу «Келес против Германии» (Keles v. Germany), жалоба № 32231/02). В деле Бултифа Европейский Суд выработал соответствующие критерии, которые он мог бы использовать для оценки необходимости применения в демократическом обществе такой меры, как высылка, и ее соразмерности преследуемой правомерной цели. Такими критериями... являются:

- характер и тяжесть правонарушения, совершенного заявителем;

- длительность пребывания заявителя в стране, из которой он/она должен (должна) быть выдворен(а);

- период времени, истекший с момента совершения правонарушения и поведение заявителя в этот период;

- гражданство различных заинтересованных лиц;

- семейное положение заявителя, в частности, длительность брака и другие факторы, выражающие наличие семейной жизни у пары;

- знал(а) ли супруг(а) о правонарушении на тот момент, когда он или она вступал(а) в брак с заявителем;

- есть ли дети от этого брака, и если есть, каков их возраст; а также

- тяжесть трудностей, с которыми, вероятно, столкнется супруг(а) заявителя в стране, в которую должен быть выдворен заявитель;

58. Суд также хотел бы особо подчеркнуть два критерия, которые могут подразумеваться под критериями, изложенными в постановлении по делу Бултифа:

– лучшие интересы и благополучие детей, в частности, серьезность трудностей, с которыми дети заявителя, скорее всего, столкнутся в стране, в которую должен быть выслан заявитель; и

– прочность социальных, культурных и семейных связей в стране нахождения и в стране назначения.

2. Применение вышеупомянутых принципов в настоящем деле

(а) Наличие вмешательства, было ли оно основано на законе и преследовало ли законную цель?

77. Суд не испытывает сложностей с принятием доводов властей Российской Федерации о том, что выдворение заявителя составляет вмешательство в его право на уважение семейной жизни, что оспариваемая мера имеет юридическую основу в виде статьи 18.8 Кодекса об административных правонарушениях, который предусматривает выдворение иностранных граждан, не оформивших надлежащим образом регистрацию по месту пребывания на территории РФ, и что эта мера преследовала правомерные цели защиты общественной безопасности и предотвращения нарушений общественного порядка, а также преступлений.

78. Остается, соответственно, установить, было ли вмешательство пропорционально преследуемым правомерным целям, в частности, добились ли национальные органы власти соблюдения баланса между соответствующими интересами, а именно, между предотвращением беспорядка и правонарушений, с одной стороны, и правом заявителя на уважение семейной жизни, с другой стороны.

(б) Было ли вмешательство необходимым в демократическом обществе?

79. С самого начала Суд отмечает, что национальные суды распорядились о выдворении заявителя за несанкционированное проживание на территории РФ, которое стало незаконным после того, как органы власти аннулировали его российское гражданство и паспорт гражданина РФ. Согласно Кодексу об административных правонарушениях, за данное правонарушение предусмотрено наказание в виде штрафа в размере от 2 000 до 5 000 рублей (примерно от 40 до 110 евро), а также возможно административное выдворение. После выдворения заявитель не смог бы вернуться в Российскую Федерацию в течение пяти лет.

80. Суд далее отмечает, что заявитель не в первый раз привлекался к административной ответственности за незаконное проживание на территории РФ. По утверждению властей, в 2007 году заявитель также был привлечен к ответственности за аналогичное административное правонарушение. Суд также отмечает, что национальные суды при вынесении решения о выдворении заявителя приняли во внимание его судимости. В 1999 году заявитель был приговорен к трем годам и одному месяцу лишения свободы за вымогательство и хищение паспорта, а в 2005 году он был приговорен к трем годам лишения свободы за кражу. Суд придерживается мнения, что при такой истории вопроса правонарушение, повлекшее решение о выдворении заявителя, хотя и не являлось серьезным, существенно повлияло на баланс (сравнить с постановлением Европейского суда от 26 июля 2011 года по делу «Лиу против России» (№2), жалоба №29157/09, пункт 83).

