Arms
 
развернуть
 
355002, г. Ставрополь, ул. Лермонтова, д. 183
Тел.: (8652) 23-29-00, 23-29-32 (ф.)
kraevoy.stv@sudrf.ru krai@stavsud.ru
355002, г. Ставрополь, ул. Лермонтова, д. 183Тел.: (8652) 23-29-00, 23-29-32 (ф.)kraevoy.stv@sudrf.ru krai@stavsud.ru

 

Сайт Президента Рф
Сайт Конституционного Суда РФ
Сайт Верховного Суда РФ
Официальный интернет-портал правовой информации




Сведения о размере и порядке уплаты государственной пошлины
Сервис для подачи жалоб и заявлений в электронном виде


Часы работы суда:
понедельник-четверг: 8.30-17.15
пятница: 8.30-17.00
суббота, воскресенье: выходной
перерыв: 13.00-13.45
 

Главный корпус
355002, г. Ставрополь,
ул. Лермонтова, 183
Тел.: (8652) 23-29-00
Факс: (8652) 23-29-32
e-mail: krai@stavsud.ru

Помещения
Ставропольского краевого суда
в здании "Дворец правосудия"
355035, г.Ставрополь,
ул. Дзержинского, 235
Тел./факс: (8652) 35-36-41

Апелляционная коллегия
по гражданским делам
Ставропольского краевого суда
355004, г. Ставрополь,
ул. Осипенко, 10а
Тел./факс: (8652) 23-50-58

Здание
Ставропольского краевого суда
в г. Пятигорске
357500, Ставропольский край
г. Пятигорск,
ул. Лермонтова, 9
Тел./факс: (8793) 33-94-73


ДОКУМЕНТЫ СУДА
Белокопытова против России

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

СТРАСБУРГ 19 июля 2011 года

Данное постановление вступило в законную силу. Может подвергнуться редакционной правке.

 

По жалобе «Белокопытова против России»

Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Комитетом, в состав которого вошли:

Георг Николау, Председатель,

Анатолий Ковлер,

Мирьяна Лазарова Трайковска, судьи,

и Андре Вампач, заместителъ Секретаря секции, совещаясь за закрытыми дверями 28 июня 2011 года, вынес следующее постановление, утвержденное в тот же день:

ПРОЦЕДУРА

1. Дело инициировано жалобой (№ 39178/04), поданной в Европейский Суд на основании статьи 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - «Конвенция») против Российской Федерации гражданкой    России Галиной Андреевной Белокопытовой (далее - «заявитель») 8 октября 2004 года.

2. Власти Российской Федерации (далее -  «Власти») бьши представлены Г. Матюшкиным, Уполномоченным Российской Федерации при Европейском суде по правам человека.

3. 15 января 2009 года Председатель Первой Секции принял решение уведомить Власти о поданной жалобе. Согласно пункту 1 статьи 29 Конвенции было также принято решение одновременно рассмотреть жалобу по вопросу приемлемости и по существу.

ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

4. Заявитель, 1959 года рождения, на момент рассматриваемых событий проживала в г. Надым Ямало-Ненецкого автономного округа.

5.  До 3 апреля 2001 года она работала в ЗАО «Газстрой», частной компании, созданной в соответствии с законодательством Российской Федерации (далее - «Общество»). На момент увольнения заявителя Общество нарушило свои обязательства по выплате причитающейся ей заработной платы, ссылаясь на отсутствие денежных средств.

6. Судебным приказом от 1 ноября 2001 года мирового судьи судебного участка №3 муниципального образования «Город Надым и Надымский район» (далее - «мировой судья») на Общество возложена обязанность по выплате заявительнице задолженности по заработной плате в размере 97 174 рубля 05  копеек (далее - «судебный приказ»).

7. 7 ноября 2001 года подразделением службы судебных приставов было возбуждено исполнительное производство.

8. Предположительно, 5 декабря 2001 года судебный пристав-исполнитель направил запросы в соответствующие органы (банки, дорожные инспекции, регистрационную палату) о предоставлении информации обо всех активах Общества.

