Arms
 
развернуть
 
355002, г. Ставрополь, ул. Лермонтова, д. 183
Тел.: (8652) 23-29-00, 23-29-32 (ф.)
kraevoy.stv@sudrf.ru krai@stavsud.ru
355002, г. Ставрополь, ул. Лермонтова, д. 183Тел.: (8652) 23-29-00, 23-29-32 (ф.)kraevoy.stv@sudrf.ru krai@stavsud.ru

 

Сайт Президента Рф
Сайт Конституционного Суда РФ
Сайт Верховного Суда РФ
Официальный интернет-портал правовой информации




Сведения о размере и порядке уплаты государственной пошлины
Сервис для подачи жалоб и заявлений в электронном виде


Часы работы суда:
понедельник-четверг: 8.30-17.15
пятница: 8.30-17.00
суббота, воскресенье: выходной
перерыв: 13.00-13.45
 

Главный корпус
355002, г. Ставрополь,
ул. Лермонтова, 183
Тел.: (8652) 23-29-00
Факс: (8652) 23-29-32
e-mail: krai@stavsud.ru

Помещения
Ставропольского краевого суда
в здании "Дворец правосудия"
355035, г.Ставрополь,
ул. Дзержинского, 235
Тел./факс: (8652) 35-36-41

Апелляционная коллегия
по гражданским делам
Ставропольского краевого суда
355004, г. Ставрополь,
ул. Осипенко, 10а
Тел./факс: (8652) 23-50-58

Здание
Ставропольского краевого суда
в г. Пятигорске
357500, Ставропольский край
г. Пятигорск,
ул. Лермонтова, 9
Тел./факс: (8793) 33-94-73


ДОКУМЕНТЫ СУДА
Библейский Центр Чувашской Республики против России

НЕОФИЦИАЛЬНЫЙ ПЕРЕВОД

АУТЕНТИЧНЫЙ ТЕКСТ РАЗМЕЩЕН НА САЙТЕ

ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

www.echr.coe.int

В РАЗДЕЛЕ HUDOC

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

ДЕЛО "БИБЛЕЙСКИЙ ЦЕНТР ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ против РОССИИ"

(Жалоба № 33203/08)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

СТРАСБУРГ

12 июня 2014 г.

Настоящее постановление вступит в силу в порядке, установленном в пункте 2 статьи 44 Конвенции. Может быть подвергнуто редакционной правке.

По делу "Библейский Центр Чувашской Республики против России"

Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой, в состав которой вошли:

Изабелла Берро-Лефевр, Председатель,

Элизабет Штайнер, Ханлар Гаджиев,

Мирьяна Лазарова Трайковска,

Юлия Лаффранк, Пауло

Пинто де Альбукерке,

Дмитрий Дедов, судьи,

а также Сорен Нильсен, Секретарь Секции,

проведя заседание по делу за закрытыми дверями 20 мая 2014 г.,

выносит следующее постановление, утвержденное в тот же день:

ПРОЦЕДУРА

1. Дело было инициировано на основании жалобы (№ 33203/08) против Российской Федерации, поданной в Европейский Суд согласно статье 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - «Конвенция») от российской религиозной организации Библейский центр христиан веры евангельской (пятидесятников) Чувашской Республики (далее – «организация-заявитель» или «Библейский центр» ) 15 апреля 2008 г.

2. Интересы организации-заявителя представлял Р. Маранов, адвокат Славянского правового центра в Москве. Интересы властей Российской Федерации (далее - «Власти») представлял Г. Матюшкин, Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека.

3. 30 августа 2010 года данная жалоба была коммуницирована Властям.

ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

A. Учреждение и деятельность Библейского центра

4. 21 ноября 1991 года Чувашская христианская миссия "Голос истины" была зарегистрирована как религиозная организация на основании закона РСФСР от 25 октября 1990 года "О свободе вероисповедания". Она принадлежала к движению пятидесятников (христиан веры евангельской).

5. 24 ноября 1998 года в связи с принятием нового закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" от 24 сентября 1997 года, организация была переименована в Библейский центр Чувашской Республики христиан веры евангельской (пятидесятников).

6. В соответствии с пунктом 2.2 Устава организации, одним из направлений деятельности Библейского Центра было создание учебных заведений для подготовки священнослужителей, организация конференций, семинаров и лекций. Для этого Библейский центр имел право создавать учреждения профессионального религиозного образования, духовные учебные заведения, в том числе воскресные школы для молодежи и детей, и учреждать некоммерческие организации в образовательных целях (пункт 2.3 Устава).

7. 20 января 1996 года Библейский Центр основал Средне-Волжский Библейский колледж и Воскресную школу, которые не были зарегистрированы как юридические лица.

8. Воскресная школа не имела организационной структуры как таковой. Она была открыта один раз в неделю для проведения занятий с детьми прихожан в то время, как взрослые принимали участие в религиозной службе. Родители по очереди проводили время с детьми, читая и обсуждая с ними Библию. Школа была бесплатной и не нанимала персонал.

9. Библейский колледж привлекал учащихся религиозных учреждений, принадлежащих к движению пятидесятников, расположенных в разных регионах России. Студенты проходили подготовку в качестве евангельских служителей, пасторов, проповедников, преподавателей воскресных школ, наставников, библейских наставников, владеющих языком жестов, для глухих, или молодежных лидеров. Предметы, преподаваемые в колледже, включали богословие (догмы), экзегетику (толкование религиозных текстов), гомилетику (изучение подготовки и проведения проповедей), апологетику (защита христианской веры), историю христианства, основы педагогики, теорию музыки, запоминание и другие дисциплины. По окончании учебного курса студенты получали документ, называемый "диплом", который подтверждал изучение отдельных дисциплин. Обучение в колледже было бесплатным.

