Arms
 
развернуть
 
355002, г. Ставрополь, ул. Лермонтова, д. 183
Тел.: (8652) 23-29-00, 23-29-32 (ф.)
kraevoy.stv@sudrf.ru krai@stavsud.ru
355002, г. Ставрополь, ул. Лермонтова, д. 183Тел.: (8652) 23-29-00, 23-29-32 (ф.)kraevoy.stv@sudrf.ru krai@stavsud.ru

 

Сайт Президента Рф
Сайт Конституционного Суда РФ
Сайт Верховного Суда РФ
Официальный интернет-портал правовой информации




Сведения о размере и порядке уплаты государственной пошлины
Сервис для подачи жалоб и заявлений в электронном виде


Часы работы суда:
понедельник-четверг: 8.30-17.15
пятница: 8.30-17.00
суббота, воскресенье: выходной
перерыв: 13.00-13.45
 

Главный корпус
355002, г. Ставрополь,
ул. Лермонтова, 183
Тел.: (8652) 23-29-00
Факс: (8652) 23-29-32
e-mail: krai@stavsud.ru

Помещения
Ставропольского краевого суда
в здании "Дворец правосудия"
355035, г.Ставрополь,
ул. Дзержинского, 235
Тел./факс: (8652) 35-36-41

Апелляционная коллегия
по гражданским делам
Ставропольского краевого суда
355004, г. Ставрополь,
ул. Осипенко, 10а
Тел./факс: (8652) 23-50-58

Здание
Ставропольского краевого суда
в г. Пятигорске
357500, Ставропольский край
г. Пятигорск,
ул. Лермонтова, 9
Тел./факс: (8793) 33-94-73


ДОКУМЕНТЫ СУДА
Васильев и Ковтун против России

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

Дело ВАСИЛЬЕВ и КОВТУН против РОССИИ

(Жалоба № 13703/04)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

СТРАСБУРГ 13 декабря 2011 года

Настоящее постановление вступит в силу в порядке, установленном в пункте 2 статьи 44 Конвенции. Может быть подвергнуто редакционной правке.

В рамках дела Васильев и Ковтун против России,

Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой, в состав которой вошли:

Нина Вайич, Председатель,

Анатолий Ковлер,

Пер Лоренсен,

Ханлар Гаджиев,

Мирьяна Лазарова Трайковска,

Линос-Александр Сицильянос,

Эрик Мозе, судьи,

и Сорен Нильсен, Секретарь Секции,

проведя закрытое заседание 22 ноября 2011 года,

вынес следующее постановление, утвержденное в вышеназванный день:

ПРОЦЕДУРА

1. Дело было инициировано жалобой (№ 13703/04) против Российской Федерации, поданной 22 марта 2004 года в Европейский Суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - «Конвенция») двумя гражданами Российской Федерации, Васильевым Виктором Ивановичем и Ковтуном Василием Григорьевичем (далее - «заявители»).

2. Интересы заявителей представлял Пурсиайнен П.А., адвокат, практикующий в г. Санкт-Петербурге. Интересы Властей Российской Федерации (далее - «Власти») первоначально были представлены В. Милинчук и впоследствии Г. Матюшкиным, бывшим и действующим Уполномоченными Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека.

3. 19 июня 2007 года Председатель Первой Секции принял решение уведомить Власти Российской Федерации о поданной жалобе. Также Суд решил рассмотреть жалобу по существу одновременно с решением вопроса о её приемлемости (пункт 1 статьи 29). 18 января 2011 года сторонам было предложено представить дополнительные замечания в соответствии с п. 2 (с) Правила 54 Регламента Суда.

ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

4. Заявители, 1951 и 1947 годов рождения, проживают в Санкт-Петербурге и Сосновом Бору (Ленинградская область) соответственно.

А. Таможенные процедуры

5. Как видно из счет-фактуры от 7 апреля 1999 года, представленного первым заявителем (г-ном Васильевым), частная компания «Nissan Trading Europe Limited» обязалась произвести продажу и отправку ему автомобиля. В данной счет-фактуре были указаны условия отгрузки (СІF Хельсинки) и сведения об автомобиле, включая цену, а именно 11 900 долларов США. Второй заявитель (г-н Ковтун), представил аналогичную счет-фактуру от 30 марта 1999 года на автомобиль стоимостью в 14 900 долларов США.

6. В июле 1999 года заявители представили таможенные декларации и вышеуказанные счета-фактуры в российские таможенные органы для оформления. Заявители подали заявку на освобождение от уплаты таможенных пошлин, исходя из убеждения, что их статус в соответствии с законодательством о лицах, пострадавших в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС, предоставляет им право такого освобождения. 5 августа 1999 года суд города Сосновоборска Ленинградской области отдал распоряжение таможенным органам освободить автомобиль второго заявителя от уплаты таможенных пошлин. Председатель Ленинградского областного суда внес представление о пересмотре данного решения в порядке надзора. 10 декабря 1999 года Президиум Ленинградского областного суда (далее - «Президиум») удовлетворил его представление, отменив решение от 5 августа 1999 года. Президиум пришел к выводу, что на дату подачи заявления на таможенное оформление второй заявитель не имел права на освобождение от уплаты таможенной пошлины. По-видимому, разбирательства с подобным результатом имели место и в отношении первого заявителя.

7. В то же время 27 июля 1999 года национальные следственные органы возбудили уголовное дело (дело № 990666) в отношении неуказанных лиц в связи с многочисленными фактами незаконного ввоза автомобилей из-за рубежа. 12 и 16 августа 1999 года следователь вынес постановления о наложении ареста в отношении большого количества автомобилей, включая вышеупомянутые, которые были представлены заявителями для таможенного оформления. Заявители были допрошены в качестве свидетелей. Было установлено, что ситуация заявителей не связана с делом № 990666. Упомянутые постановления о наложении ареста в связи с этим были отменены.

8. Предположительно в сентябре 2000 года заявителям было предложено предоставить дополнительные документы, необходимые для завершения таможенного оформления. Заявители не выполнили это требование в установленный срок, таможенные органы изъяли автомобили и передали их государственному предприятию.

9. В ноябре 2000 года заявители выразили готовность оплатить необходимую таможенную пошлину для таможенного оформления автомобилей. Они также безуспешно обращались с запросом на вывоз автомобилей за пределы территории России, ссылаясь на финансовые трудности.

В. Постановления о конфискации

10. 14 и 22 ноября 2000 года сотрудники таможни составили рапорты о предполагаемом нарушении заявителями соответствующих таможенных требований и подали ходатайство о вынесении постановлений о конфискации в связи с предполагаемым отсутствием декларирования товаров, ввезенных заявителями в нарушение п. 1 статьи 279 Таможенного кодекса.

