Arms
 
развернуть
 
355002, г. Ставрополь, ул. Лермонтова, д. 183
Тел.: (8652) 23-29-00, 23-29-32 (ф.)
kraevoy.stv@sudrf.ru krai@stavsud.ru
355002, г. Ставрополь, ул. Лермонтова, д. 183Тел.: (8652) 23-29-00, 23-29-32 (ф.)kraevoy.stv@sudrf.ru krai@stavsud.ru

 

Сайт Президента Рф
Сайт Конституционного Суда РФ
Сайт Верховного Суда РФ
Официальный интернет-портал правовой информации




Сведения о размере и порядке уплаты государственной пошлины
Сервис для подачи жалоб и заявлений в электронном виде


Часы работы суда:
понедельник-четверг: 8.30-17.15
пятница: 8.30-17.00
суббота, воскресенье: выходной
перерыв: 13.00-13.45
 

Главный корпус
355002, г. Ставрополь,
ул. Лермонтова, 183
Тел.: (8652) 23-29-00
Факс: (8652) 23-29-32
e-mail: krai@stavsud.ru

Помещения
Ставропольского краевого суда
в здании "Дворец правосудия"
355035, г.Ставрополь,
ул. Дзержинского, 235
Тел./факс: (8652) 35-36-41

Апелляционная коллегия
по гражданским делам
Ставропольского краевого суда
355004, г. Ставрополь,
ул. Осипенко, 10а
Тел./факс: (8652) 23-50-58

Здание
Ставропольского краевого суда
в г. Пятигорске
357500, Ставропольский край
г. Пятигорск,
ул. Лермонтова, 9
Тел./факс: (8793) 33-94-73


ДОКУМЕНТЫ СУДА
Золотарёва и др. Против России

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

 ДЕЛО «ЗОЛОТАРЕВА И ДРУГИЕ ПРОТИВ РОССИИ»

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 СТРАСБУРГ 12 апреля 2011 года

 Данное постановление вступает в силу в порядке, установленном пунктом 2 статьи 44 Конвенции. Может подвергнуться редакционной правке.

В деле «Золотарева и другие против России»

Европейский суд по правам человека (Первая секция), заседая палатой, в состав которой вошли: Нина Вайич, Председатель, Анатолий Ковлер, Элизабет Штейнер, Ханлар Хаджиев, Георг Николау, Мирьяна Назарова Трайковска, Юлия Лаффранк, судьи, и Сорен Нильсен, Секретарь секции,

рассмотрев жалобу в закрытом заседании 22 марта 2011 года, вынес следующее постановление, утвержденное в тот же день:

 ПРОИЗВОДСТВО

1. Дело инициировано 40 жалобами, поданными в Европейский суд по правам человека в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - «Конвенция») против Российской Федерации 47 гражданами этого государства, Т.А. Золотаревой и другими (далее - «заявители», сведения о которых приведены в Приложении № 1 к настоящему постановлению).

4 июня 2008 года Секретарь был проинформирован о том, что 29 марта 2008 года заявитель А.А. Рекунов умер и о желании его вдовы Т.И. Бреус и падчерицы А.Ю. Усаниной продолжить производство от имени и вместо заявителя.

19 марта 2009 года Секретарь был проинформирован о том, что 12 февраля 2009 года заявитель П.В. Скрипченков умер и о желании его вдовы З.Ф. Скрипченковой продолжить производство от имени и вместо заявителя.

25 марта 2010 года Секретарь был проинформирован о том, что 23 октября 2009 года заявительница Л.Н. Терентьева умерла и о желании ее дочери Н.В. Цареградской продолжить производство от имени и вместо заявительницы.

Интересы заявителя Мамчинского представлял адвокат Смольским, практикующий в г. Владивостоке. Заявительницы Арсенина и Короткова представлены адвокатом Маниной, практикующей в г. Костроме. Заявители Шпак и В. Журавлев представлены адвокатом Ершовым, практикующим в г. Екатеринбурге. Заявитель Адеев представлен адвокатом Дзилиховым, практикующим в г. Владикавказе. Заявительница Ульнырова представлена юристом Курыдкашиным, практикующим в г. Сыктывкаре.

Власти Российской Федерации (далее - «Власти») были последовательно представлены В. Милинчук, ранее являвшейся Уполномоченным Российской Федерации при Европейском суде по правам человека, и Г. Матюшкиным, Уполномоченным Российской Федерации при Европейском суде по правам человека.

В разные даты в период с 2007 по 2009 год Председатель Первой секции принял решение коммуницировать жалобы Властям. Согласно пункту 3 статьи 29 Конвенции, было также принято решение одновременно рассмотреть жалобы по вопросу приемлемости и по существу.

 ФАКТЫ

 I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

Заявители проживают в разных регионах России. Их годы рождения перечислены в Приложении № 1.