Проверки Библейского центра и административное производство

10. В апреле и мае 2007 г. прокурор города Новочебоксарск совместно со Службой пожарного надзора г. Новочебоксарск и Службой по защите прав потребителей провели осмотр территории организации-заявителя с целью проверки ее соответствия требованиям законодательства об образовании, свободе совести и религиозных объединений. Об основаниях для проведения проверки не сообщалось.

11. 2 мая 2007 года прокурор города попросил директора Библейского центра в течение двух дней предоставить подробную информацию о деятельности Воскресной школы и Библейского центра, включая список преподаваемых дисциплин и имен всех учителей и студентов, как бывших, так и настоящих.

12. 10 мая 2007 года Государственная Служба пожарного надзора направила официальное письмо с указанием следующих нарушений правил пожарной безопасности:

(а) окна помещений были оснащены сплошными металлическими прутьями;

(b) отсутствовала автоматическая пожарная сигнализация с датчиками дыма;

(с) отсутствовали знаки пожарной безопасности.

13. В письме от 11 мая 2007 года Управление Федеральной Службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия прав человека по Чувашской Республике - Чувашия сообщила прокурору города о следующих нарушениях:

(а) у студентов не было специально оборудованных удобных рабочих мест, регулируемых по высоте, адаптированных по зрению и слуху, вместо этого использовались простые скамейки;

(b) стены были покрыты простыми бумажными обоями, которые нельзя мыть;

(с) линолеум на полу не обеспечивал достаточной защиты от холода;

(d) окна были украшены цветами в горшках;

(е) отсутствовали замки в дверях туалетов для детей обоих полов; а также не было комнаты личной гигиены для девочек;

(f) отсутствовал отдельный туалет для персонала;

(g) описание содержания курса, методическая литература и расписание не отвечали гигиеническим требованиям;

(h) организация и рацион питания обучающихся не были согласованы со Службой по защите прав потребителей.

14. Все нарушения были установлены в соответствии с гигиеническими нормами, утвержденными государством, обязательными для учреждений государственного образования и профессиональной подготовки.

 15. 28 мая 2007 года прокурор города инициировал административное производство в отношении директора Библейского центра, указав, что ведение образовательной деятельности без разрешения (лицензии) является правонарушением согласно части 1 статьи 19.20 Кодекса административных правонарушений. 10 июля 2007 года мировой судья судебного участка №4 Новочебоксарска признал организацию-заявителя виновной в совершении административного правонарушения. Суд, в частности, установил следующее.

"Прокуратура Новочебоксарска провела проверку [Центра] и обнаружила, что образовательный процесс [там] проходит в соответствии с особой образовательной программой и расписанием занятий, проводится штатными преподавателями за определенную плату. Знания студентов оцениваются по пятибалльной шкале или с использованием системы оценки зачет-незачет; после завершения курса студенты получают диплом... Эти факторы указывают на то, что Библейский Центр участвует в образовательной деятельности, что не указано в его Уставе...

Согласно закону "Об образовании" (закон № 3266-1 от 10 июля 1992 года) под образованием понимается целенаправленный процесс воспитания и обучения в интересах человека, общества и государства, сопровождающийся констатацией достижения установленных государством образовательных уровней... Согласно пункту 1 главы 17 закона "Об образовании" образовательные учреждения получают право на осуществление образовательной деятельности после получения разрешения (лицензии)... Как следует из материалов дела, Центр не имеет такой лицензии..."

16. Суд отклонил довод директора о том, что деятельность Центра выходит за рамки определения, приведенного в законе "Об образовании", считая, что определение "не может быть использовано для описания образовательной деятельности, осуществляемой в нарушение закона "Об образовании". Директору был назначен штраф в размере 10 000 рублей.

17. В своей кассационной жалобе на судебное решение директор отметил, что закон "Об образовании" устанавливает специальные образовательные уровни (основное и промежуточное общее образование, базовое, среднее и высшее профессиональное образование, а также послевузовское профессиональное образование), ни одно из которых не было указано ни в программах, ни в дипломах Центра. Религиозное обучение и наставление последователей выходит за рамки закона "Об образовании" и не подлежит лицензированию.

18. 31 июля 2007 года Новочебоксарский городской суд, рассмотрев кассационную жалобу в упрощенном порядке, оставил судебное решение без изменений, не исследуя детально аргументы директора.

19. В параллельном судебном процессе 10 июля 2007 года тот же городской суд установил, что организация-заявитель виновна в совершении административного правонарушения ввиду несоблюдения санитарно-эпидемиологических норм и гигиенических требований по всем пунктам, указанным отделом государственного пожарного надзора г. Новочебоксарск ГУ МЧС России по Чувашской Республике и Управлением Федеральной Службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Чувашской Республике. Городской суд вынес предупреждение организации-заявителю.

20. 2 августа 2007 года Верховный суд Чувашской Республики отклонил жалобу организации-заявителя в рамках упрощенного производства о том, что санитарно-эпидемиологические нормы, обязательные для государственных образовательных учреждений, не применимы к Воскресной школе и Библейскому колледжу.

С. Ликвидация Библейского центра

21. 28 мая 2007 года прокурор города Новочебоксарска подал иск о ликвидации Библейского Центра. В своем иске он опирался на выводы двух проверок, названных выше, и утверждение о незаконности образовательной деятельности, осуществляемой в Библейском колледже и Воскресной школе. Согласно его заключению, такая деятельность "нарушала право неопределенного круга лиц на получение образования на условиях, гарантирующих безопасность, улучшение здоровья и борьбы с негативным влиянием вредных факторов".