11. 24 июля 2002 года судья Волховского городского суда, рассмотрев дело в единоличном порядке вынес постановление о конфискации указанных автомобилей. Судья постановил следующее:

«На территорию Российской Федерации был ввезен автомобиль..., владельцем которого... указан [второй заявитель]. В ходе расследования таможенного правонарушения и уголовного дела, возбужденного по факту совершения подделки доверенностей, оформленных от имени лиц, имеющих льготы по таможенному оформлению машин, было установлено, что ко [второму заявителю] в июле 1999 года обратился некий Сергей, ранее не знакомый заявителю, и попросил осуществить таможенное оформление автомобиля на себя, за что обещал заплатить. 17 июля 1999 г. [второй заявитель] оформил доверенность для ввоза определенного автомобиля из-за рубежа. Он не подписывал никаких иных документов для таможенных органов и не передавал денег для покупки автомобиля. Он пояснил, что действительно подписал доверенность и представил документы для таможенного оформления, в то время как стоимость автомобиля была оплачена Сергеем. [Второй заявитель] присутствовал во время таможенного осмотра автомобиля. Он утверждает, что является собственником автомобиля. Тем не менее, проведенная почерковедческая экспертиза установила, что, несмотря на то, что [второй заявитель] подписал доверенность, таможенная декларация была подписана другим лицом. Таким образом, [второй заявитель] не выполнил таможенное оформление должным образом.

Следственные органы вынесли постановление о наложении ареста в отношении автомобиля... 23 июня 2000 года постановление о наложении ареста было отменено... 27 сентября 2000 года [второй заявитель] был уведомлен о необходимости прохождения таможенного оформления... но не выполнил его в установленный срок. Таким образом, [второй заявитель] нарушение таможенные правила, а именно п. 1 статьи 279 Таможенного кодекса... Взыскание в виде штрафа не может быть наложено в связи с истечением сроков наложения взыскания данного вида... [Второй заявитель] должен быть подвергнут взысканию в виде конфискации автомобиля, как непосредственного объекта таможенного нарушения... Такая конфискация может быть произведена независимо от того является ли она основным или дополнительным взысканием... и может быть наложена в течение трех лет со дня нарушения таможенных правил. В соответствии со статьей 380 Кодекса не имеет значения, является ли лицо, ответственное за нарушение, собственником транспортного средства, надлежащего изъятию в качестве объекта правонарушения. Кроме того, не имеет значения, была ли установлена личность владельца...».

Аналогичное постановление был принято судьей также и в отношении первого заявителя. Заявители не были уведомлены о слушаниях и не присутствовали на них.

12. Узнав о вышеизложенных постановлениях, 29 июля и 2 августа 2002 года представители заявителей обжаловали их в кассационном порядке.

13. Несмотря на предстоящие процедуры обжалования, 6 августа 2002 года постановления о конфискации были переданы в местную службу судебных приставов для исполнения. Постановления имели печати городского суда, что указывало на их вступление в силу, и были подписаны судьей П. и секретарем.

14. 8 августа 2002 года судебный пристав передал автомобили государственному предприятию, которое впоследствии продало их.

15. 27 ноября 2002 года Ленинградский областной суд рассмотрел кассационные жалобы заявителей на постановления о конфискации от 24 июля 2002 года и отменил их на том основании, что Волховский городской суд не имел полномочий для рассмотрения данного дела. Дело было передано на рассмотрение Приморского районного суда г. Санкт-Петербурга.

16. 5 февраля 2003 года Приморский районный суд вынес следующее постановление:

«Как следует из статьи 4.5 Кодекса об административных правонарушениях, вступившего в силу 1 июля 2002 года, постановление по делу об административном правонарушении за нарушение таможенного законодательства не может быть вынесено по истечении одного года с даты совершения правонарушения. В соответствии с п. 6 статьи 24.5 Кодекса производство по делу об административном правонарушении не может быть начато или продолжено в случае истечения срока ответственности. Поскольку правонарушение было совершено больше года назад, производство должно быть прекращено...

Автомобиль... и документы подлежат возвращению законному владельцу после необходимого таможенного оформления. В случае, если владелец не может быть установлен, то способ распоряжения автомобилем подлежит рассмотрению в рамках гражданского судопроизводства...».

Кассационная жалоба на данное постановление не была подана, и, таким образом, оно вступило в законную силу.

С. Попытки получения компенсации

17. Заявители пытались инициировать уголовное дело в отношении судьи П., который неправомерно санкционировал исполнение постановления о конфискации до рассмотрения кассационных жалоб на названные постановления. В письме от 7 мая 2003 г. прокуратура Ленинградской области отклонила их заявление, указав, что постановления о конфискации были отменены. Квалификационная коллегия судей г. Санкт-Петербурга также отказалась от рассмотрения жалобы заявителей.

18. Кроме того, заявители, действуя через г-на Пурсиайнена, обращались с исками в отношении Судебного департамента при Верховном суде Российской Федерации. Министерства юстиции и таможенных органов. Они обращались с требованием компенсации материального ущерба, причиненного в результате преждевременного исполнения постановлений о конфискации. Заявители жаловались, что рапорты от 14 и 22 ноября 2000 года (см. п. 10 выше) были незаконно составлены в их отсутствие, что они не были уведомлены об этих рапортах, и что таможенные органы обратились в ненадлежащий суд для разрешения спора. По словам заявителей, судебные приставы незаконно инициировали процедуру исполнительного производства, тем самым, нарушив требования подсудности. Заявители утверждали следующее:

«Отчуждение автомобилей стало возможным из-за нарушения законодательства со стороны должностных лиц таможни, судьи городского суда и судебного пристава. Частное нарушение одного из указанных государственных служащих, не могло, само по себе повлечь незаконное отчуждение автомобилей, приведшее к причинению материального ущерба... Действия вышеуказанных должностных лиц, взятые в совокупности, нанесли значительный материальный ущерб».

Заявители ссылались на статью 6 Конвенции, статью 53 Конституции и постановление Конституционного суда от 25 января 2001 года, а также статьи 322, 1064 и 1070 п. 2 Гражданского кодекса (см. пп. 25 и 28-30 далее).

19. Определением Октябрьского районного суда г. Санкт-Петербурга от 30 июня 2003 года заявление было оставлено без движения. Ссылаясь на статьи 132 и 136 Гражданского процессуального кодекса, суд постановил, что для иска о возмещении ущерба необходимо наличие сведений о предшествующем признании судьи виновным в уголовном порядке. Таким образом, заявителей обязали представить копию такого приговора.