Полагая, что они имеют право на жилье, заявители инициировали разбирательства в суде и выиграли дела. Национальные суды (см. колонку «Суд» в Приложении № 1) обязали власти предоставить заявителям жилье в соответствии с национальными стандартами жилищных условий. Решения вступили в законную силу. Даты вынесения судебных решений и вступления их в законную силу приведены в Приложении № 1.

В случае каждого заявителя исполнение решений суда произошло с определенной задержкой.

Некоторые заявители в конечном итоге получили жилье по договору социального найма (см. колонку «Договор социального найма» в Приложении № 1).

В случае некоторых заявителей национальные суды изменили решения до их исполнения, обязав компетентные органы власти либо выплатить заявителям денежные суммы вместо предоставления жилья, либо выдать жилищный сертификат («Государственный жилищный сертификат») для приобретения жилья (там же, в разделе «Иные аналогичные способы исполнения»).

Другие заявители добровольно согласились получить государственный жилищный сертификат взамен жилья (там же), причем вынесенные в их пользу судебные решения не были официально изменены.

Заявители Золотарева и Мамчинский признали, что процедура исполнения вынесенных в их пользу судебных решений была завершена в связи с заключением мирового соглашения с компетентными органами власти на национальном уровне.

В отношении некоторых заявителей исполнительное производство по-прежнему остается незавершенным (там же).

В ходе исполнительного производства заявительницам Василевской и Корзухиной властями было предложено жилье 10 апреля 2009 года и 21 января 2008 года, соответственно. По всей видимости, заявительницы отклонил эти предложения.

Вступившим в законную силу определением от 23 июля 2008 года Мурманский областной суд отклонил кассационную жалобу Корзухиной о несоответствии национальному законодательству варианта жилого помещения, который был ей предложен 21 января 2008 года.

 П. ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ПРАВО

Федеральная целевая программа «Жилище» (далее -«программа «Жилище»), утвержденная постановлением Правительства Российской Федерации 17 сентября 2001 года, а также ряд подпрограмм, предусматривали мероприятия по обеспечению жильем отдельных категорий граждан в период с 2002 по 2010 год за счет средств федерального бюджета. Данная мера реализовывалась путем выпуска сертификатов на приобретение жилья («жилищный сертификат»). Согласно документу, участие в программе происходит на добровольной основе.

В соответствии с введенным в действие Федеральным законом «О компенсации за нарушение нрава на судопроизводство в разумный срок или на права исполнение судебного акта в разумный срок» (№ 68-ФЗ от 30 апреля 2010 года, вступил в силу 4 мая 2010 года), истец может требовать компенсации за вред, причиненный ему в случае задержки исполнения судебного постановления, предусматривающего обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации. Другой Федеральный закон от 30 апреля 2010 года (№ 69-ФЗ) внес соответствующие изменения в законодательство Российской Федерации для реализации нового средства правовой защиты (подробнее см. дело «Наговицын и

Нальгиев против России» (dec), жалобы №№ 27451/09 и 60650/09, § 15-20, 23 сентября 2010 года).

 ПРАВО

 I. ОТНОСИТЕЛЬНО ОБЪЕДИНЕНИЯ ЖАЛОБ

Учитывая сходство дел в отношении фактов и основного поднятого в них вопроса, Суд считает необходимым объединить их в одно производство и рассмотреть совместно.

 П. ОТНОСИТЕЛЬНО ПРЕДПОЛАГАЕМОГО НАРУШЕНИЯ СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ И СТАТЬИ 1 ПРОТОКОЛА № 1 В СВЯЗИ С ЗАДЕРЖКОЙ ИСПОЛНЕНИЯ СУДЕБНЫХ ПОСТАНОВЛЕНИЙ

Заявители жаловались, что, несмотря на вынесение судебных решений, имеющих обязательную силу, они не могли своевременно получить жилье. Они ссылались на статью 6 Конвенции и статью 1 Протокола № 1, соответствующие положения которых гласят:

 Пункт 1 статьи 6

« Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях (...) имеет право на справедливое (...) разбирательство дела (...) судом »

 Статья 1 Протокола № 1

« Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права... »

 А. Относительно приемлемости

 1. Относительно процессуального правопреемства

Суд принял к сведению факт смерти заявителей Рекунова, Скрипченкова и Терентьевой, произошедших 29 марта 2008 года, 12 февраля 2009 года и 23 октября 2009 года, соответственно. Суд также отмечает желание З.Ф. Скрипченковой, Т.И. Бреус и А.Ю. Усаниной, а также Н.

В. Цареградской продолжать добиваться удовлетворения требований заявителей в качестве правопреемников.

В соответствии со своей практикой Суд признал, что вышеупомянутые наследники могут быть признаны правопреемниками ныне покойных заявителей (см. «Луайен и другие против Франции», жалоба № 55926/00, § 25, 29 апреля 2003 года).