 22. В своих комментариях к иску прокурора директор Библейского центра заявил, что организация-заявитель лишь осуществляла религиозное обучение своих последователей, но не давала образование по смыслу закона. Он обратился к суду с ходатайством об отклонении жалобы и обратил внимание, что суд может вынести частное определение, предписывающее Библейскому центру привести свою деятельность в соответствие с требованиями закона. Он отметил, что в ответ на требования прокуратуры Центр принял правила обучения на основе лекций и семинаров, в результате чего он прекратил использование расплывчатых терминов, таких как "колледж”, "диплом” и т.д.

23. Прокурор города принял участие в слушании, проходившем 3 августа 2007 года. Отвечая на вопросы директора Библейского центра, он признал, что целью первоначальной проверки было выявление признаков экстремизма в деятельности Центра, и что он подал иск о ликвидации, поскольку "это было в рамках его компетенции".

24. Представитель Федеральной регистрационной службы, лицо, ответственное за регистрацию религиозных организаций, приняла участие в судебном заседании в качестве третьего лица. Она заявила, что в Чувашской Республике зарегистрировано 270 религиозных организаций. Отвечая на вопрос адвоката, имели ли воскресные школы данных организаций лицензии, она ответила, что большинство из них являются православными приходами, которые имеют право на осуществление такой деятельности в соответствии с положениями "типового устава Православной церкви".

25. 3 августа 2007 года Верховный суд Чувашской Республики вынес решение о ликвидации организации-заявителя и ее удаления из Государственного реестра юридических лиц. Изучив документы из архива Средне-Волжского Библейского колледжа, Суд признал, что одно из направлений деятельности колледжа включало в себя разовые семинары и конференции, на которые требование о лицензировании не распространяется. Тем не менее, организационная структура Библейского колледжа, расписание занятий, договор о найме, заключаемый с учителями, списки студентов и выданных им дипломов являются свидетельством продолжающийся образовательной деятельности в колледже, для которых он должен был получить разрешение (лицензию). Ни Библейский центр, ни Библейский колледж не были зарегистрированы в качестве образовательного учреждения и не имели лицензии на осуществление образовательной деятельности. Соответственно, они действовали в нарушениие требований статьи 33 закона "Об образовании" и статьи 19 закона "О свободе совести и о религиозных объединениях".

26. Что касается Воскресной школы, Верховный суд признал, что содержание и характер религиозного образования, предоставляемого детям, могут быть определены через религиозную организацию, которая их предоставляет. Тем не менее, материальные условия религиозного образования должны быть совместимы с санитарно-гигиеническими нормами и другими требованиями, применимыми к учебным заведениям. Верховный суд постановил, что вышеупомянутые постановление от 10 июля и решение от 31 июля 2007 года, вступившие в законную силу, были основаны на достаточных доказательствах как того факта, что Библейский колледж осуществляет образовательную деятельность без требуемой лицензии, так и того факта, что условия, в которых студенты получали образование в Воскресной школе и Библейском колледже, не отвечали санитарно-эпидемиологическим нормам.

27. Верховный суд постановил, что осуществление образовательной деятельности организацией-заявителем без лицензии является "грубым и неоднократным нарушением" требований закона "Об образовании" и закона "О свободе совести и о религиозных объединениях", и постановил, что она подлежит ликвидации в соответствии с пунктом 2 статьи 61 Гражданского кодекса и пункта 1 статьи 14 закона "О свободе совести и о религиозных объединениях".

 28. 16 октября 2007 года Верховный Суд Российской Федерации, заседая коллегией в составе трех судей: судей Кн. (Председатель), П. и Б. в рамках упрощенного производства и оставил без рассмотрения кассационную жалобу организации-заявителя на решение о ликвидации, отклонив ее аргументы.

II. СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ НОРМЫ

А. Конституция Российской Федерации

29. Статья 28 гарантирует свободу вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Б. Гражданский кодекс

30. Согласно пункту 2 (2) статьи 61 Гражданского кодекса юридическое лицо может быть ликвидировано по решению суда в следующих случаях:

«... осуществления деятельности без надлежащего разрешения (лицензии), либо [осуществление деятельности] запрещенной законом, либо с нарушением Конституции Российской Федерации, либо с иными неоднократными или грубыми нарушениями закона или иных правовых актов ...”

В. Закон "О свободе совести и о религиозных объединениях" (Закон № 125-ФЗ от 26 сентября 1997 года)

31. Соответствующие положения закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" гласят следующее:

Статья 5: Религиозное образование

«1. Каждый имеет право на получение религиозного образования по своему выбору индивидуально или совместно с другими.

3. Религиозные организации вправе в соответствии со своими уставами и с законодательством Российской Федерации создавать образовательные организации.”

Статья 14: Приостановление деятельности религиозного объединения, ликвидация религиозной организации и запрет на деятельность религиозного объединения в случае нарушения ими законодательства.

«1. Религиозные организации могут быть ликвидированы:

— по решению их учредителей ...

—по решению суда в случае неоднократных или грубых нарушений норм Конституции Российской Федерации, настоящего Федерального закона и иных федеральных законов ...