9. Предположительно, 6 февраля 2002 года судебный пристав-исполнитель направил письма в организации, являющиеся должниками Общества, с просьбой подтвердить наличие задолженностей. К маю 2002 года только четыре должника подтвердили свои дебиторские задолженности, реакция    прочих должников неизвестна.

10. По словам заявителя, 8 апреля 2002 года судебным приставом-исполнителем было отозвано инкассовое поручение, выставленное на расчетный счет Общества в 2001 году с целью обеспечения вьшлат заявительнице за счет денежных средств, поступающих Обществу в счет погашения долгов. 9 апреля 2002 года компания «КТП», являющаяся дебитором Общества, перечислила на данный расчетный счет 200 000 рублей. Заявитель ничего не получила из этих средств.

11. 15 апреля 2002 года судебный пристав-исполнитель прекратил исполнительное производство на том основании, что имущество должника, на которое может быть обращено взыскание, не обнаружено.

12. 28 мая 2002 года мировой судья удовлетворил жалобу заявителя на бездействие судебных приставов-исполнителей по исполнению судебного приказа от 1 ноября 2001 года, признав его незаконным. Решение в соответствующих частях, гласило:

« ...[в судебном заседании] бесспорно установлено, что у должника ЗАО Газстрой на 01.07.01 имелись в наличии оборотные активы: запасы, в т.ч. сырье, материалы и другие аналогичные ценности (что подтверждается бухгалтерским балансом предприятия-должника), никаких действий со стороны приставов-исполнителей предпринято не было. Также установлено, за предприятием-должником числится крупная дебиторская задолженность, по которой так же не принимается никаких действий. Доводы пристава-исполнителя о том, что вопрос решается устно, не могут бытъ приняты судом. [Суд отметил, что] судебный пристав-исполнитель отозвал инкассовое поручение, выставленное банку [в котором Общество имело расчетный счет] в рамках исполнительного произврдства в связи с тем, что он якобы располагает сведениями, что поступление денежных средств на расчетный счет не ожидается. Хотя картотека за имеющимся расчетным счетом [о невыплаченных долгах] продолжает числиться и на сегодняшний день. Какого-либо вразумительного ответа о действиях судебных приставов-исполнителей в судебном заседании не получено. Суд делает выводы о том, что достаточных мер для исполнения судебных решений не предпринято. Суду так же не понятно, почему не применяется никаких мер к организациям, не исполняющим требований судебного пристава-исполнителя (ст. 4, 87 Закона об исполнительном производстве)...»

На судебных приставов-исполнителей была возложена обязанность по устранению допущенных нарушений и принятию всех допустимых мер принудительного исполнения в соответствии с законодательством об исполнительном производстве.

13. 29 мая 2002 года судебный пристав-исполнитель наложил арест на дебиторские задолженности четырех должников Общества, подтвердивших   наличие долгов. 3 июня 2002 года на основании заключения эксперта компании «ЯНГС» судебный пристав-исполнитель снял вышеуказанный   арест в связи с неликвидностью дебиторских задолженностей и отсутствием возможности оценить их рыночную стоимость.

14. 25 июня 2002 года компания «КТП», являющаяся дебитором Общества, вновь перечислила на его расчетный счет сумму задолженности в размере 200 000 рублей.

15. 2 июля 2002 года, после пропорционального распределения денег между кредиторами Общества, заявительнице была перечислена денежная сумма в размере 6810 рублей 05 копеек, что составляет приблизительно 7% от  установленной задолженности.

16. Решением от 5 августа 2002 года Надымский городской суд в апелляционном порядке изменил определение от 28 мая 2002 года, указав следующее:

« ... реалъных мер по принудительному исполнению судебных приказов судебным приставом-исполнителем до 5 декабря 2001 года не предпринималось (...), своевременно должных мер по розыску имущества должника судебные приставы-исполнители не предпринимали (...), постановления о принудительном приводе Л., руководителя Общества, недостоверны [поскольку они датированы более поздним числом, чем дата их представления в суд] (...), инкассовые поручения о взысканин со счета предприятия должника денежных средств судебным приставом-исполнителем необоснованно отзывались».