20. В ноябре 2003 года заявители обратились в вышеуказанный суд с письменным запросом о состоянии производства по их делу. В своем ответе районный суд повторно изложил содержание определения от 30 июня 2003 года. Учитывая, что заявители не получал копию этого определения, суд предложил им устранить допущенные недостатки до 11 декабря 2003 года. Кроме того, они были проинформированы о своем праве на подачу частной жалобы на определение от 30 июня 2003 года, и заявления о восстановлении пропущенного срока в связи с уважительной причиной.

21. Адвокат заявителей обжаловал определение, опираясь на постановление Конституционного суда от 25 января 2001 года (см. п. 29 ниже), и утверждая, что установление вины судьи приговором суда при данных обстоятельствах не является обязательным.

22. 28 января 2004 года Санкт-Петербургский городской суд оставил определение от 30 июня 2003 года без изменений.

23. 1 марта 2004 года Октябрьский районный суд определил, что заявители не исполнили определение от 30 июня 2003 года, и в связи с этим прекратил дело. Заявители данное определение не обжаловали.

II. ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

А. Процедурные требования, касающиеся рассмотрения гражданского дела

1. Гражданский процессуальный кодекс 2002 г.

24. Статья 132 Гражданского процессуального кодекса 2002 года (далее - «ГПК») предусматривает, что исковое заявление должно сопровождаться, среди прочего,документами, подтверждающими обстоятельства, лежащие в основе требований. Отказ заявителя от соблюдения требований статьи 132 привел бы к отказу суда от рассмотрения дела и предоставлению заявителю срока для устранения недостатков. В случае не устранения указанных недостатков в течение установленного срока заявление считается не поданным и возвращается заявителю (статья 136).

2. Последующая судебная практика Конституционного Суда Российской Федерации

25. Конституционный суд Российской Федерации считает, что судья располагает дискреционными полномочиями, в том числе и правом установления разумного срока для устранения недостатков в таких требованиях. Дискреционные полномочия судьи направлены на обеспечение правильного и своевременного рассмотрения гражданских дел и не нарушают права истца. В любом случае, заявитель может представить на повторное рассмотрение свое исковое заявление в ходе нового судебного разбирательства (см., среди прочих источников, определение № 1463-0-0 от 25 ноября 2010 года). Судья обязан вынести мотивированное решение об отказе в рассмотрении дела (см., в частности, определение № 68-0-0 от 25 января 2007 года).

26. Конституционный Суд также указал, со ссылкой на статьи 134 и 13 ГПК, что отсутствие специального закона в отношении юрисдикционных вопросов по искам против незаконных действий или бездействия со стороны судей не означает, что случаи такого рода не подлежат регулированию общими юрисдикционными нормами ГПК (см., в частности, определение № 431-О-О от 19 июня 2007 года и определение № 233-О-О от 19 марта 2009 года). Любое другое толкование может привести к отказу в доступе к суду и отказу в возмещении ущерба (см. определение № 210-О от 27 мая 2004 г.). В отсутствие специального правового регулирования (относительно оснований и порядка требования возмещения у государства в отношении ущерба, причиненного незаконными действиями или бездействием со стороны суда или судьи) суды обязаны непосредственно применять соответствующие положения Конституции (см. определение № 685-0-0 от 26 мая 2011 года).

27. Статья 392 ГПК содержит перечень ситуаций, которые могут обосновывать возобновление рассмотрения дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Постановлением от 26 февраля 2010 г. Конституционный суд Российской Федерации указал, что данная статья должна толковаться по существу как допускающая возбуждение процедуры пересмотра окончательного решения в связи со вновь открывшимися обстоятельствами, такими как выявление Европейским судом по правам человека нарушения Европейской Конвенции по данному делу (см. также определение Конституционного суда № 853-0-0 от 7 июня 2011 года). В статью 392 Кодекса были внесены поправки, с вступлением в силу с 1 января 2012 года.

В. Ответственность государства

28. Статья 1069 Гражданского кодекса (далее - «Кодекс») предусматривает, что вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению. Вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу (п. 2, статья 1070 Кодекса).

29. Постановлением от 25 января 2001 года Конституционный суд дал толкование п. 2 статьи 1070 Кодекса. Он постановил, что признание судьи виновным в уголовном преступлении является необходимым элементом для подачи иска о возмещении ущерба в связи с незаконным судебным решением, вынесенным данным судьей в рамках гражданского судопроизводства. Тем не менее, факт признания вины в уголовном порядке не требуется, если иск связан с потерями или ущербом, нанесенными в результате других нарушений в судебном разбирательстве, таких как, например, отказ в рассмотрении дела в течение разумного срока. Конституционный суд постановил, что федеральной законодательной власти следует принять законодательную базу, регулирующую вторую категорию деликтных исков и, в частности, истолковывающую основания для возмещения ущерба, а также и связанные с ними юрисдикционные вопросы.

30. Конституционный Суд указал, что отсутствие вышеупомянутой законодательной базы не должно служить основанием для отказа от рассмотрения дела. Отсутствие такой базы не подразумевает неприменимость общих правил, касающихся основания и порядка установления ответственности государства или юрисдикционных вопросов (см. определение № 210-0 от 27 мая 2004 г. и определение № 278-О-П от 5 марта 2009 г.). Впоследствии Конституционный суд определил свою позицию (см. определение № 524-0-П от 8 апреля 2010 года) следующим образом:

«Отправление правосудия является особым видом осуществления государственной власти. Применяя общее правовое предписание к конкретным обстоятельствам дела, судья дает собственное толкование нормы, принимает решение в пределах предоставленной ему законом свободы усмотрения (иногда весьма значительной) и зачастую оценивает обстоятельства, не имея достаточной информации... Поэтому участник процесса, в интересах которого судебное решение отменяется или изменяется вышестоящей инстанцией, может считать, что первоначально оно не было вынесено в соответствии с законом по вине судьи... Пункт 2 статьи 1070 исключает презумпцию виновности со стороны причинителя вреда и предполагает в качестве дополнительного обязательного условия возмещения государством вреда установление вины судьи приговором суда... Таким образом, п. 2 статьи 1070 увязывает ответственность государства с преступным деянием судьи, которое было совершено умышленно или вследствие ненадлежащего осуществления своих полномочий... при рассмотрении дела и принятия судебного решения... Вышеизложенное не исключает возможности компенсации ущерба, причиненного при других обстоятельствах или в условиях, когда вина судьи может быть установлена по решению суда вне рамок уголовного права...».

С. Таможенный кодекс 1993 года

31. Статья 380 Таможенного кодекса предусматривала, что исполнение постановления о конфискации имеет место только после истечения срока для обжалования. Конфискация может производиться вне зависимости от того, находились или нет подлежащие конфискации товары в собственности лица, которое, как было установлено, нарушило таможенные предписания, например статью 279 Кодекса, предусматривающую ответственность за не декларирование ввозимых товаров. Постановлением от 14 мая 1999 года Конституционный суд подтвердил, что статья 380 отвечала нормам Конституции. Суд отметил, что зачастую лица, обвиняемые в нарушении таможенных правил, например, в не предоставлении таможенной декларации, не обязательно являются владельцами товара, подлежащего таможенной очистке, и могут являться лишь транспортными агентами или посредниками, такими как таможенные брокеры.