2. Основаниями для ликвидации религиозной организации и запрета на деятельность религиозной организации или религиозной группы в судебном порядке являются:

— нарушение общественной безопасности и общественного порядка;

— действия, направленные на осуществление экстремистской деятельности;

— принуждение к разрушению семьи;

— посягательство на личность, права и свободы граждан;

— нанесение установленного в соответствии с законом ущерба нравственности, здоровью граждан, в том числе использованием в связи с их религиозной деятельностью наркотических и психотропных средств, гипноза, совершением развратных и иных противоправных действий;

— склонение к самоубийству или к отказу по религиозным мотивам от оказания медицинской помощи лицам, находящимся в опасном для жизни и здоровья состоянии;

— воспрепятствование получению обязательного образования;

— принуждение членов и последователей религиозного объединения и иных лиц к отчуждению принадлежащего им имущества в пользу религиозного объединения;

— воспрепятствование угрозой причинения вреда жизни, здоровью, имуществу, если есть опасность реального ее исполнения, или применения насильственного воздействия, другими противоправными действиями выходу гражданина из религиозного объединения;

— побуждение граждан к отказу от исполнения установленных законом гражданских обязанностей и совершению иных противоправных действий.

3. Органы прокуратуры Российской Федерации, федеральный орган государственной регистрации и его территориальные органы, а также органы местного самоуправления вправе вносить в суд представление о ликвидации религиозной организации либо о запрете деятельности религиозной организации или религиозной группы.”

Статья 19: Духовные образовательные организации

«1. Религиозные организации в соответствии со своими уставами имеют исключительное право создавать духовные образовательные организации для подготовки служителей и религиозного персонала.

2. Духовные образовательные организации подлежат регистрации в качестве религиозных организаций и обязаны получить государственную лицензию для осуществления образовательной деятельности.”

Г. Закон «Об образовании» (Закон № 3266-ФЗ от 10 июля 1992 года)

32. В общих положениях настоящего закона образование определяется, как

"целенаправленный процесс воспитания и обучения в интересах человека, общества, государства, сопровождающийся констатацией достижения гражданином установленных государством образовательных уровней”.

33. В статье 15 приведены общие требования к организации образовательного процесса. В пункте 4 сказано, что освоение образовательных программ всех типов профессиональных образовательных уровней должно завершаться обязательной итоговой аттестацией обучающихся.

34. В пункте 6 статей 17 и 33 устанавливается, что образовательные учреждения имеют право на осуществление образовательной деятельности только после получения соответствующего разрешения (лицензии).

E. Закон «О прокуратуре Российской Федерации» (Федеральный закон № 2202-1 от 17 января 1992 года)

35. Прокуратура осуществляет надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации, государственными органами и органами местного самоуправления и их должностными лицами, а также органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций (пункт 1 статьи 21 ).

36. Прокуратура имеет право возбудить производство об административном или ином правонарушении и предостерегает потенциальных лиц, нарушивших закон, о недопустимости нарушения закона (пункт 2 статьи 22). Прокуроры вправе, в частности, вносить представление об устранении выявленных нарушений (пункт 3 статьи 22).

Ж. Судебная практика Российской Федерации

 37. 20 февраля 2002 года Федеральный Арбитражный суд Волго-Вятского округа оставил в силе постановление Арбитражного суда Ярославской области от 20 декабря 2001 года, который отклонил ходатайство прокурора, требующего от Исламской религиозной организации мусульман г. Ярославля прекращения нелицензированной образовательной деятельности в Воскресной школе (медресе). Федеральный суд отметил, что образование, предоставляемое в медресе, не сопровождалось итоговой аттестацией или выдачи сертификата и, следовательно, не подпадает под действие закона "Об образовании".

 38. Рассматривая совместимость пункта 2 статьи 61 Гражданского кодекса с Конституцией, Конституционный Суд дал следующее толкование данного положения (постановление № 14-П от 18 июля 2003 года):

"Отсутствие в пункте 2 статьи 61 Гражданского Кодекса конкретного перечня положений, нарушение которых может привести к ликвидации юридического лица ... не означает, что данная санкция применяется по одному лишь формальному основанию - в связи с неоднократностью нарушений обязательных для юридических лиц правовых актов. Исходя из общих принципов юридической ответственности (в том числе наличия mens rea) и установленных статьей 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации критериев ограничения прав и свобод, соблюдение которых обязательно не только для законодателя, но и для правоприменителя, обжалуемая норма [пункт 2 статьи 61 Гражданского Кодекса] предполагает, что неоднократные нарушения закона в совокупности должны быть столь существенными, чтобы позволить арбитражному суду – с учетом всех обстоятельств дела, включая оценку характера допущенных юридическим лицом нарушений и вызванных им последствий – принять решение о ликвидации юридического лица в качестве меры, необходимой для защиты прав и законных интересов других лиц.”

 39. 10 июня 2008 года Верховный Суд Российской Федерации, заседая коллегией в составе трех судей под председательством того же судьи Кн. и при участии того же судьи П., присутствующих при рассмотрении дела организации-заявителя (см. пункт 28 выше), заслушал кассационную жалобу на решение Смоленского областного суда, которое давало право прокурору на ликвидацию Объединенной методистской церкви г. Смоленска на основании того, что она преподавала Библию детям в возрасте от четырех до четырнадцати лет в Воскресной школе без лицензии и с нарушением санитарно-эпидемиологических требований. Верховный Суд отменил решение областного суда, указав следующее:

"Поскольку из материалов дела следует, что обучение детей религии в воскресной школе ... не сопровождалось завершением обязательной итоговой аттестацией и выдачей документа об образовании или квалификации, то указанный вид обучения не подпадает под данное в Законе "Об образовании" понятие образовательной деятельности, право на ведение которой требует получения лицензии и поэтому у суда не было оснований, предусмотренных законом , для вывода о том, что обучение детей религии в указанной воскресной школе является образовательной деятельностью, и данный вывод суда [Верховный] Суд считает ошибочным.