Из соображений практичности в данном постановлении Скрипченков, Рекунов и Терентьева будут продолжать именоваться «заявителями», хотя теперь в этом качестве выступают их правопреемники (см. дело «Броссе-Трибуле и другие против Франции» [GC], жалоба № 34078/02, § 58, 29 марта 2010 года).

2. Относительно исчерпания внутренних средств правовой защиты

Власти утверждают, что, не обратившись с заявлениями о присуждении компенсации, заявители не полностью исчерпали внутренние средства правовой защиты. В этой связи Власти, в частности, привели несколько примеров из национальной практики, где истцы смогли получить разумную компенсацию вреда, предположительно причиненного задержкой исполнения судебных решений по гражданским делам. Власти также утверждают, что заявители должны были обратиться к статье 208 и главе 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а также к статье 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, чтобы на национальном уровне требовать компенсацию предположительно причиненного вреда.

Заявители утверждают, что они исчерпали внутренние средства правовой защиты.

Суд напоминает, что ранее он пришел к выводу о том, что в России не существует эффективного внутригосударственного средства правовой защиты, превентивного или компенсационного, которое могло бы обеспечить достаточную и адекватную компенсацию за нарушение Конвенции в связи с длительным неисполнением судебных решений, вынесенных против Государства или его органов (см. дело «Бурдов против России (№ 2)», жалоба № 33509/04, § 117, CEDH 2009 -...).

Он не видит никаких оснований для отступления от этого вывода в данном деле, поскольку доводы Властей, в основном, те же.

Кроме того, Суд считает, что существование отдельных примеров, касающихся компенсации вреда, не может само по себе изменить заключение Суда, принятое по жалобе Бурдов № 2, упомянутой выше, или продемонстрировать, что упомянутые средства правовой защиты в соответствующее время обеспечивали разумные шансы на успех в соответствии с требованиями Конвенции (см. дело «Кравченко и другие (предоставление жилья военнослужащим) против России», №№ 11609/05 12516/05, 17393/05, 20214/05, 25724/05, 32953/05, 1953/06, 10908/06, 16101/06, 26696/06, 40417/06, 44437/06, 44977/06, 46544/06, 50835/06, 22635/07, 36662/07, 36951/07, 38501/07, 54307/07, 22723/08, 36406/08 и 55990/08, § 20, 16 сентября 2010 года).

26. Таким образом, Суд отклоняет довод о неисчерпании внутренних средств правовой защиты, приведенный Властями.

3. Относительно статуса жертвы Татьяны Суворовой и Натальи Суворовой

Суд отметил, что разбирательство в национальных судах о предоставлении жилья было инициировано Сергеем Суворовым от своего имени, и что Октябрьский районный суд г. Омска вынес решение от 23 мая 1999 года в пользу только Сергея Суворова. Решение не затрагивает каких-либо гражданских прав и обязанностей Т. Суворовой и Н. Суворовой.

Соответственно, Суд считает, что жалобы Т. Суворовой и Н. Суворовой несовместимы ratione personae с положениями Конвенции и Протоколов к ней в соответствии с пунктом 3 статьи 35 и должны быть отклонены в соответствии с пунктом 4 статьи 35 Конвенции (см. «Тетерины против России», жалоба № 11931/03, § 27-30, 30 июня 2005 года). Из соображений практичности в настоящем постановлении термин «заявители» будет продолжать использоваться по отношению ко всем лицам, которые представили настоящие жалобы, за исключением Т. Суворовой и Н. Суворовой.

 4. Относительно других условий приемлемости

Суд считает, что эти жалобы не являются явно необоснованными по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что не обнаружил иных оснований неприемлемости. Таким образом, он заключил, что жалобы следует признать приемлемыми.

 Б. По существу жалобы

Власти считают, что права заявителей не были нарушены. Они утверждают, что властями были предприняты необходимые усилия, в некоторых случаях задержки исполнения объяснялись необходимостью соблюдения процедуры, установленной в отношении предоставления жилья в порядке очереди, а в других случаях имела место нехватка жилищного фонда. Власти также утверждают, что некоторые заявители препятствовали исполнению судебных решений, необоснованно отказываясь от предложенных вариантов жилья или жилищных сертификатов. Признавая, что участие в федеральной программе «Жилище» и ее подпрограммах проходит на добровольной основе, Власти утверждают, что отказ некоторых заявителей от получения жилищных сертификатов должен быть признан необоснованным препятствованием возможному исполнению вынесенных в их пользу судебных решений.

Заявители настаивали на своих жалобах. Они считают, что за задержки исполнения решений несут ответственность компетентные государственные органы.

Некоторые заявители также считают, что они не обязаны соглашаться на принятие жилищного сертификата или любого другого варианта замены непосредственно жилья.

Заявитель Шевелев не согласен с изменением судом (см. Приложение № 1, столбец «Постановление») порядка и способа исполнения решения. Он считает, что такое изменение противоречит национальному законодательству.