81. Возвращаясь к длительности пребывания заявителя в России, Суд отмечает, что это спорный вопрос. Заявитель утверждал, что он переехал в Россию в 1991 году в возрасте 15 лет. Власти утверждали, что отсутствуют объективные данные в поддержку утверждения заявителя. В свете материалов, находящихся в распоряжении Суда, он готов допустить, что заявитель постоянно проживал на территории РФ, по крайней мере, с 1999 года. В срок его пребывания, однако, входили два приговора и отбытие наказаний.

82. Суд отмечает, что по меньшей мере с 2008 года заявитель состоит в отношениях с К., на которой он женился в 2009 году. У пары две дочери, 2008 и 2011 года рождения соответственно. Жена заявителя и две его дочери являются гражданами РФ. В связи с этим Суд отмечает, что рассматриваемая семейная жизнь развивалась в течение периода, в который заявитель, и, очевидно, К. были осведомлены о нестабильности миграционного статуса заявителя в России. В марте 2010 года решение, подтверждающее непрерывное проживание в России, было отменено, и заявитель не добивался судебного разбирательства. В апреле 2010 года российское гражданство заявителя было аннулировано, и его паспорт был признан недействительным. Видимо, присутствию заявителя на территории РФ относились терпимо, что не может быть приравнено к законному пребыванию.

 SEQ level0 \*arabic 83. Наконец, Суд отмечает, что заявитель родился и вырос в Грузии, где до сих пор проживают его родители. Отметив далее, что дети заявителя находятся в юном и способном к адаптации возрасте, Суд приходит к выводу, что можно обоснованно признать возможность перемещения детей в грузинскую культуру и общество, несмотря на то, что Суд осведомлен о том, что такое перемещение может повлечь значительные социальные и экономические трудности (сравнить с постановлением Европейского суда от 3 ноября 2011 года по делу «Арвело Апонте против Нидерландов» (Arvelo Aponte v. the Netherlands), жалоба № 28770/05, пункт 60).

 SEQ level0 \*arabic 84. Учитывая все вышеизложенные соображения, Суд приходит к выводу, что нельзя сказать, что власти Российской Федерации не соблюдали справедливый баланс конкурирующих интересов. Семейная жизнь заявителя в России не могла перевесить риск, который он представлял для общества, и, следовательно, его выдворение было пропорциональным правомерной цели предотвращения преступления. Таким образом, нарушение статьи 8 Конвенции в случае выдворения заявителя в Грузию отсутствует.

III. ДРУГИЕ ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ

85. Наконец, заявитель жаловался на незаконность своего содержания под стражей, несправедливость судебного процесса, касающегося заявления о получении гражданства РФ, и отказ властей возбудить уголовное дело в отношении милиционера. Он ссылался на статьи 5,6 и 13 Конвенции, статью 3 Протокола №4, а также статью 1 Протокола №7.

86. Европейский Суд рассмотрел эти жалобы и считает, что с учетом имеющихся в его распоряжении материалов дела и в той мере, в которой жалобы относятся к его компетенции, никаких нарушений прав и свобод, изложенных в Конвенции и Протоколах к ней они не содержат. Следовательно, Европейский Суд отклоняет их как явно необоснованные в соответствии с пунктами 3 (а) и 4 статьи 35 Конвенции.

IV. ПРИМЕНЕНИЕ ПОЛОЖЕНИЙ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

87. Статья 41 Конвенции предусматривает следующее:

«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

А. Ущерб

88. Заявитель потребовал 30 000 евро в качестве компенсации морального ущерба.

89. Власти сочли требования заявителя чрезмерными и противоречащими прецедентной практике Суда. Они предположили, что установление нарушения будет являться достаточной справедливой компенсацией.