Принимая во внимание, что ... "Объединенная методистская церковь" г. Смоленска осуществляет свою деятельность в соответствии с уставом, а созданная при ней детская Воскресная школа не является профессиональным религиозным учреждением, подлежащим лицензированию ... а служит для обучения религии и религиозного воспитания последователей местной религиозной организации "Объединенная Методистская Церковь", то выявленные нарушения требований санитарно-эпидемиологического законодательства ... не могут служить основанием, предусмотренным законом для ликвидации религиозной организации.”

З. Возобновление производства по делу

40. Статья 392 Гражданского процессуального кодекса предусматривает следующее:

«2. Основаниями для пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений являются:

(2) [на основании] новых обстоятельств, указанных в части четвертой настоящей статьи, возникших после принятия судебного постановления и имеющих существенное значение для правильного определения обстоятельств дела.

4. Новыми обстоятельствами являются:

(4) установление Европейским Судом по правам человека нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский Суд по правам человека..."

41. Определением от 23 января 2012 года Верховный Суд Российской Федерации постановил возобновить производство по делу о ликвидации Республиканской партии России в связи с постановлением Суда по делу "Республиканская партия России против России" (№ 12976/07 от 12 апреля 2011 года), в котором Суд, в частности, указал на нарушение статьи 11 Конвенции на основании ликвидации партии заявителя.

ПРАВО

I. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 9, ТОЛКУЕМОЙ КОНВЕНЦИИ В СВЕТЕ СТАТЬИ 11

42. Организация-заявитель жаловалась в соответствии со статьями 9, 11 и 14 Конвенции на ограничение права обучать своих последователей и решение о ее ликвидации. Суд считает, что жалоба о ликвидации религиозной организации должна быть рассмотрена с точки зрения статьи 9 Конвенции, толкуемой в свете статьи 11 (см. "Свидетели Иеговы в г. Москве против России", № 302/02, п. 103 от 10 июня 2010 года). Статья 9 предусматривает следующее:

«1. Каждый имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как индивидуально, так и сообща с другими, публичным или частным порядком в богослужении, обучении, отправлении религиозных и культовых обрядов.

2. Свобода исповедовать свою религию или убеждения подлежит лишь тем ограничениям, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах общественной безопасности, для охраны общественного порядка, здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц".

Статья 11 предусматривает следующее:

«1. Каждый имеет право на свободу мирных собраний и на свободу объединения с другими, включая право создавать профессиональные союзы и вступать в таковые для защиты своих интересов.

2. Осуществление этих прав не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц..."

А. Приемлемость жалобы

43. Власти утверждали, что жалоба является неприемлемой ratione temporis, поскольку Суд получил формуляр заявки только 23 мая 2008 года, то есть более чем через семь месяцев после принятия окончательного решения на национальном уровне.

44. Организация-заявитель ответила, что жалоба была отправлена по факсу и заказным письмом 15 апреля 2008 года, т.е. без задержки.

45. Суд повторяет, что, в соответствии с установившейся практикой и пунктом 5 правила 47 Регламента Суда датой подачи жалобы, по общему правилу, считается дата предоставления первой информации, полученной от заявителя, с изложением, даже кратким, цели жалобы. Такая первая информация может, в принципе, пресекать шестимесячный срок (см. "Ярцев против России" (dec.), № 13776/11, от 26 марта 2013 года, и "Kемевуако против Недерландов" (Кemevuako v. the Netherlands) (dec.), № 65938/09, п. 19 от 1 июня 2010 года).

46. В данном случае, формуляр жалобы был подписан 15 апреля 2008 года и отправлен в тот же день согласно почтовому штемпелю на конверте. Дата получения уведомления Судом не имела и не имеет в соответствии с Регламентом Суда (см. пункт 6 (а) правила 47) значения для определения даты подачи, и аргументы властей на этот счет истолкованы неверно. Окончательное определение Верховного Суда Российской Федерации было вынесено 16 октября 2007 года, жалоба считается поданной в течение шести месяцев с даты вынесения данного определения. Следовательно, она не может быть отклонена как поданная с опозданием.

47. Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной в значении подпункта «а» пункта 3 Статьи 35 Конвенции. Далее он отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо иным основаниям. Следовательно, она должна быть признана приемлемой.

B. Существо жалобы

1. Доводы сторон

48. Власти утверждали, что основанием для принятия решения о ликвидации организации заявителя в соответствии со статьей 61 Гражданского кодекса и пунктом 1 статьи 14 закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" послужило грубое неоднократное нарушение положений закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" (пункт 2 статьи 19) и закона "Об образовании" (пункт 6 статьи 33). Данные положения предусматривают регистрацию организации-заявителя в качестве образовательного учреждения и наличие лицензии, что было известно и предполагаемо для организации-заявителя и, тем не менее, она их не выполнила. Российские суды правомерно приняли в качестве доказательства неоднократного и грубого нарушения российского законодательства тот факт, что начиная с 1997, года Библейский центр обучал студентов, не будучи зарегистрированным и не получив лицензию, в помещениях, которые не отвечали требованиям санитарно-эпидемиологических норм и представляли опасность для жизни и здоровья студентов. По данным Властей, организации-заявителя неоднократно напоминали о необходимости получения лицензии, и что она была ранее признана виновной в нарушении закона по делу об административном правонарушении.