Заявитель Лаптев утверждает, что, хотя он принял жилье, решение не было полностью исполнено, поскольку площадь предоставленной квартиры меньше, чем установлено действующими жилищными нормами.

Суд напоминает, что неспособность кредитора добиться исполнения вынесенного в его пользу судебного решения в полном объеме и в разумные сроки является нарушением его права на справедливое судебное разбирательство, закрепленное пунктом 1 статьи 6 Конвенции, а также права на свободное пользование своим имуществом в соответствии со статьей 1 Протокола № 1 (дело «Бурдов против России», № 59498/00, § 34, CEDH 2002-Ш ;«Тетерины против России», № 11931/03, 30 июня 2005 года; «Коцарь против России», № 25971/03, 29 января 2009 года).

Для оценки соответствия требованиям разумного срока исполнения судебных решений Суд принимает во внимание сложность процедуры, поведение сторон и предмет решения, исполнение которого требуется (см. дело «Райлян против России», №22000/03, §31,15 февраля 2007 года).

Возвращаясь к обстоятельствам данных дел, Суд отмечает, что, в соответствии с механизмом исполнения судебных решений ответчик должен был сделать доступным для заявителей жилье, соответствующее внутригосударственным жилищным нормам.

В этой связи Суд напоминает, что под «датой предоставления жилья» следует понимать дату заключения договоров социального найма (см. дело «Кравченко и другие (предоставление жилья военнослужащим)», упомянутое выше, § 30). Он также считает, что в тех случаях, когда порядок и способ исполнения был изменен (см. выше пункт 9), дата исполнения определяется, соответственно, со дня выплаты причитающихся денежных средств или даты предоставления жилья; в тех случаях, когда заявители добровольно приняли жилищные сертификаты (см. выше пункт 10), дату выдачи сертификата следует рассматривать как дату исполнения; в случаях, когда исполнительное производство было завершено мировым соглашением (см. выше пункт 11), датой исполнения следует считать дату его заключения.

В соответствии с этими принципами, а также принимая во внимание те случаи, в которых исполнительное производство еще не завершено, Суд отмечает, что в случае Журавлева С., Лобзова, Лаптева (см. ниже пункт 38), Носовой, Мамчинского, Журавлева В., Шпака, Рекунова и Смирнова исполнение длилось более двух лет; в случае Скрипченкова, Ковалевой, Битюкова, Новосада и Терентьевой: более трех лет; в случае Арсениной, Бабич, Жмурина, Коротковой, Березиной и Шмаковой: более четырех лет; и, наконец, в случае Золотаревой, Чеботарева, Кондратьева, Валешного, Алифанова, Гомзякова, Суворова Сергея, Адеева, Литвиненко, Ульныровой, Шевелева, Кокоева, Аркьова, Лымарева, Никитина, Подборного, Савчук, Демчук, Пермякова, Панфилова, Федорова, Носачевой и Забоева: более пяти лет.

Что касается предложения жилья заявительнице Василевской 10 апреля 2009 года, Суд полагает, что необходимость рассмотрения вопроса о его соответствии судебному решению и национальному законодательству отсутствует. Даже если исследование этого предложения могло быть расценено в пользу Властей, очевидным является то, что оно было сделано с задержкой более чем на пять лет (см. в этой связи постановление по делу «Коцарь», § 28).

Что касается варианта жилья, предложенного заявительнице Корзухиной 21 января 2008 года, которое впоследствии было ею отвергнуто, Суд отмечает, что это предложение является предметом судебных разбирательств, и что вступившее в силу решение районного суда г. Мурманска от 23 июля 2008 года подтвердило соответствие данного предложения внутреннему законодательству. При данных обстоятельствах Суд считает, что государство ответственно за период неисполнения вынесенного в пользу Корзухиной судебного решения до 21 января 2008 года.

Суд отмечает, однако, что даже если принимать во внимание период только до 21 января 2008 года, продолжительность исполнения решения в случае Корзухиной превышает пять лет.

В отношении жалобы Лаптева суд принимает во внимание его заявление о том, что он получил квартиру, не соответствующую решению суда. Суд отмечает, однако, что Лаптев не оспаривал в российских судах предполагаемое несоответствие. Тем не менее, у национальных судов больше возможностей для оценки правильности или неправильности своих собственных решений, особенно когда речь идет о решениях, которые содержат ссылки на соответствующее действующее законодательство. Подача заинтересованными лицами исков в национальные суды является лучшим способом установить характеристики квартир, на которые имеют право заявители (см. дело «Коцарь», упомянутое выше, §§ 26-27). Суд по общему правилу не признает такое несоответствие в отсутствие решения национального суда, за исключение тех случаев, когда имеет место вопиющая и неоспоримая ошибка. Таким образом, Суд считает, что по жалобе Лаптева на государство не может быть возложена ответственность за период неисполнения судебного решения после даты заключения договора социального найма.