32. Статья 380 Кодекса утратила силу с 1 июля 2002 года.

О. Гражданский кодекс

33. Гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом, таких как договоры, акты органов государственной власти, если это требуется по закону или судебные решения. Права в отношении имущества, которое подлежит государственной регистрации, возникают, как правило, с момента такой регистрации (ст. 8 Гражданского кодекса). Постановлением Правительства Российской Федерации № 938 от 12 августа 1994 года предусматривается государственная регистрация транспортных средств, в том числе, ввезенных из-за рубежа.

34. В соответствии со статьей 167 Гражданского кодекса недействительная сделка не влечет каких-либо правовых последствий, кроме связанных с ее недействительностью, и является недействительной с момента совершения. При недействительности сделки стороны должны вернуть друг другу полученное имущество, или, в случае, если первое неосуществимо, выплатить компенсацию. В соответствии со статьей 302 Гражданского кодекса, первоначальный владелец может потребовать возврата имущества у добросовестного приобретателя, который приобрел его у неуполномоченного продавца, не зная и не будучи в состоянии знать, что продавец не является уполномоченным. Тем не менее, такое требование может возникнуть, лишь если имущество было утрачено, украдено, или иным образом выведено из-под контроля первоначального владельца.

35. Согласно постановлению Пленума Высшего арбитражного суда России (Далее - «постановление») от 25 февраля 1998 года, если имущество было продано на открытом аукционе, проведенном в соответствии с Законом «Об исполнительном производстве», то суд обязан удовлетворить иск владельца о возврате имущества в соответствии со статьей 302 Гражданского кодекса в случае, если проданное имущество владельца было утеряно, похищено, или иным способом выведено из-под его контроля; вышеизложенное также применяется и в отношении добросовестных приобретателей имущества (п. 26 постановления).

36. В постановлении от 21 апреля 2003 года Конституционный суд истолковал статью 167 Гражданского кодекса как не допускающую истребование первоначальным владельцем своего имущества у добросовестного приобретателя, если в отношении такового не имелось специальных законодательных предписаний. В качестве альтернативы, в соответствии со статьей 302 Гражданского кодекса, допускается подача виндикационного иска.

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

I. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ ПУНКТА 1 СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ

37. Заявители жаловались на отказ в доступе к суду в связи с тем, что национальные суды отказали в рассмотрении их исков о компенсации в отношении ряда государственных органов. Суд рассмотрит данную жалобу в соответствии с п. 1 статьи 6 Конвенции, которая гласит:

«Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях ... имеет право на справедливое ... разбирательство дела ... судом...»

А. Доводы сторон

38. Власти утверждали, что заявление было подано 31 мая 2004 года и подписано г-ном Пурсиайненом, тогда как соответствующие доверенности были представлены гораздо позже, а именно 31 марта и 4 апреля 2006 года. Власти пришли к выводу, что, в силу этих обстоятельств, заявление было подано законным образом только 31 марта и 4 апреля 2006 года, то есть после истечения шестимесячного срока оговоренного п. 1 статьей 35 Конвенции. Что касается существа настоящей жалобы, государство-ответчик утверждало, что заявители не располагали правами владения или имущественными правами в отношении данных автомобилей. Доказывание права владения было возложено на них с учетом принципа affirmanti incubit probatio (бремя доказывания лежит на стороне обвинения). Таким образом, их иски о компенсации в рамках разбирательств в национальных судах не имели отношения к каким-либо «гражданским правам». Следовательно, отказ судов от рассмотрения их дела по существу не отменял их права на доступ к суду. В любом случае, заявителям было предъявлено справедливое требование представить приговор суда в отношении указанного судьи. Иски, выдвинутые против отдельных органов государственной власти, непосредственно зависели от наличия такого приговора и не могли быть рассмотрены без него. Заявители сослались на п. 2 статьи 1070 Гражданского кодекса, указав в качестве основы для своих исков незаконные действия судьи, а не вынесение судом незаконного решения.

39. Заявители утверждали, что соблюли критерии приемлемости согласно п. 1 статьи 35 Конвенции. В частности, они утверждали, что соответствующие доверенности первоначально прилагались к заявлению в 2004 году. Что касается существа настоящей жалобы, заявители утверждали, что они являлись собственниками конфискованных автомобилей, и ни один суд не сделал выводов об обратном. Национальные суды в произвольной форме отказались от рассмотрения их исков о компенсации, выдвинутых против органов государственной власти.

В. Оценка Суда

1. Приемлемость

40. Что касается правила шести месяцев, Суд отмечает, что материалы дела включают доверенности от 21 и 22 мая 2004 года, уполномочивающие г-на Пурсиайнена на представление заявителей в Суде. Жалоба была подана 31 мая 2004 года, в течение шести месяцев с момента вынесения решений национального суда от 28 января и 1 марта 2004 года. Таким образом, аргументы Властей должны быть отклонены.

41. Кроме того, Власти утверждали, что «гражданским правам» в соответствующих судебных разбирательствах ничто не угрожало, поскольку заявители не обладали правом собственности на автомобили и не могли понести какого-либо ущерба в результате конфискации и последующей продажи автомобилей. Суд напоминает в этой связи, что п. 1 статьи 6 распространяется на споры по вопросу «гражданских прав», которые могут считаться, по крайней мере, на спорных основаниях, признанными в рамках национального права, в независимости от того, защищены ли они также и в рамках Конвенции (см., из последних примеров, «Энеа против Италии», № 74912/01, п. 103, ЕСПЧ 2009-...)

42. Суд отмечает, что заявители требовали компенсацию в связи с якобы незаконными действиями со стороны отдельных органов государственной власти, а также судьи. В достаточной мере не оспаривался тот факт, что такое материальное право на компенсацию, по крайней мере, на спорных основаниях, признано в рамках российского права, согласно интерпретации Конституционного суда Российской Федерации (см. пп. 28-30, приведенные выше, и, для сравнения, дело «Георгиадис против Греции» от 29 мая 1997 г., пп. 34-36, Сборник постановлений и решений 1997-ІII, и дело «Невеш э Силва против Португалии», 27 апреля 1989 г., п. 37, серия Л № 153-А). Он также отметил, что право на компенсацию, которого заявители пытались добиться в национальных судах, фактически основывалось на материальном ущербе, нанесенном тому, что они считали своим имуществом. Право собственности заявителей, лежащее в основе настоящей жалобы, не было оспорено в судебном порядке.