49. Власти признали, что некоторые из предполагаемых нарушений требований санитарно-эпидемиологических норм, такие как отсутствие замков в туалетах и наличие цветов на подоконниках, могли быть легко устранены с минимальной затратой времени и ресурсов. Они отметили, однако, что, поскольку Библейский центр не был зарегистрирован как образовательное учреждение, имеющее соответствующую лицензию, он не был обязан приводить свои помещения в соответствие с требованиями, применяемыми к образовательным учреждениям. Что касается тяжести наказания, Власти утверждали, что решение о ликвидации организации-заявителя было принято, поскольку не было возможности ликвидировать воскресную школу и колледж, не являющиеся отдельными структурными единицами или юридическими лицами. Вне зависимости от того, существовали или нет другие средства обеспечения соблюдения закона, такие как возможность убедить Библейский центр получить лицензию на осуществление образовательной деятельности или устранить нарушения требований санитарно-эпидемиологических норм, решения, вынесенные национальными судами, были правомерными. Государство не может требовать от религиозной организации, не являющейся образовательным учреждением, получения лицензии на осуществление образовательной деятельности. Власти признали, что ликвидация организации-заявителя повлияла на права верующих, но утверждали, что они могли бы объединиться в религиозную группу или найти другую религиозную организацию.

50. Организация-заявитель утверждала, что согласно статье 14 закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" любая организация может быть ликвидирована по формальным и техническим основаниям. Она отрицала, что осуществляет образовательную деятельность в рамках определения, приведенного в законе "Об образовании", и отметила, что Власти не указали критерии в российском законодательстве, согласно которым воскресная школа может считаться образовательным учреждением. Кроме того, поскольку Библейский центр не является образовательным учреждением, по признанию Властей, несоблюдение требований санитарно-эпидемиологических норм, обязательных для образовательных учреждений, не может вменяться в вину заявителю.

51. Что касается необходимости данной меры, организация-заявитель утверждала, что истинной целью производства было не обеспечение соблюдения прав студентов, а ликвидация Библейского центра. Об этом свидетельствует тот факт, что производство по делу велось против Библейского центра, зарегистрированного в качестве юридического лица, а не в отношении воскресной школы или колледжа. Прокуратура могла потребовать от организации-заявителя прекращения любой незаконной, по ее мнению, деятельности; вместо того, чтобы использовать это полномочие, прокурор потребовал ликвидации и настаивал на своем требовании даже после того, как организация-заявитель попыталась привести свою деятельность в соответствие с законом. Организация-заявитель, наконец, утверждала, что довод Властей относительно того, что верующие могли найти новую организацию, является лицемерной попыткой утверждать, что право на свободу вероисповедания было бы нарушено только в том случае, если бы все организации этой веры были бы ликвидированы или запрещены.

2. Оценка Европейского Суда

52. Суд повторяет, что право верующих на свободу вероисповедания, которое включает в себя право исповедовать любую религию совместно с другими, предусматривает, что верующим разрешено свободно общаться без произвольного вмешательства Государства. Решение о ликвидации религиозной общины является посягательством на право свободы вероисповедания в соответствии со статьей 9 Конвенции, толкуемой в свете статьи 11, предусматривающей право на свободу объединения (см. решение по делу "Свидетели Иеговы в г. Москве", указанное выше, пп. 99-103, с последующими ссылками).

53. Стороны сходятся в том, что ликвидация организации-заявителя представляет собой посягательство на ее права, предусмотренные статьями 9 и 11 Конвенции. Национальные суды приняли решение о ликвидации в соответствии с пунктом 2 статьи 61 Гражданского кодекса и пункта 1 статьи 14 закона "О свободе совести и о религиозных объединениях"; данные положения соответственно составляли правовую основу для вмешательства. Их заявленной целью при этом было положить конец нелицензированной образовательной деятельности в несоответствующих санитарных условиях, что позволяет считать, что целью данного вмешательства была защита здоровья и прав окружающих, что обозначено в качестве законных целей во вторых пунктах статей 9 и 11 Конвенции.

54. Прежде всего Суд хотел бы отметить, что рассматриваемая мера, состоявшая в ликвидации религиозной организации-заявителя, являлась очень жесткой и повлекла за собой ряд значительных последствий для верующих (ср. "Свидетели Иеговы в г. Москве", указанное выше, п. 102). Подобная радикальная мера требует наличия очень серьезных обоснованных причин, прежде чем она будет считаться соразмерной преследуемой законной цели; она была бы обоснована только в самых крайних случаях. Суд должен рассмотреть, была ли эта мера, в данном случае, оправдана "существенными и достаточными” основаниями и было ли вмешательство "соизмеримо с преследуемой законной целью” (см. "Ассоциация "Рино" и другие против Швейцарии" (Association Rhino and Others v. Switzerland), № 48848/07, п 62, от 11 октября 2011 года, с последующими ссылками).

55. Организация-заявитель основала Библейский колледж и Воскресную школу в 1996 году, и более одиннадцати лет они работали без перерыва. Вопреки заявлению Властей, нет никаких доказательств – ни в национальных судах, ни в Европейском Суде – что в период с 1996 года по 2007 года они привлекались к какой-либо ответственности или были официально проинформированы о необходимости получения лицензии для дальнейшего осуществления деятельности.

56. Кроме того, Суд отмечает, что федеральный суд в 2002 году постановил, что обучение своих последователей в воскресной школе выходит за рамки закона "Об образовании" и не требует лицензии (см. пункт 37 выше). В ходе производства на национальном уровне было также заявлено, что на тот момент другие религиозные организации в Чувашской Республике проводили занятия в воскресных школах, не имея лицензии (см. пункт 24 выше). При таких обстоятельствах, новое толкование закона "Об образовании" по поводу обязательного лицензирования воскресных школ, принятое судом в данном деле, не являлось настолько определенно предвидимым для организации-заявителя, чтобы она могла предупредить его применение и соответствующим образом скорректировать свое поведение (см, для сравнения, "Коккинакис против Греции" (Kokkinakis v. Greece), от 25 мая 1993 года, п. 40, серия A № 260‑A). В связи с этим следует также отметить, что всего через девять месяцев после вынесения решения о ликвидации организации-заявителя, Верховный Суд Российской Федерации, в состав которого вошли двое из трех судей, участвовавщих в слушании по делу организации-заявителя, полностью изменил свою позицию в отношении лицензирования воскресных школ и постановил, что преподавание религии в данных школах не является образованием и что предполагаемые нарушения требований санитарно-эпидемиологических норм не могут служить основанием для ликвидации религиозной организации (см. пункт 39 выше). Ни в том, ни в другом случае Верховный Суд не объяснил причины, почему он считает необходимым отойти от своей предыдущей судебной практики и принять иное толкование тех же правовых норм.