90. Суд отмечает, что неоспорим тот факт, что заявитель испытывал лишения, страдания и беспокойство, вызванные плохими условиями его содержания под стражей. Суд считает, что страдания заявителя не могут быть компенсированы лишь установлением нарушения. Однако он признает довод властей, что требуемая заявителем сумма представляется чрезмерной. Проводя свою оценку на справедливой основе, Европейский Суд присуждает заявителю 5 000 евро в счет компенсации морального вреда, включая любой налог, которым может облагаться такая сумма.

Б. Расходы и издержки

91. Заявитель также требовал 27 100,29 рублей за юридические расходы, а также 8 695,29 рублей за почтовые расходы, и 7 000 рублей за расходы на перевод, понесенные в Суде.

92. Власти не представили своих комментариев по этому поводу.

93. В соответствии с прецедентной практикой Суда, заявитель имеет право на возмещение судебных расходов и издержек только в той мере, в какой он доказал, что такие расходы и издержки действительно имели место, были понесены по необходимости и являлись разумными с точки зрения их размера. В настоящем деле, принимая во внимание документы, имеющиеся в его распоряжении, и вышеуказанные критерии, Суд считает целесообразным присудить сумму в размере 725 евро на покрытие всех заявленных расходов.

В. Процентная ставка при просрочке платежей

94. Суд считает приемлемым, что процентная ставка при просрочке платежа должна быть установлена в размере, равном предельной учетной ставке Европейского центрального банка, плюс три процентных пункта.

ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД ЕДИНОГЛАСНО:

1. Признал жалобы согласно статьям 3 и 8 Конвенции приемлемыми, в остальной части жалоба признана неприемлемой;

2. постановил, что допущено нарушение статьи 3 Конвенции;

3. постановил, что нарушение статьи 8 Конвенции в отношении выдворения заявителя в Грузию отсутствует;

4. постановил,

(a) что государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю следующие суммы, переведенные в валюту государства-ответчика по курсу, установленному на день выплаты:

(i) 5 000 (пять тысяч) евро, включая любой налог, которым может облагаться эта сумма, в качестве компенсации морального вреда;

(ii) 725 евро (семьсот двадцать пять евро) в качестве компенсации судебных расходов и издержек, включая любой налог, который может быть взыскан с заявителя;

(б) что по истечении указанного трехмесячного срока и до произведения окончательной выплаты на указанные суммы начисляются простые проценты в размере предельной учетной ставки Европейского центрального банка плюс три процента;

5. Отклонил остальные требования заявителя о справедливой компенсации.

Составлено на английском языке, уведомление в письменном виде направлено 16 октября 2014 года в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

Сорен Нильсен Изабелла Берро-Лефевр
Секретарь Председатель



[1] Содержание ст. 18.8 КоАП РФ приведено в редакции на момент рассматриваемых событий (прим. переводчика).

опубликовано 27.05.2015 10:12 (МСК)

 

Сайт Президента Рф
Сайт Конституционного Суда РФ
Сайт Верховного Суда РФ
Официальный интернет-портал правовой информации




Сведения о размере и порядке уплаты государственной пошлины
Сервис для подачи жалоб и заявлений в электронном виде


Часы работы суда:
понедельник-четверг: 8.30-17.15
пятница: 8.30-17.00
суббота, воскресенье: выходной
перерыв: 13.00-13.45
 

Главный корпус
355002, г. Ставрополь,
ул. Лермонтова, 183
Тел.: (8652) 23-29-00
Факс: (8652) 23-29-32
e-mail: krai@stavsud.ru

Помещения
Ставропольского краевого суда
в здании "Дворец правосудия"
355035, г.Ставрополь,
ул. Дзержинского, 235
Тел./факс: (8652) 35-36-41

Апелляционная коллегия
по гражданским делам
Ставропольского краевого суда
355004, г. Ставрополь,
ул. Осипенко, 10а
Тел./факс: (8652) 23-50-58

Здание
Ставропольского краевого суда
в г. Пятигорске
357500, Ставропольский край
г. Пятигорск,
ул. Лермонтова, 9
Тел./факс: (8793) 33-94-73