43. Таким образом, Суд полагает, что статья 6 Конвенции применима к данному разбирательству.

44. Суд также полагает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу подпункта (а) пункта 3 статьи 35 Конвенции. Суд также отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, она должна быть признана приемлемой.

2. Существо жалобы

45. Суд напоминает, что п. 1 статьи 6 Конвенции обеспечивает право каждого на подачу в суд или трибунал жалобы в отношении его гражданских прав и обязанностей. Таким образом, данное положение воплощает в себе «право на суд», по которому право на доступ к суду, то есть право возбуждать производство в судах, является лишь одним из аспектов; тем не менее, это тот аспект, который фактически обеспечивает право пользования дополнительными гарантиями, изложенными в пункте 1 статьи 6 (см. дело «Сергей Смирнов против России»№ 14085/04, п. 25, 22 декабря 2009 г., и дело «Компания «Телтроник-КАТВ» против Польши»№ 48140/99, п. 45,10 января 2006 г.).

46. Право на доступ к суду не является абсолютным и может быть ограничено. Примененные ограничения не должны сдерживать или ограничивать доступ, предоставленный лицу таким образом и в такой степени, в которой ущемляется сама суть данного права. Кроме того, Суд подчеркивает, что ограничение будет совместимо с пунктом 1 статьи 6 лишь в том случае, если оно преследует законную цель, и существуют разумные отношения соразмерности между применяемыми средствами и преследуемой целью (см. дело Сергея Смирнова, указанное выше, пп. 26-27; дело «Йедамски и Йедамска против Польши» № 73547/01, п. 58, 26 июля 2005 г.; и дело «Крейц против Польши»№ 28249/95, пп. 54 и 55, ЕСПЧ 2001-VI).

47. Суд также напоминает, что в его задачи не входит замена внутригосударственных судов. Разрешение вопросов толкования внутригосударственного законодательства является в первую очередь обязанностью национальных властей, а именно судов. Роль Суда заключается в том, чтобы установить, является ли такое толкование совместимым с Конвенцией (см. дело «Акционерное общество «Сотирис энд Никос Кутрас Аттее» против Греции», № 39442/98, п. 17, ЕСПЧ2000-ХП).

48. Возвращаясь к настоящему делу, Суд отмечает, что после подачи в суд дело заявителя не было рассмотрено по существу, поскольку исковое заявление не сопровождалось документом, подтверждающим обстоятельства, лежащих в основе требований (приговор суда по уголовному делу в отношении судьи), как того требует Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации (см. п.п. 24 и 25, приведенные выше).

49. Основная направленность возражений заявителей состояла в их несогласии с заключениями национальных судов относительно того, что их дело можно было оставить без рассмотрения по причине невозможности подтверждения обстоятельств, лежащих в основе исков, путем представления обвинительного приговора, вынесенного в отношении судьи судом по уголовному делу. В настоящем деле заявители предпринимали попытки подать иск против государства о возмещении вреда, причиненного в результате предполагаемой ошибки секретаря и судьи, который рассматривал их дело. Национальные суды отказались рассматривать иски заявителей на том основании, что они не представили обвинительного приговора суда по уголовным делам в отношении указанного судьи.

50. Согласно Гражданскому кодексу Российской Федерации, ущерб, понесенный в результате отправления правосудия, подлежит возмещению, если вина судьи была установлена в ходе уголовного судопроизводства. В 2001 году Конституционный суд Российской Федерации постановил, что признание судьи виновным в уголовном преступлении судьи является необходимым элементом для подачи иска о возмещении ущерба, причиненного в результате незаконного судебного решения, вынесенного этим судьей в рамках гражданского судопроизводства. Тем не менее, признание вины в уголовном порядке не требуется, если иск связан с ущербом, причиненным в результате других нарушений в ходе судебного разбирательства, таких как, например, отказ в рассмотрении дела в течение разумного периода времени. Конституционный суд постановил, что законодательной власти следует принять законодательную базу, регулирующую вторую категорию деликтных исков и, в частности, истолковывающую основания для возмещения ущерба и связанные с ними юрисдикционные вопросы (см. пп. 28 и 29, приведенные выше).

51. По мнению суда, отсутствие вышеупомянутой законодательной базы не должно служить основанием для отказа от рассмотрения дела в рамках российской правовой системы. Безусловно, как Конституционный суд России впоследствии и указал в этой связи, отсутствие такой базы не подразумевает неприменимость общих правил, касающихся основания и порядка установления ответственности государства или касающихся юрисдикционных вопросов (см. п. 30, приведенный выше).

52. Национальные суды в данном случае не смогли рассмотреть иски заявителей с позиций Конституционного Суда, а именно, в части процедурных рамок, которые должны были быть применены при рассмотрении таких заявлений, они также не предоставили объяснений по поводу своего решения, согласно которому дело заявителей подпадало под первую категорию дел, которые предполагают осуждение судьи в уголовном порядке в качестве условия для их рассмотрения.

53. Кроме того, Суд не считает, что релевантные нормы в данном деле соответствовали требованиям к качеству закона, отвечающим Конвенции, и были в достаточной степени предсказуемы. Заявители были вправе рассчитывать на последовательную систему, базирующуюся на четкой, практической и действенной возможности заявить претензию к государству(см. дело «Де Жоффре де ля Прадель против Франции» от 16 декабря 1992 г., п. 34, серия А № 253-В). Суд ранее выявил нарушение п. 1 статьи 6 Конвенции в связи с продолжительным и необоснованным не обеспечением государством законодательной базы, что лишало заявителя процессуальной возможности подать аналогичный иск о возмещении ущерба и рассмотрения его по существу (см. дело «Черничкин против России»№ 39874/03, пп. 28-30, от 16 сентября 2010 г.).

54. Несомненно, что, несмотря на решение национальных судов оставить дело без рассмотрения, заявители имели возможность повторно представить дело на рассмотрение при условии выполнения ими формальных требований, включая лежащее в основе настоящей жалобы. Тем не менее, Суд считает, что данная возможность не ослабляет ограничения на право доступа к суду в настоящем деле, поскольку основная проблема кроется в действующем законодательстве (см., для сравнения, дело «Коловагина против России»№ 76593/01, п. 26, 11 декабря 2008 г.). С учетом вышесказанного, Суд приходит к выводу, что был нанесен ущерб самой сути права заявителей на доступ к суду.

55. И, наконец, Суд отмечает, что требование предоставить приговор суда в отношении судьи было направлено против судебной власти и/или судьи. Это, несомненно, явилось главным основанием для жалобы заявителей. Тем не менее, оставив соответствующие иски нерассмотренными по причине непредставления приговора суда по уголовному делу, национальные суды также оставили нерассмотренными иски в отношении других ответчиков, а именно сотрудников таможни и судебного пристава. Однако, судя по всему, рассмотрение этих исков не требовало обвинительного приговора, вынесенного в отношении судьи судом по уголовным делам.