17. 21 октября 2002 года, судебный пристав-исполнитель вновь прекратил исполнительное производство со ссылкой на отсутствие имущества должника, на которое можно обратить взыскание.

18. Решением от 27 марта 2003 года мировой судья по жалобе заявителя отменил постановление о прекращении исполнительного производства от 21 октября 2002 года, обязав судебного пристава-исполнителя устранить допущенные нарушения и принять  все  меры  принудительного   исполнения  в соответствии с законом. В частности, в решении было отмечено следующее:

«...бесспорно установлено, что за предприятием-должником числится дебиторская задолженность, по взысканию которой, фактически, не принято мер. Суд не принял ссылки судебного пристава-исполнителя на то, что дебиторская задолженность была признана неликвидной. Кроме того, судебным приставом не представлены отчеты о неликвидности дебиторской задолженности. Неправомерно в такой ситуации и снятие ареста с имеющейся дебиторской задолженности, в связи с тем, что задолженность не может рассматриваться как ликвидное имущество и рыночной оценке не подлежит (...) Тем более, что после отзыва инкассовых поручений, предприятие-дебитор «КЛТ» [должник Общества], чья задолженность «якобы» не ликвидна, перечислил на расчетный счет Общества 465 000 рублей, «СГЭ» 7 февраля 2003 года также расплачивается по аренде транспортных средств, выступая при этом платежеспособной организацией. Вызывает недоумение и тот факт, что после окончания исполнителъного производства (...) на депозитном счете судебных приставов имелись денежные средства, взысканные с Общества..»

19. Заявитель предъявила иск к Министерству юстиции, требуя, чтобы оно взяло на себя обязательство по выплате оставшейся части задолженности в размере 90 364 рубля.

20. 12 января 2004 года Салехардский городской суд иск заявителя отклонил:

«... действительно действия судебного пристава-исполнителя признавались незаконными судами. Однако действия судебных приставов не привели к реальному ограничению имущественных прав заявительницы и не нарушают ее права на взыскание долга по заработной плате».

21. 15 марта 2004 года суд Ямало-Ненецкого автономного округа в кассационном порядке отменил решение от 12 января 2004 года и направил дело  на новое рассмотрение.

22. 28 апреля 2004 года Салехардский городской суд вновь отклонил иск заявителя к Министерству юстиции:

« ...утверждения заявителя о том, что задолженность по заработной плате не погашена в результате бездействия судебных приставов, являются необоснованными, поскольку установлено, что судебные приставы-исполнители предприняли все необходимые меры по исполнению судебного акта, о чем свидетельствует частичная выплата задолженности. Не установлено прямой причинно-следственной связи между поведением судебных приставов-исполнителей г. Надым и последствиями, возникшими в связи с неисполнением судебного приказа. Действия судебных приставов-исполнителей по прекращению исполнительного производства соответствовали закону ...».

23. 8 июля 2004 года суд Ямало-Ненецкого автономного окрута кассационным определением оставил решение от 28 апреля 2004 года без изменения.

24. 13 июля 2006 года арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа завершил процедуру банкротства Общества, которая началась в неустановленный день, и постановил исключить Общество из Единого государственного реестра юридических лиц. Таким образом, все долги Общества признаны погашенными.

II. ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ПРАВО

25. В соответотвии со статьей  4  Федерального закона  «Об  исполнительном производстве» (№ 119-ФЗ от 21 июля 1997 года), требования судебного пристава-исполнителя по исполнению судебных актов (...) обязательны для всех органов, организаций, должностных лиц и граждан (...).

26. Статья 13 Федерального закона предусматривает, что исполнительные действия должны быть совершены и требования, содержащиеся в исполнительном документе, исполнены судебным приставом-исполнителем   в двухмесячный срок со дня поступления к нему исполнительного документа.