Суд подтвердил, что государственный орган не может ссылаться на отсутствие жилья в качестве оправдания неисполнения обязательств по судебному решению (см. дело «Бурдов против России» (№ 2), № 33509/04, § 70, CEDH 2009 -...).

Суд считает, что нельзя критиковать заявителей, ожидавших предоставления жилья на основании судебных решений, за то, что они отказывались принять альтернативные способы исполнения, такие как, например, участие в программе «Жилище» с предоставлением жилищного сертификата или субсидированного жилья.

Во-первых, Суд отметил, что участие в программе «Жилище» осуществляется на добровольной основе, что не оспаривается Властями.

Во-вторых, в отсутствие решения национального суда, которое признало бы предоставление жилищного сертификата в качестве подходящего способа исполнения, равнозначного предоставлению жилой площади, Суд считает, что участие в программе «Жилище» не может рассматриваться как единственно возможный способ исполнения (см., с соответствующими изменениями, дело «Бутенко и другие против России», №№ 2109/07, 2112/07, 2113/07 и 2116/07, § 26, 20 мая 2010 года).

Однако в тех случаях, когда национальные суды соответствующим образом уточнили или изменили решения, предоставление жилищного сертификата, безусловно, следует рассматривать в качестве соответствующего способа исполнения (по жалобе Шевелева), Суд не принимает аргументы заявителя, настаивающего на обеспечении непосредственно жильем, как было первоначально определено, потому что национальны суды находятся в лучшем положении, чтобы интерпретировать свои собственные решения.

В свете всех имеющихся в его распоряжении фактов, Суд считает, что аргументы, приведенные властями для объяснения задержки исполнения судебных решений, не являются убедительными, и что никаких необоснованных препятствий для исполнения судебных решений со стороны заявителей не имело места. Подтвердив, что его прецедентная практика более терпима к задержкам в предоставлении жилья по сравнению с задержками выплат денежных сумм (см. дело «Железняковы против России» (dec), № 3180/03, 15 марта 2007 года), Суд, тем не менее, считает, что в этих случаях вынесенные в пользу заявителей судебные решения не были исполнены в разумные сроки.

Суду достаточно этих заключений, чтобы прийти к выводу о наличии нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола № 1 в отношении всех заявителей.

 III. ОТНОСИТЕЛЬНО ПРЕДПОЛАГАЕМОГО НАРУШЕНИЯ СТАТЬИ 13 КОНВЕНЦИИ

Некоторые заявители жаловались, по сути, на нарушение их права на эффективное средство правовой защиты в связи с задержкой исполнения судебных решений. Они ссылались на статью 13 Конвенции, которая гласит:

«Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве».

Суд принимает во внимание новое средство, введенное Федеральными законами № 68-ФЗ и № 69-ФЗ после вынесения пилотного постановления по упомянутому выше делу Бурдов (№ 2). Эти законы, которые вступили в силу 4 мая 2010 года, ввели новое средство, позволяющее заинтересованным лицам требовать в суде компенсации вреда, причиненного задержкой исполнения судебных решений (см. выше пункт 15).

Суд отмечает, что в данном случае замечания сторон по статье 13 были представлены до 4 мая 2010 года и не учитывают это развитие законодательства.

Суд напоминает, что в упомянутом выше пилотном постановлении он счел несправедливым требовать от заявителей, которые в течение ряда лет страдают от непрекращающихся нарушений их права на справедливое судебное разбирательство, повторно подавать жалобы во внутренние государственные органы, будь то по основаниям наличия нового средства правовой защиты или по иным основаниям (см. дело «Бурдов» (№ 2), упомянуто выше, § 144). Руководствуясь этим принципом, Суд решил продолжить рассмотрение этих жалоб по существу и пришел к выводу о нарушениях Конвенции (см. пункт 43 выше).

Однако эти установленные нарушения никоим образом не могут быть истолкованы как предвосхищающие вопрос об эффективности нового средства. Решение по последнему вопросу должно быть принято Судом в новых делах, когда это будет возможно, и в этой связи Европейский Суд не считает необходимым рассматривать вопрос на данном этапе, особенно в связи с тем, что выводы сторон были основаны на ситуации, имевшей место до введения нового средства правовой защиты (см. дело «Кравченко и другие (предоставление жилья военнослужащим), упомянутое выше, § 44).

Учитывая особые обстоятельства, а также констатацию нарушения положений Конвенции в отношении заявителей (см. выше пункт 43), Европейский Суд признает, что жалобы на отсутствие эффективного внутригосударственного средства правовой защиты являются приемлемыми и не считает необходимым рассматривать их отдельно в рамках положений ст. 13 Конвенции.