56. С учетом вышеизложенного имело место нарушение п. 1 статьи 6 Конвенции, которое заключалось в том, что права заявителей на доступ к суду были несоразмерно нарушены.

II. ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ НАРУШЕНИЯ СТАТЬИ 1 ПРОТОКОЛА№1 ККОНВЕЫЦИИ

57. Заявители жаловались на изъятие и последующую продажу автомобилей, а также отсутствие компенсации, что нарушило их права, гарантированные статьями 6 и 17 Конвенции и статьей 1 Протокола № 1. Европейский суд рассмотрит вышеуказанные жалобы о нарушении статьи 1 Протокола №1, которая гласит:

«Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов».

А. Доводы сторон

1. Власти

58. Власти утверждали, что заявители не соблюли правило шести месяцев (см. п. 38, приведенный выше) и что они не инициировали каких-либо судебных процедур, чтобы оспорить законность постановлений о наложении ареста на автомобили и их фактическую конфискацию. Заявителям необходимо было инициировать гражданское судопроизводство, чтобы установить, кто пользуется правом на возмещение при возврате автомобилей согласно постановлению от 5 февраля 2003 года. Решения национальных судов указывали, что автомобили подлежали возвращению их законным владельцам, которые не обязательно являлись собственниками автомобилей. Кроме того, они должны были подать в суд на сотрудников таможни или судебного пристава. Так или иначе, получив постановления от 5 февраля 2003 года, заявители не предприняли попыток возврата автомобилей от государства или действий в соответствии со статьей 302 Гражданского кодекса, которая предоставляла владельцам возможность проведения юридических действий в отношении всяких добросовестных приобретателей автомобилей.

59. Помимо прочего Власти утверждали, что заявители никогда не обладали правами собственности в отношении данных автомобилей. Кроме того, они не представили Суду каких-либо надлежащих и достаточных доказательств в этой связи. Ни один суд не подтвердил их право собственности. Вопрос права собственности не рассматривался национальными судами, поскольку такие вопросы не относятся к производству по делам о таможенных правонарушениях и возможной конфискации ввозимых автомобилей.

60. Что касается существа жалобы, Власти утверждают, что автомобили были задержаны законно в качестве вещественных доказательств, и приобщены к материалам дела о нарушении таможенных правил. Постановления о конфискации от 24 июля 2002 года не посягнули на права законных владельцев, так как были отменены в кассационной инстанции. Инициация исполнительного производства судебными приставами была законной. Заявители не являлись стороной исполнительного производства, и требование об обязательном их уведомлении отсутствовало.

61. Из приведенного выше следовало, что заявители не имели права на компенсацию от государства, поскольку ни одно из их основных прав не было нарушено.

2. Заявители

62. Заявители утверждали, со ссылкой на счета-фактуры, что они являлись владельцами автомобилей во время таможенного оформления и в ходе последовавшего разбирательства. Никаких других документов, касающихся права собственности, при покупке автомобилей оформлено не было. Их право собственности на автомобили не могло быть аннулировано фактом невыполнения применимых правил таможенного оформления и регистрационных требований. Их право собственности на национальном уровне никогда не оспаривалось.

63. Заявители утверждали, что исчерпали внутренние средства правовой защиты, подав судебный иск против государства. Тем не менее, им было отказано в доступе к суду в связи с этой претензией. Что касается судебного иска против любого добросовестного приобретателя автомобилей, то он не будет иметь шансов на успех, и, во всяком случае, российское законодательство не предусматривает возможности возврата имущества, которое ранее не прошло таможенное оформление.

64. Таким образом, заявители утверждали, что их самовольно лишили их автомобилей. В частности, они утверждали, что исполнение постановлений о конфискации до их вступления в силу было незаконным. Отказы судов в рассмотрении их исков о компенсации также были незаконными.

В. Оценка Суда

1. Приемлемость

(а) Существование «имущества» в толковании статьи 1 Протокола № 1

65. Суд напоминает, что статья 1 Протокола № 1 применима только к уже существующему «имуществу» лица и не гарантирует прав на приобретаемое имущество (см. дело «Маркс против Бельгии»13 июня 1979 года, п. 50, серия А № 31). Следовательно, лицо, заявляющее о нарушении своих прав, гарантируемых статьей 1 Протокола, сначала должно доказать, что обладает этими правами; «требование» попадает под действие этой статьи, только если достаточно установлено, что оно имеет законную силу (см. дело «Новиков против России»№ 35989/02, п. 33, 18 июня 2009 года, с дальнейшими ссылками).

66. Понятие «имущество», упомянутое в части первой статьи 1 Протокола № 1 имеет самостоятельное значение, которое не ограничивается правом собственности на физические объекты и не зависит от формальной классификации в национальном законодательстве: ряд других прав и интересов, образующих активы, может рассматриваться как «права собственности», и, соответственно, как «имущество» в целях настоящего положения. При рассмотрении каждого дела необходимо установить, обеспечили ли заявителю обстоятельства дела, рассматриваемого как целое, право на материальный интерес, защищаемый статьей 1 Протокола № 1 (см. дело «Депаль против Франции», № 34044/02, п. 62,29 марта 2010г.).

67. Суд отмечает, что в июле 1999 года заявители представили таможенные декларации в российские таможенные органы для оформления двух автомобилей (см. пп. 5 и 6, приведенные выше). Впоследствии им было позволено обжаловать постановления о конфискации этих автомобилей. Права собственности заявителей не были оспорены в национальных судах (ср. дело Новикова, упомянутое выше, п. 36).

68. Суд полагает, что обстоятельства данного дела, рассматриваемого как целое, обеспечили заявителям права на материальные интересы, защищаемые статьей 1 Протокола X? 1. Таким образом, Суд принимает то обстоятельство, что заявители имеют право заявлять, что обладали данным «имуществом» в отношении указанных автомобилей. Таким образом, статья 1 Протокола № 1 является применимой.

(b) Исчерпание внутренних средств правовой защиты и правило шестимесячного срока

69. Суд повторяет, что основной направленностью жалобы заявителей являются предполагаемые незаконные постановления о конфискации и преждевременная реализация автомобилей, что привело к предполагаемой невозможности возврата права собственности на автомобили, несмотря на постановления от 5 февраля 2003 года.