27. Статьи 44 и 45 Федерального закона гласят, что неисполнение в добровольном порядке [исполнительного документа] и в установленный срок является основанием для принятия мер принудительного исполнения, к которым относятся, среди прочих, наложение ареста на имущество должника, на его доходы, а также на его денежные средства и иное имущество, находящиеся во владении третьих лиц.

28. Статья 87 Федерального закона  предусматривает, что за невыполнение гражданами и должностными лицами законных требований судебного пристава-исполнителя, последний вправе подвергнуть этих лиц штрафу, либо приводу, при отказе явиться в добровольном порядке [по вызову судебного пристава-исполнителя в рамках исполнения им своих обязанностей], либо потребовать возбуждения уголовного дела.

ПРАВО

I. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ ПУНКТА 1 СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ

29. Ссылаясь на статью 6, заявитель жалуется, что судебный приказ от 1 ноября 2001 года был исполнен лишь частично. В этом отношении она ставит под сомнение действия органов власти, участвовавших в исполнительном производстве. Статья 6 в соответствующей части гласит:

«Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях (...) имеет право на справедливое (...) разбирательство дела (...) судом »

А. Приемлемость жалобы

30. Суд считает, что по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции жалоба не является явно  необоснованной. Суд также отмечает, что он не обнаружил  каких-либо оснований неприемлемости жалобы и объявляет ее приемлемой.

В. Существо жалобы

 

31. Власти утверждали, что исполнительные органы предприняли все меры в соответствии с законодательством для исполнения судебного приказа от 1 ноября 2001 года в разумный срок: судебные приставы-исполнители обязали Общество исполнить судебный приказ и предприняли меры по розыску его имущества, они направили запросы в банки и компетентные органы о предоставлении информации о финансовом состоянии Общества, к расчетному счету Общества были выставлены инкассовые поручения, так же его руководитель был привлечен к административной ответственности и предупрежден об уголовной ответственности за неисполнение судебного приказа.

Задержки исполнения вызваны реализацией сторонами их процессуальных прав и необходимостью проведения процедур, предусмотренных российским законодательством в целях обеспечения исполнения судебных решений.

Наконец, Власти ссылались на сложность исполнительного производства, подчеркивая трудности, связанные с банкротством Общества и исключением его из Единого государственного реестра юридических лиц.

32. Заявительница утверждает, что существует прямая причинно-следственная связь между действиями судебных приставов-исполнителей г.    Надым и последствиями, выразившимися в неисполнении судебного приказа от 1 ноября 2001 года. Она настаивает, что у Общества имелись активы, на которые мог быть наложен арест (запасы, в том числе сырье, материалы и другие аналогичные ценности), и дебиторские задолженности ее контрагентов, однако, судебные приставы бездействовали. Она отмечает, что они не наложили арест в надлежащее время ни на банковский счет Общества, ни на его имущество, ни на дебиторские задолженности. Заявитель указывает, в частности, на семь месяцев бездействия судебных приставов-исполнителей в период с ноября 2001 года по май 2002 года, в течение которого ничто не препятствовало исполнительному производству.

33. Суд повторяет, что в случаях, когда судебный акт вынесен в отношении ответчика, являющегося частным лицом, позитивное обязательство  государства состоит в обеспечении необходимого объема средств правовой защиты, позволяющих гражданам получить от уклоняющихся должников присужденные судами денежные средства (см. дело «Дашар против Франции»№ 42338/98, от 6 июня 2000 года). Разумеется, речь идет не об обязательстве обеспечить результат, а только о средствах. Органы власти   должны принять меры, которые им представляются разумно доступными, чтобы помочь взыскателям. В этом случае государство не будет нести ответственность за неуплату задолженности должником, который является частным лицом, если только не будет установлено, что названные меры не были адекватными и достаточными (см. по этому вопросу дело «Шестаков против России» (реш.), №48757/99, 18 июня 2002 года; «Руиану против Румынии» № 34647/97, § 66,17 июня 2003 года; «Кесян против России», № 36496/02, 19 октября 2006 года; и «Анохин против России» (реш.), № 25867/02, 31 мая 2007г.).