 IV. ОТНОСИТЕЛЬНО ДРУГИХ ПРЕДПОЛАГАЕМЫХ

НАРУШЕНИЙ

Некоторые заявители жалуются, что суды изменили или уточнили свои решения о предоставлении жилья. Они считают себя пострадавшими от результатов этих изменений или уточнений и ссылаются в этой связи на статьи 6 и 13 Конвенции и статью 1 Протокола № 1. Некоторые другие заявители также жалуются на нарушение их прав, закрепленных в статьях 3 и 8 Конвенции.

Учитывая все имеющиеся в его распоряжении факты, в той мере, в какой он обладает юрисдикцией для рассмотрения данных жалоб, Суд не находит явного нарушения приведенных положений.

5 2. Отсюда следует, что данные жалобы являются явно необоснованными и должны быть отклонены в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

V. ОТНОСИТЕЛЬНО ПРИМЕНЕНИЯ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

В соответствии со статьей 41 Конвенции,

«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне. »

 А. Материальный ущерб

Заявители требовали различные суммы (см. Приложение № 2) в качестве компенсации понесенного материального ущерба. Требуемые суммы рассчитаны, в частности, следующим образом: суммы, равные стоимости непредоставленного жилья или недостающей стоимости предоставленных помещений, или также расходы на ремонт, аренду, коммунальные платежи. Некоторые заявители настаивают на исполнении вынесенных в их пользу судебных решений.

Власти оспорили эти требования.

Суд отметил, что исполнительное производство, по всей видимости, еще не завершено по делу Валешного, Шевелева, Кокоева, Арькова, Лымарева, Никитина, Подборного, Савчук, Демчук, Пермякова, Федорова, Шмаковой и Забоева, и что эти заявители настаивают по существу на исполнении судебных решений. Однако когда Суд устанавливает нарушение статьи 6 Конвенции, он считает, что, в принципе, наиболее подходящим возмещением будет являться создание для заявителя условий, как можно более приближенных к тем, в которых он бы находился, если бы не было нарушения требований этого положения (см. «Пожахирина против России», № 25964/02, § 33, 24 февраля 2005 года). Таким образом, Суд считает, что государство-ответчик должно обеспечить путем принятия соответствующих мер исполнение судебных решений, вынесенных в пользу Валешного, Шевелева, Кокоева, Арькова, Лымарева, Никитина, Подборного, Савчук, Демчук, Пермякова, Федорова, Шмаковой и Забоева.

В случае других заявителей Суд не установил причинно-следственной связи между предполагаемым материальным ущербом в той мере, в какой он заявлен, и выявленным нарушением. В частности, в отношении требования о возмещении арендной платы, Суд считает, что заявители не смогли обосновать существенность этих расходов, не показали важность какой-либо разницы между арендной платой, которая была зафиксирована на случай прекращения аренды, и предположительно выплаченной ими платой за другое жилье. Таким образом, Суд отклоняет эти требования.

Моральный вред

 Заявители требуют разные суммы в отношении причиненного им морального вреда (см. Приложение № 2).

Власти Российской Федерации считают данные требования чрезмерными.

Суд признает, что заявители должны были испытывать душевные страдания и чувство разочарования в связи с задержками исполнения вынесенных в их пользу судебных решений. Принимая решение на справедливой основе, в частности, с учетом различных задержек в исполнении судебных решений, а также с учетом важности данного судебного разбирательства для заявителей, Суд присуждает суммы, указанные в столбце «Присужденная справедливая компенсация» Приложения № 2.

Судебные расходы и издержки

Заявители также требуют денежные суммы в возмещение расходов и издержек, понесенных в национальных судах и в Европейском Суде (см. Приложение № 2).

Власти Российской Федерации частично оспорили эти требования.

В соответствии с прецедентной практикой Суда заявитель может получить возмещение своих судебных расходов и издержек только в той мере, в которой будет доказано, что они являлись реальными, необходимыми и разумными по своему размеру. С учетом находящихся в распоряжении Суда документов и вышеупомянутых критериев, Суд считает разумным присудить суммы, указанные в столбце «Присужденная справедливая компенсация» Приложения № 2.

Процентная ставка при просрочке платежей

Суд считает, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.

 НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО:

 1. Решил объединить жалобы в одно производство;

Постановил, что наследницы Рекунова, Скрипченкова и Терентьевой вправе продолжить данное судебное разбирательство;

Признал приемлемыми жалобы в части, касающейся претензий всех заявителей, кроме Татьяны Суворовой и Натальи Суворовой, в отношении задержек исполнения судебных решений и отсутствия эффективного внутреннего средства правовой защиты, а остальную часть жалобы — неприемлемой;

Постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола № 1;

Постановил, что нет необходимости в отдельном рассмотрении жалоб на отсутствие эффективного средства правовой защиты по статье 13 Конвенции;