70. Суд повторяет, что в соответствии с пунктом 1 статьи 35 Конвенции он рассматривает обращения лишь после исчерпания внутренних средств правовой защиты. Несмотря на то, что в контексте механизма защиты прав человека правило об исчерпании внутренних средств правовой защиты должно применяться с определенной степенью гибкости и без излишнего формализма, для его соблюдения недостаточно простой подачи заявления в соответствующие национальные суды и исчерпания эффективных средств правовой защиты, созданных для обжалования уже вынесенных решений, которые якобы нарушают права, гарантированные Конвенцией. Как правило, в соответствии с указанным пунктом, необходимо, чтобы жалобы, предназначенные для последующего представления на международном уровне, были поданы в те же самые суды для рассмотрения, по меньшей мере, по существу и в соответствии с формальными требованиями и в сроки, установленные в национальном законодательстве (см., среди других источников, дело «Азинас против Кипра», № 56679/00, п. 38, ЕСПЧ 2004-ІII).

71. Целью правила об исчерпании внутренних средств правовой защиты является предоставление национальным органам власти (в первую очередь, судебным органам) возможности рассмотреть заявление о нарушении права, закрепленного в Конвенции, и, в соответствующих случаях, присудить компенсацию до подачи данного заявления в Европейский Суд (см. дело «Кудла против Польши», № 30210/96, п. 152, ЕСПЧ 2000-ХІ).

72. Пункт 1 статьи 35 Конвенции предполагает распределение бремени доказывания. Власти государства-ответчика, которые утверждают, что заявителем не были исчерпаны все внутригосударственные средства правовой защиты, должны доказать Суду, что эти средства были эффективны и доступны как теоретически, так и практически в соответствующее время, то есть, что они позволяли заявителю обращаться с жалобами, имеющими перспективы на успех (см. дело «Сейдович против Италии» № 56581/00, п. 46, ЕСПЧ 2006-ІІ). Тем не менее, как только данное бремя доказывания было снято, заявитель должен доказать, что средство правовой защиты, предоставляемое Властями, было фактически исчерпано или по какой-то причине было неадекватным и неэффективным в определенных обстоятельствах дела или, что существовавшие особые обстоятельства освобождали его от этого требования (см., среди других источников, дело «Акдивар и другие против Турции»16 сентября 1996 г., п. 68, Сборник постановлений и решений1996-ІѴ).

73. Суд отмечает, что обстоятельства дела таковы. Национальный суд вынес постановления о конфискации автомобилей. Заявители подали жалобу. Тем не менее, по некоторым причинам, постановления о конфискации были признаны окончательными и подлежащими исполнению. Получив автомобили, судебные приставы реализовали их на открытом аукционе. Рассмотрев жалобу заявителей, кассационный суд передал дело по подсудности другому суду. Последний посчитал, что соответствующие сроки истекли, и в связи с этим прекратил разбирательство. Автомобили подлежали возвращению «законным владельцам». В любом случае, автомобили не могли быть возвращены, поскольку их продали третьим лицам. Действия заявителей против государства не были рассмотрены по основаниям, указанным выше, в соответствии со п. 1 статьи 6 Конвенции.

74. Власти утверждали, что заявителям следовало возбудить судебное разбирательство в соответствии со статьей 302 Гражданского кодекса в отношении добросовестных приобретателей автомобилей. Заявители возразили, что они не могли обоснованно утверждать, что транспортные средства были «выведены из-под [их] контроля», как это требуется для виндикационного иска, также они не могли действовать в соответствии с российским законодательством как «собственники», предъявляя такой иск без предварительного таможенного оформления.

75. Суд повторяет, что заявителя, исчерпавшего средства правовой защиты, которые, как очевидно, были эффективными и достаточными, нельзя обязать также использовать иные доступные средства, которые, предположительно, не окажутся более успешными (см. «Акилина против Мальты», № 25642/94, п. 39, ЕСІМ 1999-ІП). При использовании средства правовой защиты применение другого средства, которое, по существу, направлено на достижение той же цели, не требуется (см. «Микаллеф против Мальты», № 17056/06, п. 58, 15 октября 2009 года). Исходя из обстоятельств данного дела, Суд полагает, что заявители выполнили требование исчерпания, и что это не было отражено, также Суд не считает, что еще один судебный иск обеспечит большие шансы на успех. Таким образом, аргументы Властей должны быть отклонены.

76. Исходя из оснований, приведенных выше, в п. 40, Суд также полагает, что заявители соблюли правило шеста месяцев.

(с) Заключение

77. Суд полагает, что данная часть жалобы не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 (а) статьи 35 Конвенции. Суд также отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, она должна быть признана приемлемой.

2. Существо жалобы

78. Выяснив, что заявители владели «имуществом» на основании статьи 1 Протокола № 1, Суд должен установить, соответствовало ли обжалованное вмешательство требованиям настоящего положения.

79. Суд не обязан устанавливать, следует ли классифицировать обстоятельства дела как лишение собственности или контроль пользования собственностью.

80. Европейский суд подчеркивает, что любое вмешательство государственного органа в право беспрепятственного пользования имуществом должно быть правомерным: второе предложение первого параграфа санкционирует лишение имущества только «при соблюдении условий, предусмотренных законом», а второй параграф признает, что государства имеют право контролировать использование собственности путем издания «законов» (см. дело «Иатридис против Греции», № 31107/96, ц. 58, ЕСПЧ 1999-П).

81. Суд отмечает, что в июле 1999 года заявители представили таможенные декларации в российские таможенные органы для оформления. Их заявления не были рассмотрены, в частности, потому, что они участвовали в судебных разбирательствах по иску об освобождении от таможенных пошлин. Кроме того, постановления о наложении ареста были вынесены тогда же в отношении легковых автомобилей, проходивших по уголовному делу. Постановления о наложении ареста были отменены, как только стало известно, что обстоятельства заявителей не связаны с уголовным делом. Затем таможенные органы конфисковали автомобили, поскольку в течение установленного срока заявители не представили дополнительные документы, необходимые для завершения таможенного оформления. Заявители предложили оплатить необходимую таможенную пошлину для таможенного оформления автомобилей. Вслед за этим суд вынес постановления о конфискации автомобилей.

82. Суд отмечает: поскольку штраф не мог быть наложен в связи с истечением срока привлечения к ответственности, автомобили были конфискованы как непосредственные объекты таможенного нарушения. По утверждению городского суда такая конфискация может быть наложена в течение трех лет со дня нарушения таможенных требований. Позднее кассационный суд отменил постановления о конфискации автомобилей на том основании, что городской суд не имел полномочий для рассмотрения данного дела. В ходе возобновленных разбирательств другой суд установил, что с 1 июля 2002 года постановление о нарушении таможенных правил не могло быть вынесено по истечении одного года со дня совершения правонарушения. Поскольку нарушение было совершено более года назад, суд прекратил дело и распорядился о том, чтобы транспортные средства были возвращены.