34. Суд напоминает, что установленное национальными судами какое-либо нарушение, совершенное органами, участвующими в исполнительном производстве, не является достаточным основанием для признания факта нарушения Конвенции. Для признания факта нарушения Конвенции действия или бездействие, вмененные государству, должны оказать существенное негативное влияние на исполнителытое производство в целом (см. дело  «Кривоногова против России» (реш.), № 74694/01, 1 апреля 2004 года).

35. Применительно к правовой системой Российской Федерации, изложенные выше принципы касаются, прежде всего, судебных приставов-исполнителей, которые должны проявлять особое усердие при осуществлении своих обязанностей, чтобы постановления в отношении должников, являющихся частными лицами, также исполнялись в полном объеме.

36. Возвращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Суд отмечает, что они практически идентичны тем, которые были исследованы в другом деле о неуплате тем же Обществом задолженности по заработной плате другому бывшему сотруднику (см. «Кунашко против России» № 36337/03, 17 декабря 2009 года). В вышеуказанном деле Суд пришел к следующим выводам:

« ... Суд отмечает, прежде всего, что национальные суды четыре раза (дважды в первой инстаиции и дважды во второй инстанции) оценивали действия судебных приставов-исполнителей. Все суды, которые последовательно рассматривали дело, пришли к заключению, что в ходе исполнения судебного приказа от 13 июня 2001 года судебные приставы-исполнители неоднократно действовали противоречащим закону образом…».

42.  В свете этих выводов Суду необходимо, прежде всего, оценить две основных составляющих действий судебных приставов-исполнителей, а именно: меры, принятые в отношении движимого имущества Общества и меры, принятые в отношении «дебиторской задолженности» Общества.

43. Что касается розыска имущества Общества, то Суд отмечает, что согласно балансу, составленному 1 июля 2001 года, Общество обладало различными активами (запасы товаров, сырье, материалы), стоимостъ которых составляла 1 344 000 рублей. Власти не объяснили, почему данное имущество не могло быть арестовано в 2001 году, а также не дали разъяснений о судьбе этих активов в 2002-2003 годах. Суд отмечает, что национальные суды несколько раз признавали, что розыск имущества не   был должным образом осуществлен судебным приставом-исполнителем. Наряду с этим материалы дела не содержат подтверждения того, что необходимые действия в отношении розыска имущества были предприняты впоследствии.

44. Что же касается «дебиторской задолженности», Суд также отмечает, что баланс Общества, действительный на 1 июля 2001 года, указывает, что восемь организаций имели долги перед Обществом в общей сложности на сумму 11 369 490 рублей, приблизительно в 100 раз превосходящую сумму долгового обязательства перед заявительницей. [...] Суд соглашается с выводами мирового судьи [...], который исключил как недоказанный довод о неликвидности дебиторской задолженности. Кроме того, Суд поддержал выводы мирового судьи о том, что снятие ареста с «дебиторской задолженности» 3 июня 2002 года не было правомерным. Суд поставовил, что последующие денежные перечисления от компаний «КТП» и «ЦГЕ» (в июле 2002 года и феврале 2003 года, соответственно), чьи долги считались судебным приставом-исполнителем неликвидными, подтверждают вывод о ликвидности, по меньшей мере, части этого долга... [...]

45. Суд считает, что в данном случае бездействие судебных приставов-ислолнителей являются серьезными и способными подорвать адекватность исполнительного производства в целом. Суд не убедили доводы Властей о том, что судебный пристав-исполнитель исполнял обязанности по исправлению допущенных нарушений, неоднократно констатированные судами: в материалах дела отсутствуют обоснованные доказательства, подтверждающие данное утверждение.