57. Кроме того, не было убедительно установлено, что организация-заявитель получила предварительное оповещение, что осуществляемая ею деятельность противоречит закону. Помимо этого, Суд отмечает, что после выявления нарушений в ходе совместной проверки прокурора города, отделом государственного пожарного надзора и органов санитарного надзора в начале мая 2007 года, организации-заявителю не предоставили ни времени, ни возможности для их устранения. Городская прокуратура возбудила административное производство против директора организации-заявителя за осуществление нелицензированной образовательной деятельности 28 мая 2007 года, в тот же день было подан иск о ликвидации (см. пункты 15 и 21 выше). Верховный Суд Чувашской Республики вынес решение о ликвидации Библейского центра на следующий день, после того как тот же суд постановил, что организация-заявитель виновна в нарушении требований санитарно-эпидемиологических норм (см. пункты 20 и 25 выше). Подавая иск о ликвидации, не дождавшись итогов административного разбирательства, национальные власти продемонстрировали свою решимость в стремлении положить конец существованию организации-заявителя. Власти признали, что некоторые нарушения носили чисто технический характер и были легко устранимы. Другие, возможно, потребовали бы больше времени и ресурсов, однако ничто не указывает на то, что какое-либо из нарушений являлось непоправимым и представляло собой явную и непосредственную угрозу для жизни или здоровья студентов. Как бы то ни было, Суд считает, что организации-заявителю должен был быть предложен выбор между устранением существующих нарушений и прекращением деятельности по обучению своих последователей.

58. Что касается аргументов Властей, что вопрос о том, имелись ли другие возможности, кроме ликвидации организации-заявителя, не имеет отношения к данному делу, поскольку национальные суды имели формальные основания для ликвидации организации-заявителя. Суд повторяет, что для того, чтобы мера считалась соизмеримой и необходимой в демократическом обществе, не должно существовать никаких других средств для достижения той же цели, которые бы в меньшей мере посягали на фундаментальные права заинтересованного лица. По мнению Суда, для удовлетворения требования соразмерности Власти должны привести доказательства того, что другие меры не могли быть применены (см. "Ассоциация "Рино" и другие против Швейцарии" (Association Rhino and Others v. Switzerland), указанное выше,п. 65).

59. Суд не убежден доводом Властей, что ликвидация организации-заявителя, зарегистрированной религиозной организации, была необходима ввиду того, что Воскресная школа и Библейский колледж не были зарегистрированы как отдельные юридические лица. Согласно тексту закона "О прокуратуре" и постановлению федерального суда, указанных ранее в деле (см. пункты 36 и 37 выше), прокурор вправе потребовать прекращения любой деятельности, которую он считает вредной или незаконной. Прокурор мог бы потребовать реорганизовать школу и колледж, но он не воспользовался этим правом, а сразу подал иск о ликвидации. Организация-заявитель продемонстрировала добрую волю в стремлении устранить предполагаемые нарушения путем внесения изменений в свой устав, а также напомнила суду о его праве выносить частное определение, направленное на устранение выявленных нарушений вместо постановления о ликвидации (см. пункт 22 выше). Тем не менее суды удовлетворили иск прокурора без рассмотрения последнего аргумента. Суды также не объяснили, какие менее жесткие меры для достижения заявленной цели по защите прав студентов были рассмотрены и почему они были признаны недостаточными. Соответственно, национальные органы не предоставили доказательств того, почему ликвидация, которая подрывала саму суть права организации-заявителя на свободу вероисповедания и объединения, была единственным средством достижения преследуемой цели.

60. Наконец, Суд повторяет, что характер и степень строгости применяемой санкции являются теми факторами, которые необходимо принимать во внимание при оценке соразмерности любого вмешательства (см. "Рефа Партиси (Партия Благоденствия) и другие против Турции" (Refah Partisi (the Welfare Party) and Others v. Turkey [GC],№№ 41340/98, 41342/98, 41343/98 и 41344/98, пункт 133, ЕСПЧ 2003-‑II). Прежде чем было принято решение о ликвидации, организация-заявитель пятидесятников существовала и легально действовала в Чувашской Республике на протяжении более 15 лет, с 1991 года по 2007 год. Решение российских судов о ликвидации организации-заявителя имело целью лишить ее дееспособности и запретить ей пользоваться правами, которыми ее наделяет статус юридического лица, такими как, право на владение и аренду недвижимости, на открытие банковского счета, право найма сотрудников и обеспечения юридической защиты общины, ее членов и активов, которые, как неоднократно заявлял Суд, имеют важное значение для осуществления права исповедовать свою религию. Кроме того, в дополнение к вышеупомянутым правам, как правило связанным со статусом юридического лица, Российский закон "О свободе совести и о религиозных объединениях" предусматривал большое количество прав для зарегистрированных религиозных организаций и явно исключал возможность осуществления данных прав для незарегистрированных религиозных групп или незарегистрированных религиозных организаций. Исключительные права религиозных организаций, имеющих статус юридического лица, включают такие фундаментальные аспекты религиозной практики, как право на создание места вероисповедания, право на проведение религиозных служб в местах, доступных для общественности, право на издание, получение и распространение религиозной литературы, право на создание образовательных учреждений, право на поддержание контактов для международного обмена и проведения конференций (см. "Свидетели Иеговы в г. Москве", указанное выше, п. 102). Из этого следует, что в результате решения российских судов, Библейский центр перестал существовать, в качестве зарегистрированной религиозной организации, и группа христиан пятидесятников, которые были его членами, была лишена права исповедовать свою религию совместно с другими и осуществлять деятельность необходимую для религиозной практики.