83. С учетом вышеизложенных соображений Суд приходит к выводу, что постановления о конфискации в данном случае были вынесены в нарушение российского законодательства, и что заявителям не было обеспечено адекватное возмещение.

84. Суд также отмечает, что до июля 2002 года Таможенный кодекс предусматривал, что исполнение постановления о конфискации может иметь место лишь после истечения срока для обжалования (см. п. 31, приведенный выше). Суд повторяет, что его возможности по проверке соблюдения внутреннего законодательства ограничены, так как обязанности по толкованию и применению этого закона в первую очередь возложены на национальные власти. Таким образом, с учетом постоянной неспособности властей Российской Федерации указать правовую норму, которая могла бы рассматриваться в качестве основания для преждевременного исполнения постановлений о конфискации в конце 2002 года, Европейский суд считает, что оспариваемое вмешательство не может рассматриваться в качестве правомерного в рамках значения Статьи 1 Протокола № 1.

85. Вышеизложенные выводы избавляют от необходимости рассмотрения вопроса о том, соблюдено ли «благоприятное равновесие» между интересами сообщества и требованиями по защите основных прав человека.

86. Таким образом, имело место нарушение статьи 1 Протокола №1.

III. ИНЫЕ ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ ИАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ

87. Наконец, на основании пункта 1 статьи 6 Конвенции, заявители жаловались на производство пересмотра в 1999 году и утверждали, что им не была предоставлена возможность присутствовать на слушаниях 24 июля 2002 года.

88. Однако, учитывая весь имеющийся материал, и то, насколько эти жалобы попадают в пределы его компетенции, Суд находит, что они не раскрывают признаков нарушения прав и свобод, закрепленных в Конвенции и Протоколах к ней. Следовательно, данная часть жалобы является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с подпунктом (а) пункта 3 и пунктом 4 статьи 35 Конвенции.

IV. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

89. Статья 41 Конвенции предусматривает:

«Если Суд постановляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

А. Ущерб

90. Первый и второй заявители требовали 11 655 и 14 593 евро (ЕUR) соответственно, в качестве возмещения материального ущерба (покупная цена транспортных средств) и 5 000 евро каждому, в качестве возмещения морального ущерба.

91. Власти оспорили иски, поскольку, по их мнению, нарушение прав заявителей не имело места.

92. Суд установил, что обстоятельства данного дела указывают на незаконное вмешательство в распоряжение «имуществом» заявителей в нарушение статьи 1 Протокола № 1. Исходя из обстоятельств настоящего дела, отметив отсутствие конкретных замечаний Властей относительно расчетов материального ущерба и изучив имеющиеся материалы, Суд считает целесообразным присудить 8 000 и 10 000 евро первому и второму заявителям соответственно, включая любые налога, которые могут быть взысканы.

93. Помимо прочего, принимая во внимание выявленные нарушения, Европейский суд присуждает каждому заявителю компенсацию в размере 5 000 евро в отношении морального ущерба, включая любые налоги, которые могут быть взысканы.

В. Возмещение издержек и расходов

94. Каждый заявитель также обратился с требованием взыскания 563 евро в качестве компенсации издержек и расходов, понесенных в ходе производства на национальном уровне и в Европейском суде.

95. Правительство оспорило иски, утверждая, что отсутствуют доказательства того, что они связаны с вопросами, поднятыми в Суде.

96. В соответствии с прецедентной практикой Европейского суда, заявитель имеет право на возмещение судебных расходов и издержек, только если он доказал, что эти расходы были понесены в действительности, по необходимости и в разумном количестве. В настоящем деле, принимая во внимание имеющиеся документы на владение и вышеизложенные критерии, и поскольку претензии соответствуют обнаруженным нарушениям, Суд считает разумным присудить каждому заявителю сумму 1000 евро каждому заявителю, включая любые налоги, которые могут быть взысканы с заявителей.

С. Проценты за просрочку платежа

97. Суд считает, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ЕДИНОГЛАСНО:

1. Объявляет жалобы в части, касающейся доступа к суду и постановлений о конфискации приемлемыми, а остальную часть жалоб неприемлемой;

2. Постановляет, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;

3. Постановляет, что имело место нарушение статьи 1 Протокола №1 Конвенции;

4. Постановляет

а) что Государство-ответчик обязано в течение трёх месяцев со дня вступления Постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить следующие суммы, переведённые в российские рубли по курсу, установленному на день выплаты:

(I) 8 000 евро (восемь тысяч евро) первому заявителю (г-ну Васильеву) в качестве компенсации материального ущерба, плюс любой налог, который может быть взыскан с этой суммы;

(II) 10 000 евро (десять тысяч евро) второму заявителю (г-ну Ковтуну) в качестве компенсации материального ущерба, плюс любые взимаемые налоги;

(III) По 5 000 евро (пять тысяч евро) плюс любые взимаемые налоги в качестве компенсации морального ущерба каждому заявителю;

(IV) 1 000 евро (одна тысяча евро) плюс любые взимаемые налоги для возмещения судебных расходов и издержек каждому заявителю;

(Ъ) что по истечении вышеупомянутых трёх месяцев на присужденные суммы будут начисляться простые проценты в размере предельной учетной ставки Европейского Центрального банка плюс три процента;

5. Отклоняет остальные требования заявителей о справедливой компенсации.

Составлено на английском языке, и уведомление направлено в письменном виде 13 декабря 2011 года в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

Сорен Нильсен Нина Вайич

Секретарь Секции Председатель

опубликовано 03.09.2014 11:41 (МСК), изменено 03.09.2014 11:47 (МСК)

 

Сайт Президента Рф
Сайт Конституционного Суда РФ
Сайт Верховного Суда РФ
Официальный интернет-портал правовой информации




Сведения о размере и порядке уплаты государственной пошлины
Сервис для подачи жалоб и заявлений в электронном виде


Часы работы суда:
понедельник-четверг: 8.30-17.15
пятница: 8.30-17.00
суббота, воскресенье: выходной
перерыв: 13.00-13.45
 

Главный корпус
355002, г. Ставрополь,
ул. Лермонтова, 183
Тел.: (8652) 23-29-00
Факс: (8652) 23-29-32
e-mail: krai@stavsud.ru

Помещения
Ставропольского краевого суда
в здании "Дворец правосудия"
355035, г.Ставрополь,
ул. Дзержинского, 235
Тел./факс: (8652) 35-36-41

Апелляционная коллегия
по гражданским делам
Ставропольского краевого суда
355004, г. Ставрополь,
ул. Осипенко, 10а
Тел./факс: (8652) 23-50-58

Здание
Ставропольского краевого суда
в г. Пятигорске
357500, Ставропольский край
г. Пятигорск,
ул. Лермонтова, 9
Тел./факс: (8793) 33-94-73