46. Суд считает, что тот факт, что заявительница не сумела выиграть дело о возмещении убытков в национальных судах [...], не должен предрешать вывод о соответствии поведения Властей позитивным обязательствам,   возложенными на них в соответствии со статьей 6 Конвенции [...]

48. Этих аргументов достаточно для того, чтобы Суд пришел к заключению о том, что содействие, оказанное заявительнице в данном деле Властями, представленными, в основном, судебными приставами-исполнителями, не было адекватным и достаточным».

37. Суд далее отметил, что в данном случае речь идет о том же Обществе и о действиях тех же судебных приставов-исполнителей, что и в упомянутом выше деле Кунашко. В пользу обоих заявителей были вынесенны судебные акты, обязывающие Общество выплатить им полную зарплату (114417 рублей 06 копеек в деле Кунашко), и затем, ввиду отсутствия ощутимого прогресса в исполнительном производстве, они оба обратились в национальные суды с жалобами на действия судебных приставов-исполнителей и вместе участвовали в судебных разбирательствах (см. выше, пункты 13 и 17, и дело Кунашко, см. выше, §§ 15 и 19). В обоих случаях национальные суды неоднократно признавали действия судебных приставов-исполнителей незаконными (см. выше пункты 13 и 17).

38. Принимая во внимание эти факты, Суд не видит причин отходить от выводов, к которым он пришел в упомянутом выше деле Кунашко. Таким  образом, Суд заключает, что содействие, оказываемое заявителю Властями, представленными, в первую очередь, судебными приставами-исполнителями,  не было адекватным  и достаточным.

39. Следователвно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.

II. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 1 ПРОТОКОЛА № 1

40. Заявитель утверждала, что невозможность добиться исполнения судебного приказа от 1 ноября 2001 года повлекла нарушение статьи 1 Протокола № 1.

41. Суд напоминает, что он часто устанавливает нарушения статьи 1 Протокола № 1 в тех случаях, когда Власти не исполняют решения национальных судов по искам к государству и его субъектам (см. среди многих других дело «Бурдов против России» № 59498/00, ЕСПЧ 2002-ІП).     Однако неисполнение постановлений, вьшесенных против ответчиков,  являющихся  частными  лицами, имеет существенные отличия от дел, где   постановление вынесены против государственных органов (см. выше пункт 33). В первом случае государство связана лишь обязательством предоставить необходимые средства для исполнения, а не обязательством обеспечения   положительного результата, которое может быть недооценено только потому, что действительная передача денежных сумм или вещей, присужденных заявителю, не состоялось. Суд не исключает, что нарушение государством своих позитивных обязательств в этой области в итоге может поднять вопрос о применении статьи 1 Протокола № 1 (см. дело «Кесян», упомянутое выше). Тем не менее, учитывая выводы, изложенные выше в пунктах 36-38, и принимая во внимание, в частности, тот факт, что в данном деле он уже исследовал вопрос о соблюдении позитивного обязательства  государства. Суд считает, что жалоба, поданная на основании статьи 1  Протокола № 1, является приемлемой, но нет необходимости выносить   постановление по существу (см. дело «Кунашко», упомянутое выше, § 51, «Василь против Румынии» №40162/02, §§ 65-66, 29 апреля 2008 года, и «Елена Негулеску против Румынии» № 25111/02, § 51, 1 июля 2008 года).

III. ОТНОСИТЕЛЬНО ДРУГИХ ПРЕДПОЛАГАЕМЫХ НАРУШЕНИЙ

42.  Заявительница жалуется на нарушение статьи 4 Конвенции в связи с тем, что она привлекалась к принудительному труду.

43. Учитывая все имеющиеся в его распоряжении факты в той мере, в какой он обладает юрисдикцией для рассмотрения данных жалоб, Суд не находит никакого нарушения прав и свобод, гарантированных статьей Конвенции,   на которую ссылается заявительница. Из этого следует, что данная часть жалобы является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

IV. ОТНОСИТЕЛЬНО ПРИМЕНЕНИЯ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

44. В соответствии со статьей 41 Конвенции:

«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне.»