Постановил,  что государство-ответчик должно, в течение трех месяцев с даты, когда постановление станет окончательным, в соответствии с п. 2 ст. 44 Конвенции обеспечить путем принятия соответствующих мер исполнение судебных решений, вынесенных в пользу Валешного (жалоба № 41955/08), Шевелева (жалоба № 19650/07), Кокоева (жалоба № 21952/07), Арькова (жалоба № 33073/07), Лымарева (жалоба № 33073/07), Никитина (жалоба № 33073/07), Подборного (жалоба № 33073/07), Савчука (жалоба № 33073/07), Демчука (жалоба № 38214/07), Пермякова (жалоба № 14752/08), Федорова (жалоба № 19776/08), Шмаковой (жалоба № 45832/08) и Забоева (жалоба № 6009/09);

что государство-ответчик обязано выплатить заявителям в течение трех месяцев со дня вступления постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции следующие суммы:

 Золотаревой (жалоба № 14667/05): 7 200 евро (семь тысяч двести евро) в возмещение морального вреда;

Василевской (жалоба № 8046/05): 7 200 евро (семь тысяч двести евро) в возмещение морального вреда;

Сергею Журавлеву (жалоба № 18801/05): 2 400 евро (две тысячи четыреста евро) в возмещение морального вреда и 500 евро (пятьсот евро) в возмещение судебных расходов и издержек;

Скрипченкову в лице его правопреемника Скрипченковой (жалоба № 22673/05): 4 200 евро (четыре тысячи двести евро) в возмещение морального вреда;

Лобзову (жалоба № 22673/05): 2 400 евро (две тысячи четыреста евро) в возмещение морального вреда и 500 евро (пятьсот евро) в возмещение судебных расходов и издержек;

Чеботареву (жалоба № 35094/05): 7 200 евро (семь тысяч двести евро) в возмещение морального вреда и 50 евро (пятьдесят евро) в возмещение судебных расходов и издержек;

 Кондратьеву (жалоба № 41741/05): 7 200 евро (семь тысяч двести евро) в возмещение морального вреда;

Валентному (жалоба № 41955/05): 7 200 евро (семь тысяч двести евро) в возмещение морального вреда;

Ковалевой (жалоба № 12594/06): 4 200 евро (четыре тысячи двести евро) в возмещение морального вреда и 150 евро (сто пятьдесят евро) в возмещение судебных расходов и издержек;

 Лаптеву (жалоба № 24148/06): 1 800 евро (тысяча восемьсот евро) в возмещение морального вреда;

Арсениной (жалоба № 25030/06): 6 000 евро (шесть тысяч евро) в возмещение морального вреда и 500 евро (пятьсот евро) в возмещение судебных расходов и издержек;

 Носовой (жалоба № 29207/06): 3 000 евро (три тысячи евро) в возмещение морального вреда;

Алифанову (жалоба № 35527/06): 7 200 евро (семь тысяч двести евро) в возмещение морального вреда;

Бабич (жалоба № 36526/06): 3 000 евро (три тысячи евро) в возмещение морального вреда;

Гомзякову (жалоба № 36722/06): 7 200 евро (семь тысяч двести евро) в возмещение морального вреда и 50 евро (пятьдесят евро) в возмещение судебных расходов и издержек;

Мамчинскому (жалоба № 40478/06): 3 000 евро (три тысячи евро) в возмещение морального вреда и 500 евро (пятьсот евро) в возмещение судебных расходов и издержек;

 Сергею Суворову (жалоба № 42952/06): 7 200 евро (семь тысяч двести евро) в возмещение морального вреда и 200 евро (двести евро) в возмещение судебных расходов и издержек;

Валерию Журавлеву (жалоба № 42976/06): 500 евро (пятьсот евро) в возмещение судебных расходов и издержек;

xix)    Шпаку (жалоба № 43721/06): 500 евро (пятьсот евро) в
возмещение судебных расходов и издержек;

Битюкову (жалоба № 45039/06): 3 600 евро (три тысячи шестьсот евро) в возмещение морального вреда;

Новосаду (жалоба № 2406/07): 3 600 евро (три тысячи шестьсот евро) в возмещение морального вреда;

xxii)   Адееву (жалоба № 3459/07): 7 200 евро (семь тысяч
двести евро) в возмещение морального вреда;

Рекунову в лице его правопреемников Бреус и Усаниной (жалоба № 5670/07): 3 ООО евро (три тысячи евро) совместно в возмещение морального вреда;

Литвиненко (жалоба № 13462/07): 4 000 евро (четыре тысячи евро) в возмещение морального вреда и 100 евро (сто евро) в возмещение судебных расходов и издержек;

Ульныровой (жалоба № 18996/07): 7 200 евро (семь тысяч двести евро) в возмещение морального вреда;

Шевелеву (жалоба № 19650/07): 7 200 евро (семь тысяч двести евро) в возмещение морального вреда;