61. Суд ранее уже устанавливал, что статья 14 закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" предусматривает, что единственной санкцией, которую российские суды могут использовать в отношении религиозных организаций, нарушающих закон, является принудительная ликвидация. Закон не предусматривает возможности выдачи предупреждения или наложения штрафа. Решение о ликвидации можно было бы применять без разбора, независимо от тяжести нарушения (см. "Свидетели Иеговы в г. Москве", указанное выше, п. 159), такую практику Конституционный Суд признал несовместимой с конституционным смыслом соответствующих положений еще в 2003 году (см. пункт 38 выше). Вынося решение о ликвидации организации-заявителя, российские суды не обратили внимания на судебную практику Конституционного Суда или соответствующие нормы Конвенции и их решения не включали анализа влияния ликвидации организации-заявителя на фундаментальные права верующих пятидесятников. Таким образом, их постановления положили конец существованию давно функционировавшей религиозной организации и представляют собой наиболее жесткую форму вмешательства, которая не может рассматриваться как соизмеримая любым преследуемым законным целям.

62. Принимая во внимание вышеизложенное, Суд считает, что ликвидация организации-заявителя не была необходимой в демократическом обществе.

63. Из этого следует, что в настоящем деле имело место нарушение статьи 9 Конвенции, толкуемой в свете статьи 11.

II. ПРИМЕНЕНИЕ ПОЛОЖЕНИЙ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

64. Статья 41 Конвенции предусматривает:

«Если Суд устанавливает, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

65. Организация-заявитель указала, что признание нарушения будет являться достаточной справедливой компенсацией.

66. В соответствии с этим Суд постановил, что установление факта нарушения само по себе является достаточной справедливой компенсацией неимущественного вреда, понесенного организацией-заявителем. Он также напоминает, что когда Суд устанавливает нарушение, государство-ответчик имеет юридическое обязательство в рамках статьи 46 Конвенции выбрать под надзором Комитета министров общие и, в соответствующих случаях, индивидуальные меры в рамках его национальной правовой системы для прекращения нарушения, установленного Судом, и исправления последствий в максимально возможной степени. В целом, обязанностью государства является выбор средств, применяемых в его внутригосударственном правовом порядке, для выполнения обязательств, предусмотренных статьей 46 Конвенции. В данном деле Суд установил нарушение статьи 9, толкуемой в свете статьи 11, в связи с ликвидацией организации-заявителя, решение о которой было вынесено на национальном уровне. При этом отмечается, что постановления Суда имеют для России обязательную силу, и установление Европейским Судом по правам человека нарушения Конвенции или Протоколов к ней является основанием для возобновления гражданского производства по пунктам 2 (2) и 4 (4) статьи 392 Гражданского процессуального кодекса и пересмотра постановлений, вынесенных государственными судами, в свете принципов Конвенции, установленных Судом (см. пункты 40 и 41 выше). Суд считает, что подобный пересмотр был бы наиболее подходящим средством устранения нарушения, выявленном в постановлении. Кроме того, государство-ответчик, при условии контроля со стороны Комитета министров, может выбирать дополнительные средства, при помощи которых оно будет исполнять свои правовые обязательства, предусмотренные статьей 46 Конвенции, в том случае, если такие средства совместимы с выводами, сделанными в постановлении Суда (см. "Свидетели Иеговы в г. Москве", указанное выше, п. 206, с последующими ссылками).

ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД ЕДИНОГЛАСНО:

1. Объявляет жалобу приемлемой;

2. постановляет, что имело место нарушение статьи 9 Конвенции, толкуемой в свете статьи 11;

3. постановляет, что установление факта нарушения само по себе является достаточной справедливой компенсацией неимущественного вреда, понесенного заявителем.

Составлено на английском языке, уведомление в письменном виде направлено 12 июня 2014 года в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

Сорен Нильсен Изабелла Берро-Лефевр

Секретарь Председатель

опубликовано 25.05.2015 11:00 (МСК)

 

Сайт Президента Рф
Сайт Конституционного Суда РФ
Сайт Верховного Суда РФ
Официальный интернет-портал правовой информации




Сведения о размере и порядке уплаты государственной пошлины
Сервис для подачи жалоб и заявлений в электронном виде


Часы работы суда:
понедельник-четверг: 8.30-17.15
пятница: 8.30-17.00
суббота, воскресенье: выходной
перерыв: 13.00-13.45
 

Главный корпус
355002, г. Ставрополь,
ул. Лермонтова, 183
Тел.: (8652) 23-29-00
Факс: (8652) 23-29-32
e-mail: krai@stavsud.ru

Помещения
Ставропольского краевого суда
в здании "Дворец правосудия"
355035, г.Ставрополь,
ул. Дзержинского, 235
Тел./факс: (8652) 35-36-41

Апелляционная коллегия
по гражданским делам
Ставропольского краевого суда
355004, г. Ставрополь,
ул. Осипенко, 10а
Тел./факс: (8652) 23-50-58

Здание
Ставропольского краевого суда
в г. Пятигорске
357500, Ставропольский край
г. Пятигорск,
ул. Лермонтова, 9
Тел./факс: (8793) 33-94-73