А. Ущерб

45. Заявитель требовала 525 425 рублей 2 копейки в качестве компенсации понесенного ею материального ущерба. Из которых: сумма первоначальной задолженности (90364 рубля), потери в связи с инфляцией (201511 рублей 72 копейки), компенсация за незаконное пользование чужими денежными средствами (110839 рублей 91  копейка), упущенная выгода (122709 рублей 57 копеек). В качестве компенсации морального вреда заявитель требовала сумму 20 000 евро.

46. Власти не представили комментариев относительно справедливой компенсации.

47. Следуя тому же подходу, который применялся в упомянутом выше деле Кунашко, и принимая во внимание период времени, прошедший с момента вьшесения в пользу заявителя судебного приказа, Суд приходит к выводу, что необходимо удовлетворить требование заявительницы, за исключением пункта по компенсации за полъзование чужими денежными средствами. В качестве компенсации материального ущерба Суд присуждает заявительнице 10 200 евро.

48. Суд также считает, что заявительница испытывала моральные страдания из-за неадекватной помощи со стороны компетентных органов. Суд присудил ей 2 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

В. Судебные расходы и издержки

49. Заявительница не высказала никаких требований о возмещении других расходов и издержек. Следователвно, Суд по этому пункту ничего не присуждает.

С. Процентная ставка при просрочке платежей

50. Процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО

1. Признал жалобу приемлемой в части, касающейся нарушений пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции, и неприемлемой в остальной части;

2. Постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;

3. Постановил, что нет необходимости отдельного рассмотрения жалобы с точки зрения положений статьи 1 Протокола № 1 Конвенции;

4. Постановил

а) что Государство-ответчик обязано в течение трех месяцев выплатить заявителю 10 200 евро (десять тысяч двести евро) в качестве компенсации материального ущерба и 2 000 евро (две тысячи евро) в качестве компенсации морального вреда, которые должны быть переведены в российские рубли по курсу, действующему на дату выплаты, а также выплатить любую сумму налога, которая может быть взыскана;

б) что с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента фактической выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, равные предельной годовой процентной ставке по займам Европейского центрального банка, действующей на данный период, плюс три процента;

5. Отклонил требование о справедливой компенсации в остальной части.

Составлено на французском языке, уведомление направлено в письменном виде 19 июля 2011 года в соответствии с пунктами 2 и 3 Статьи 77 Регламента Суда.

Андре Вампач                                .    .                                             Георг Николау

Заместитель Секретаря секции                                                         Председатель


опубликовано 03.09.2014 11:32 (МСК), изменено 03.09.2014 11:47 (МСК)

 

Сайт Президента Рф
Сайт Конституционного Суда РФ
Сайт Верховного Суда РФ
Официальный интернет-портал правовой информации




Сведения о размере и порядке уплаты государственной пошлины
Сервис для подачи жалоб и заявлений в электронном виде


Часы работы суда:
понедельник-четверг: 8.30-17.15
пятница: 8.30-17.00
суббота, воскресенье: выходной
перерыв: 13.00-13.45
 

Главный корпус
355002, г. Ставрополь,
ул. Лермонтова, 183
Тел.: (8652) 23-29-00
Факс: (8652) 23-29-32
e-mail: krai@stavsud.ru

Помещения
Ставропольского краевого суда
в здании "Дворец правосудия"
355035, г.Ставрополь,
ул. Дзержинского, 235
Тел./факс: (8652) 35-36-41

Апелляционная коллегия
по гражданским делам
Ставропольского краевого суда
355004, г. Ставрополь,
ул. Осипенко, 10а
Тел./факс: (8652) 23-50-58

Здание
Ставропольского краевого суда
в г. Пятигорске
357500, Ставропольский край
г. Пятигорск,
ул. Лермонтова, 9
Тел./факс: (8793) 33-94-73