Кокоеву (жалоба № 21952/07): 5 000 евро (пять тысяч евро) в возмещение морального вреда;

Жмурину (жалоба № 21959/07): 6 000 евро (шесть тысяч евро) в возмещение морального вреда;

Коротковой (жалоба № 25299/07): 6 000 евро (шесть тысяч евро) в возмещение морального вреда и 500 евро (пятьсот евро) в возмещение судебных расходов и издержек;

Арькову (жалоба № 33073/07): 3 500 евро (три тысячи пятьсот евро) в возмещение морального вреда и 300 евро (триста евро) в возмещение судебных расходов и издержек;

Лымареву (жалоба № 33073/07): 3 500 евро (три тысячи пятьсот евро) в возмещение морального вреда и 300 евро (триста евро) в возмещение судебных расходов и издержек;

 Никитину (жалоба № 33073/07): 3 500 евро (три тысячи пятьсот евро) в возмещение морального вреда и 300 евро (триста евро) в возмещение судебных расходов и издержек;

Подборному (жалоба № 33073/07): 3 500 евро (три тысячи пятьсот евро) в возмещение морального вреда и 300 евро (триста евро) в возмещение судебных расходов и издержек;

Савчуку (жалоба № 33073/07): 3 500 евро (три тысячи пятьсот евро) в возмещение морального вреда и 300 евро (триста евро) в возмещение судебных расходов и издержек;

Демчуку (жалоба № 38214/07): 3 500 евро (три тысячи пятьсот евро) в возмещение морального вреда и 300 евро (триста евро) в возмещение судебных расходов и издержек;

Корзухиной (жалоба № 39434/07): 6 000 евро (шесть тысяч евро) в возмещение морального вреда;

 Смирнову (жалоба № 51385/07): 3 000 евро (три тысячи евро) в возмещение морального вреда;

Терентьевой в лице ее правопреемника Цареградской (жалоба № 55274/07): 3 000 евро (три тысячи евро) в возмещение морального вреда;

 Пермякову (жалоба № 14752/08): 7 200 евро (семь тысяч

двести евро) в возмещение морального вреда;

 Панфилову (жалоба № 17050/08): 7 200 евро (семь тысяч

двести евро) в возмещение морального вреда;

 Федорову (жалоба № 19776/08): 7 200 евро (семь тысяч

двести евро) в возмещение морального вреда;

 Березиной (жалоба № 29608/08): 6 000 евро (шесть тысяч

евро) в возмещение морального вреда и 500 евро (пятьсот евро)

в возмещение судебных расходов и издержек;

 Носачевой (жалоба № 36283/08): 6 000 евро (тесть тысяч

евро) в возмещение морального вреда;

 Шмаковой (жалоба № 45832/08): 6 000 евро (шесть тысяч евро) в возмещение морального вреда;

 Забоеву (жалоба № 6009/09): 7 200 евро (семь тысяч двести евро) в возмещение морального вреда и 500 евро (пятьсот евро) в возмещение судебных расходов и издержек;

 подлежащие переводу в российские рубли по курсу на день выплаты, плюс сумму любого налога, который может быть взыскан с заявителей;

с) что по истечении вышеупомянутого срока и до момента выплаты на указанные суммы должны начисляться простые проценты в размере предельной кредитной ставки Европейского центрального банка, действующей в течение данного периода, плюс три процента;

 7. Отклонил остальные требования о справедливой компенсации.

 Совершено на французском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменной форме 12 апреля 2011 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Европейского Суда.

Сорен Нильсен, Секретарь Секции Суда

Нина Вайич, Председатель Палаты


опубликовано 03.09.2014 11:30 (МСК), изменено 03.09.2014 11:55 (МСК)

 

Сайт Президента Рф
Сайт Конституционного Суда РФ
Сайт Верховного Суда РФ
Официальный интернет-портал правовой информации




Сведения о размере и порядке уплаты государственной пошлины
Сервис для подачи жалоб и заявлений в электронном виде


Часы работы суда:
понедельник-четверг: 8.30-17.15
пятница: 8.30-17.00
суббота, воскресенье: выходной
перерыв: 13.00-13.45
 

Главный корпус
355002, г. Ставрополь,
ул. Лермонтова, 183
Тел.: (8652) 23-29-00
Факс: (8652) 23-29-32
e-mail: krai@stavsud.ru

Помещения
Ставропольского краевого суда
в здании "Дворец правосудия"
355035, г.Ставрополь,
ул. Дзержинского, 235
Тел./факс: (8652) 35-36-41

Апелляционная коллегия
по гражданским делам
Ставропольского краевого суда
355004, г. Ставрополь,
ул. Осипенко, 10а
Тел./факс: (8652) 23-50-58

Здание
Ставропольского краевого суда
в г. Пятигорске
357500, Ставропольский край
г. Пятигорск,
ул. Лермонтова, 9
Тел./факс: (8793) 33-94-73